планета Поэтян и РасскаЖителей

Рассказы и повести
«Рассказ ГИВИ»
Бобылев Сергей Викторович

Логин:
  
Пароль:

Рассказ ГИВИ

Г И В И

Он шел по ровной городской дороге. И вдруг споткнулся, едва не упав. Под ногами оказался непонятный предмет. Гиви посмотрел на этот предмет. Сразу перед глазами мужчины все исчезло.
Тут же Гиви оказался в родном селе. Запах жженых листьев, пение петухов — все напоминало о детстве, которое, как сладкий сон, пролетело быстро. На данный момент ему было уже тридцать лет.
В душе он вдруг затосковал. Незнакомое ранее чувство тревоги охватило все его тело. Он чуть не заплакал…
Гиви проснулся. Сегодня ему нужно идти на работу. Он подтянулся и, вспомнив, что ему вновь предстоит пережить, с неохотой поднялся с постели.
Мысль о предстоящем дне не давала ему покоя. Он брился, смотрясь в зеркало, все больше и больше злясь на себя. «Неужели это — я, — думал он, — и красивый, и веселый, а у меня большинство невезений в личной жизни происходит из-за одного человека»... Пару-другую раз Гиви даже поранился. Он пытался забыть о неприятном ему человеке, но всякий раз ранил себя снова и снова. Уж очень тот неприятель вошел в его сознание, или вернее сказать, в подсознание.
Гиви вышел из дому. Настроение было очень неприятным. Он шел, задумавшись, глядя себе под ноги.
— Привет, Гиви, ты что, машину купил? — вдруг, словно гром среди ясного неба, услышал он слова.
Гиви неторопливо поднял голову.
— А, привет, Жень, — сказал он, через силу улыбаясь. Он немного повеселел после этого и добавил: — Ты куда это так спешишь, на работу, что ли?
— Да! А ты, можно подумать, на праздник.
— Так оно и есть, — с улыбкой, но с едва заметным вздохом ответил Гиви.
— Ну, давай, счастливо тебе повеселиться, — в шутку говорил Евгений.
— И тебе желаю того же, — отвечал Гиви.
Он пошел дальше. С каждым шагом его прежнее угнетающее настроение возвращалось к нему.
Гиви сел в маршрутное такси, полностью потеряв себя. В голову ему приходили исключительно плохие мысли, которые он постоянно пытался отогнать, но они, словно назойливые мухи, снова и снова прилипали к нему.
Не раз Гиви заговаривал со своими знакомыми, то шутя, то смеясь, то вновь чему-то печалясь, в результате чего окружающие воспринимали его немного странным.
Он прошел проходную, назвав номер своего пропуска. При этом он был веселым, и никто не мог знать о том, что скрывается за этой маской, которая была неизбежной в данном случае.

* * *

СОБЫТИЯ, ПРОИСХОДЯЩИЕ ЗА ОДИННАДЦАТЬ ЛЕТ ДО ОПИСЫВАЕМЫХ СОБЫТИЙ.

Гиви благополучно окончил школу и через год пошел учиться в техникум на электрика. Год после окончания школы Гиви работал разнорабочим на току в селе, где проживал.
Познав тяжелую долю рабочего, он начал подумывать над тем, куда идти учиться дальше. И он решил пойти учиться в техникум на электронщика, благополучно сдав вступительные экзамены. Он выбрал работу не наугад: электрика и электроника начали привлекать его еще с раннего детства. Еще тогда Гиви проделывал различные опыты с радиоэлектронными приборами, паял схемы, занимался ремонтом теле-радиоаппаратуры.
— С дипломом тебе любые дороги открыты, — не раз говорила Гиви его мама Александра.
— Можешь даже стать мастером или энергетиком где-нибудь на производстве, — добавлял отец Ярослав.
Через год в техникум поступил человек, с которым Гиви впоследствии предстояло работать, и снова, человек с двойным лицом: с одной стороны, он являлся другом Гиви, а с другой, — его злейшим врагом, отравляющим всю его жизнь, действующим в основном исподтишка. Звали этого друга Икар.
Икар был одногодком Гиви. Он поступил в техникум  после окончания полных десяти классов средней школы. Ему предстояло учиться в техникуме три года, в то время как Гиви требовалось четыре года, чтоб окончить техникум.
Гиви и Икар проживали в одном селе, название которому Сурь. Икар переехал жить в Сурь шесть лет назад со своей семьей. До этого они жили в России.
Поначалу отношения Гиви и Икара складывались вполне нормально. Но затем постепенно Икар начал насмехаться над своим товарищем. Склад характера Икара требовал того, чтоб унижать кого-нибудь, быть выше. Хоть так и не было на самом деле, этот человек старался преподнести другим картину именно таким образом. Гиви как раз идеально подходил для таких манипуляций. Он имел не сильный, нерешительный характер, что было как раз на руку таким людям, каким являлся Икар.
Все насмешки над собой Гиви терпел, бесясь лишь внутри, снаружи, внешне оставаясь постоянным, даже иногда посмеиваясь. Но тонкое чутье подсказывало Икару, что Гиви очень нервничает, и ему это очень нравилось.  
Как-то в руки Гиви попала статья об энергоинформационных вампирах. Эти люди старались любыми путями вывести человека из себя: то есть вызывать к себе злобу. Также они пытались вызвать к себе сострадание. А сами при этом беспрепятственно поглощали энергию своей жертвы. Гиви понимал, что именно таким человеком и является его друг. Но ничего с этим поделать было нельзя: контакты Гиви и Икара были просто неизбежными.
Причем в их отношениях была одна особенность: Икар наедине с Гиви вел себя вполне нормально, часто доверяя ему свои тайны, иногда, как бывает у хороших друзей, советуясь с ним.
Но стоило появиться кому-то третьему, не говоря уже о большем количестве окружающих, как Икар словно перевоплощался: он называл Гиви рыжим, а не по имени (у Гиви действительно цвет волос был рыжеватым, каштановым). В его обращении с Гиви внезапно появлялась неприятная резкость, нецензурные слова, очень частыми бывали различные унижения.  
Иногда, когда заканчивалось терпение, Гиви отвечал Икару подобным. Но такие случаи были очень редкими. Икару очень нравилось, когда он доставал Гиви. Имея ранимое сердце, каждое слово Гиви воспринимал очень близко. А выведя друга из себя, Икар превращал Гиви в нелепого щенка, который тыкается везде, не зная, что ему делать. Он напрочь выбивал Гиви из колеи, в результате чего тот становился кем-то наподобие зомби, что очень и очень нравилось Икару.
Он этим еще больше доказывал друзьям, что Гиви, мягко говоря, несовершенен. В нормальном же состоянии Гиви был очень добрым, веселым, общительным, словом, нормальным человеком.
Конечно, Гиви не мог не поделиться с домашними своей болью. Родители не раз пытались поговорить с Икаром, но Гиви всякий раз отговаривал их.
— Ну и не рассказывай тогда ничего, — в сердцах бросала мать. — Не травмируй мою душу!
— А представь, каково мне, — говорил тогда Гиви и уходил в другую комнату.
Гиви не жаловался. Он просто изливал наболевшее на душе.
Все равно беседы с Икаром со стороны родителей Гиви были. Тогда Икар, высказав Гиви свое мнение, мол, ты хочешь меня запугать, но не тут то было, однако несколько дней вел себя тихо. Но затем постепенно все входило в свою колею. Икар был трусоват.

* * *

Итак, вернемся к предыдущим событиям, разворачивающимся в нашем рассказе, имеющем реальную основу. Все события здесь не вымышлены. Вымышленными остались лишь имена, названия населенных пунктов.
Гиви прошел проходную. Работал он по специальности — электронщиком на одном частном предприятии. Работал он все с тем же Икаром, с которым уже знаком читатель.
Мы сейчас немного отступим. После окончания техникума Гиви и Икар пошли работать простыми электриками в совхоз, находящийся в селе, где они проживали. Затем друзья перешли работать по своей специальности в город, на один из заводов. В общем, судьба постоянно сводила Гиви с Икаром.
Икар не раз приходил к Гиви домой как настоящий друг. Они мило беседовали. Икар доверял Гиви свои тайны, часто спрашивал, как ему лучше поступить в той или иной ситуации. И Гиви, хотя и с большой неохотой, но общался с этим человеком. Ему некуда было деваться. Имея слабый характер, он не мог высказать ничего своему «другу». Кроме этого, они ведь оставались сотрудниками.
С другими же Икар старался быть деловым. Он на повышенных тонах и на «ты» говорил со всеми, кроме, конечно, начальника цеха. Это многим нравилось, так как внешне он казался бесстрашным парнем, которому все по плечу и который ничего не боится. А Гиви был тихим и скромным. Игра слов и жестов помогала Икару всегда оставаться на высоте. С Гиви наедине он был простым и даже чересчур спокойным.  
И в совхозе, и на заводе Гиви из-за влияния Икара занимал низкое положение. Электронщиком он был хорошим. Но Икар все преподносил так, что он выполняет всю работу, а Гиви только наблюдает. Хотя часто основную часть работы выполнял Гиви. Огромные двигатели на установки, что часто приходилось делать кроме основной работы по электронике, Гиви часто устанавливал самостоятельно, хоть и с трудом, а остальные члены бригады наблюдали за этим, смеясь. Больше всех, конечно, смеялся и радовался Икар.
Однажды Гиви ремонтировал токарный станок. А Икар стоял рядом. Практически все уже было готово. И вот мимо проходит начальник цеха.
— Гиви, ты там смотри, ничего не перепутай! — вдруг сказал он с плохо скрываемым ехидством.
— Да я знаю, что делать, — отвечал Гиви, не видя, что начальник проходит мимо.
— Знаю я тебя, — многозначительно произнес Икар, после чего глубоко и шумно вздохнул для большей значимости и убедительности своих слов.
Таких и подобных случаев было множество. За глазами Икар рисовал Гиви… Читатель, наверняка, догадался, в каком образе. И вот, в конце концов, однажды начальник вызывает Гиви к себе.
— Гиви, почему я вызвал тебя к себе? — спросил Анатолий Викторович. И сразу же сам себе ответил: — Извини, Гиви, но на работе с тебя все равно толку мало. Сейчас поедем ко мне на дачу. Мне там нужно кое-что сделать.  
— Ну, нужно, так нужно, — с улыбкой ответил Гиви, а у самого сердце екнуло. Когда он выходил из кабинета начальника, земля уходила у него из-под ног. Он, конечно, сразу понял, в чем здесь дело. В голове часто проскальзывало имя: Икар. С какими словами это имя было связано, догадаться нетрудно.
На даче Гиви вскапывал начальнику огород, красил заборы, выполнял другую работу. Ему в душе было очень больно. Так продолжалось около недели.
Вскоре после этого случая Гиви уволился с завода и пошел работать на частную фирму. К великому его счастью, Икара рядом не было. На этой фирме Гиви пользовался большим уважением, его оценили его за высокое мастерство. Никто его не оскорблял и не унижал. А это было самым главным в жизни этого человека.
Но вот на фирме по прошествии двух лет заметно понизили зарплату, и Гиви ушел на другую частную фирму. Энергетик этой фирмы сразу заметил слабинки в характере новичка, которые практически сразу бросались в глаза, и начал давить на них.
Во время очередной встречи Икара и Гиви, Гиви поведал ему свою историю. Икар начал звать Гиви туда, где работает он.  
С тех пор как они работали вместе, уже прошло шесть лет. Кроме того, Икар женился. Гиви подумал, что за такой срок да после такого не малозначительного события в жизни, его друг изменился. И Гиви начал было подумывать над тем, чтобы последовать совету друга. Он верил, что черная полоса в жизни не может быть бесконечной.
— Да ты что? — говорила ему дома мать Александра, когда он сказал родителям об этом. — Ты забыл, что там, где Икар, тебе покоя не будет! Ты забыл, сколько он тебе гадостей сделал. Ты снова хочешь быть чмом? Ну иди, дело твое. И не говори, что я тебя не предупреждала!
— Но, мама, он ведь повзрослел и, как всякий нормальный человек, за такое время должен был измениться, — и дальше Гиви рассказал о том, о чем мы писали выше.
— Если человек — мразь, он таким и останется. Поверь мне. Я побольше твоего прожила и поэтому лучше разбираюсь в людях.
— Почему, пусть попробует, — вмешался в разговор отец Ярослав. — Люди действительно способны меняться.
— Способны, — отвечала Александра, — но не такие, как этот.
— Возможно, — отвечал отец. — Ну что ж, пускай сам думает. Ему виднее.
— Подумаю, — отвечал тогда Гиви.
В течение полугода Гиви думал, идти или не идти ему работать вместе с Икаром. И вот он принял решение.
— Пойду, — сказал он однажды дома.
— Ну что ж, раз ты так решил, значит, иди, — отвечали ему родители.
Гиви пошел работать вместе с Икаром. Коллектив на новом месте был хороший, что очень нравилось мужчине. Доброжелательными, не высокомерными людьми оказались здесь главный энергетик и мастер. И Икар относился хорошо. Гиви сначала, как говорят, притерся к коллективу. Здесь его начали уважать и сразу оценили, как специалиста, да и как человека тоже. Ведь Гиви был скромен и безобиден.
Но хорошему отношению со стороны Икара Гиви рано обрадовался. Икар начал действовать постепенно, и в течение трех месяцев его отношение к Гиви перед другими стало прежним, как было раньше. В этом смысле Икар выглядел, как психолог: он постепенно валил с ног своего так называемого противника.
Но практически все члены коллектива не изменили отношения к новому работнику, зная натуру Икара, который, как все уже знали, любил показуху, любил обращать на себя внимание, чернить или унижать  других.
У Икара была удивительная способность. Он умел навязывать людям свое мнение. Он ни о ком никогда не отзывался хорошо. А плохое с одной толики умел раздуть до невероятных размеров, и у него это хорошо получалось.
Гиви начал догадываться, что Икар позвал Гиви работать с ним только для того, чтоб было над кем издеваться. Может, так оно и было. Не нам судить.
Один из работников участка, Влад, был хорошим другом Икара. Постепенно он стал относиться к Гиви пренебрежительно. Нет, он ценил его как специалиста, так как за непродолжительное время работы Гиви сумел показать себя с лучшей стороны. Но как человека он не уважал Гиви. И это снова же было с подачки Икара.
Гиви и в самом деле выглядел в глазах других иногда каким-то особенным. А кто из нас иногда не бывает загадочным? Как говорится, во всем мире нет ни одной одинаковой песчинки. Вот так и люди: каждый из неповторим по своей природе. И то, что понятно одному, может казаться непонятным или даже нелепым другому. А умение понимать любого человека дано далеко не каждому, не превознося при этом самого себя…
Гиви отлично улавливал флюиды неуважения. Вообще, у него была удивительная способность чувствовать людей, их отношение к себе. Достаточно было одного слова, взгляда, и Гиви уже знал, как относится к нему тот или другой человек и что он о нем думает.
Если Гиви чувствовал, что человек относится к нему не совсем доброжелательно, у него пропадало настроение, работоспособность резко падала. Он начинал замыкаться в себе.  
Напротив, общаясь или работая с человеком, с которым он чувствовал себя легко, его душа пела, он был активен, общителен, целеустремлен.
Этими чертами его характера и пользовался Икар. Одним словом, он мог сломить Гиви, и тот в самом деле выглядел нелепым.
Как-то на работу устроился младший брат Гиви, Ариф. Почти сразу же некоторые члены коллектива начали рассказывать Арифу, что Икар обрисовывает Гиви как человека не от мира сего, как нелепое создание и в разное другое том же духе.
Вскоре в коллективе появилось еще два новых работника. Один из них был другом Икара. Образовалась, как говорил Гиви своим хорошим друзьям, которых у него не много, секта против него.
Итак, четыре человека начали издеваться над ним. Но не всегда. Всегда издевался Икар, адресуя Гиви различные пошлости, оскорбления, унижения. В общем, юмор Икара в отношении Гиви всегда был черным. Все шутки и слова Икара в адрес Гиви всегда несли оттенок унижения. Икар всегда хотел быть выше кого-то. А Гиви, как нельзя лучше подходил для этой цели.
Когда на работе находился Икар, Гиви постоянно чувствовал сильное моральное напряжение, зная, что в любую секунду его «друг» готов выкинуть в его сторону гнусную, подлую, пошлую, унижающую шутку. Он при любом удобном случае использовал слабости Гиви.
Остальные же наиболее приближенные к Икару люди, о которых только что говорилось, наиболее проявляли свою активность во время праздничных застолий, когда были во хмелю. Запальную искру при этом всегда давал Икар, а остальные после этого разжигали целый костер…
В конце концов, Икар и его приближенные довели Гиви до такого состояния, что у него на лице начались нервные тики. Он стал очень беспокойным и нервным, что не могли не заметить домашние Гиви. Любая мелочь его раздражала. А своей раздраженностью он раздражал домашних.
Да и на работе некоторые из друзей Икара не раз подчеркивали, что Гиви очень нервный человек, как будто специально, для того чтоб осуществить на него еще большее моральное давление…
При разговорах, особенно с Икаром и его близкими друзьями, которые одновременно являлись тайными злейшими врагами Гиви, у того начинали подергиваться щеки, прищуривался и подмигивал правый глаз…
Дома начали поговаривать о том, что Гиви надо немедленно стоит искать иную работу, так как Икар ему уже отравил четверть жизни. А в таком состоянии можно натворить невесть что, да и девушки от такого человека будут отворачиваться…
2005 год

Рассказ взят из жизни


Добавить в альбом

Голосовать

(Нет голосов)

Обсуждения и отзывы

Туры в Хорватию и Черногорию

18+
Продолжая пользоваться сайтом вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и использование файлов cookie.
Ознакомиться с нашими соглашением об обработке персональных дпнных можно здесь, с соглашением об использовании файлов cookies здесь.
© «МегаСлово» 2007-2017
Авторские материалы, опубликованные на сайте megaslovo.ru («МегаСлово»), не могут быть использованы в других печатных, электронных и любых прочих изданиях без согласия авторов, указания источника информации и ссылок на megaslovo.ru.
Разработка сайта Берсень ™