планета Поэтян и РасскаЖителей

Рассказы и Истории
«СТУК И КРИК»
B. Braslavsky

Логин:
  
Пароль:

СТУК И КРИК

Стук. Громкий, агрессивный, напористый. Стук сердца, стук мира в дверь разума. Хрупкая его дверь заперта на ещё более хрупкий засов, который уже трещит и вот-вот сломается, будучи не в состоянии выдержать этот натиск. Стук сотен рук врывается внутрь, опережая всех тех, кто породил его своей неутолимой жаждой беспрестанной экспансии. Они пробили все стены, выломали все двери, разрушили всю самобытную, первозданную прелесть и красоту пространств, что были за этими дверьми и стенами, утвердив там свои дикие варварские законы и принципы. И вот теперь они рвутся сюда. Сюда, в этот тщательно и трепетно оберегаемый мной клочок общемирового Сознания, которое, будучи жестоко изнасилованным этой варварской оккупацией стенает и вопиет, и молит сохранить нетронутым, не осквернённым псевдосоциальным, гиперсексуальным и плотско-рациональным зловонием хотя бы какою-нибудь, ничтожно малую свою составляющую. Может быть для истории, а может быть и для последующего своего возрождения. Но они стучат. Стучат всё громче и громче, всё сильней и сильней. Всё наглее и злее. И хотя они ещё там, по ту сторону этой хрупкой двери, но их стук,- предвестник страданий, уже здесь. И они в нём. Он наполняет своими агрессивными вибрациями всё моё существо, проникая решительно во все, даже самые глубинные его части. И деться и спрятаться от него некуда, решительно некуда, ибо он повсюду в этом слишком небольшом для того, чтобы поглотить и растворить его в себе пространстве. Скорее это он поглощает это пространство, растворяя его в своих милитаристских вибрациях, и даже не растворяя, а превращая его в них. Я в панике. Нужно срочно что-то предпринять, но я не могу. Более того, я даже не знаю что. Что здесь можно сделать, чем остановить этот штурм? Плохой из меня вышел хранитель. Лихорадочное броуновское движение мыслей. Всё. Треснул засов. Дверь слетела с петель. Всё замерло, как в замедленной съемке. Всё, кроме моего ума. Скорость мышления осталась прежней. И вот, наконец, я увидел их. Мелкие, жалкие, похотливые, истекающие слюной уродливые карлики. Их и без того страшные и уродливые лица искажены гримасами гнева, похоти и алчности. Впечатление такое, что они вышли из какого-то самого отвратительного из адов, и теперь насаждают его порядки всюду, где бы ни появились. Их руки и ноги скованы тяжёлыми золотыми цепями, однако достаточно длинными для того, чтобы не стеснять их движения. Но самое жуткое – это их глаза. Налитые кровью, полупьяные, вылупленные и остекленевшие. Глаза, в которых не усматривается ни одной мысли, а лишь страсти, вожделения и безудержное стремление сломать любые двери, попрать всё и вся ради того, чтобы беспрестанно и неустанно совершать жертвоприношения этим ментальным идолам. Это жрецы, служители храмов насилия, растления и духовного мрака. И вот сейчас они одержимы желанием превратить в такой храм этот маленький кусочек пространства, а меня сделать одним из его служителей, таким же страшным и отвратительным, как они сами, одним из них. Нет! Нет! Я не хочу этого! Всё что угодно, но только не это! Пускай пытают, пускай издеваются, пускай убивают, но только пусть не меняют! Я хочу умереть Человеком! Но что я могу поделать? Ведь их множество. Как защититься? Паника, ужас, истерика. Замедление кончилось, теперь всё ускорилось. Лица, лица, ужасные, свирепые, безобразные лица меняются и мелькают как в каком-то адском калейдоскопе, складываясь в непостижимые узоры инфернальной мозаики. Наверное, это конец. Бросаюсь в угол, единственный, не занятый ещё этими существами. Обхватываю голову руками и почти кожей ощущаю исходящее от этих злобных коротышек зловоние. Бешено стучит кровь в висках. «Во-о-о-он!». Этот крик вырвался из моих лёгких самопроизвольно, спонтанно и настолько внезапно, что это вызвало у меня невольное удивление. Казалось, что он исходил из самых глубоких недр моего существа и, проходя через ум, разум, эго и чувства вырывался наружу, заполняя собой всё окружающее пространство, точно также как несколько мгновений назад это делал доведший меня до истерики стук карликов. «Во-о-о-он!». Дубль два. И тут я заметил, что карлики отступили. Отступили и замерли в недоумении. Гримасы же на их лицах сменились гримасою страха. «Во-о-о-он!» - третий раз, что было мочи, проорал я, и увидел, как всё это инфернальное воинство обратилось в бегство. Стремительное, паническое и трусливое бегство, а вибрации моего крика преследовали их и, подобно хлысту, подстёгивали. Всё, комната свободна. Но меня не покидает тревога. Что если они вернутся? Вернутся с новыми силами и опытом? Я должен к этому подготовиться. Долой двери и засовы! Отныне только стены! Кирпичные, каменные, железобетонные, какие угодно, лишь бы прочные, непреступные. Замуровать проём! Замуровать. Задохнусь? Пускай, зато останусь собой. Молча, трясущимися руками беру раствор и начинаю укладывать камни.


Добавить в альбом

Голосовать

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

Обсуждения и отзывы

Туры в Хорватию и Черногорию

18+
Продолжая пользоваться сайтом вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и использование файлов cookie.
Ознакомиться с нашими соглашением об обработке персональных дпнных можно здесь, с соглашением об использовании файлов cookies здесь.
© «МегаСлово» 2007-2017
Авторские материалы, опубликованные на сайте megaslovo.ru («МегаСлово»), не могут быть использованы в других печатных, электронных и любых прочих изданиях без согласия авторов, указания источника информации и ссылок на megaslovo.ru.
Разработка сайта Берсень ™