планета Поэтян и РасскаЖителей

Рассказы и Истории,Проза,Пробы и Опыты,Прозаические опыты,Детективы
«Я, Я, ОН»
Дмитрова Светлана В.

Логин:
  
Пароль:



Я, Я, ОН

Я прождал его до полуночи. Сначала мутные сумерки очень медленно вползали сквозь западное окно. Затем всё быстрее, пока всю квартиру не захлестнула чёрная вязкая пелена.
  На юге темнеет сразу и неотвратимо. Особенно это заметно на фоне моря. Сначала солнце нежным бархатом касается кромки моря, затем топит свой край, как девица подол в реке, краснеет, словно бы засмущавшись, и от внезапного своего смущения, будто желая поскорее скрыться, резко падает за край - где, верится, ждут его покои с мягкими перинами - с тем, чтобы выплакать свой стыд и вернуться наутро со слегка припухшими глазами, но подрумяненным — во всей красе. Моё солнце закатилось уже давно и не казало свой край ни на йоту.
  Зимой темнеет рано, но до сих пор я не зажигал света. Тусклое свечение монитора робко обрисовывало во тьме грани знакомых предметов, кажущихся фантомами. Глаза зебры, похоже, спали — не разглядеть в плюшевых складках и полосках; вот так она и жизнь: спит до поры, но от внезапной вспышки света начинает таращить на тебя глаза, не понимая, где находится и зачем разбудили, необходима ей встряска, чтобы проснуться. Тонкая талия лампы под абажуром выглядит ещё тоньше — вот-вот переломится.
  Я выключил звук в колонках и с тяжёлым вздохом, не раздеваясь, лёг в постель. Компьютер перешёл в режим ожидания, и темнота полностью завладела пространством и проникла в моё сознание. Мне снилось, что средних лет светловолосый человек, похожий на какого-то известного актёра, размахивает ножом, пытаясь зацепить то одного, то другого, в последний момент мне удаётся увернуться и убежать. Подумать только —  лишь мне, остальные остаются. Я скрываюсь в соседнем доме, в спальной, каждую минуту проверяя и закрывая двери дома на все хлипенькие замочки и щеколдочки, но радушные хозяева (как назло!) тут же открывают их настежь. ...Потом автобус и человек с подобием головы над шеей, но без лица. ...Затем три огромных собаки с горящими глазами, как в «Огниво».
  Оно пришло без стука и в полной тишине. Когда я всё же разлепил глаза, не понимая, что уже утро, на мониторе пребывало сообщение: 7-00.

  Небо под нами было равномерно серым, да и вокруг тоже, только кое-где выделялись белые прожилки, напоминающие слоёный пирог. Я сидела в средней части салона и была полностью погружена в свои мысли, своей философичностью обязанные отчасти этому небесному куску пирога, через который мы плавно двигались, словно нож. Почему в жизни так: одни живут тихо и мирно по правилам, для других же этих правил не существует? Стоит таким людям чего-то захотеть, они придут, накричат, затопают ногами, но вырвут свой кусок пирога во что бы то ни стало. Тьфу! Опять пирог. И добьются же! Грудью проложат себе дорогу. Пока другие будут терпеливо наблюдать и останутся при этом ни с чем. А ведь все люди равны, значит, и правила для всех должны быть едины. Равны ли? Почему Я это Я и должна родиться и умереть собой, а не кем-то со стороны? И куда уйдёт Я после смерти и оставит ли после себя хоть отголосок или останется как самостоятельная субстанция, или на смену ему придёт другое Я...
  Другое дело ОН — тот, что посапывает рядом на сиденье. Его я понимаю больше. Спит себе спокойно, отрешившись ото всех проблем, и ничто его не беспокоит. Это такой склад людей, которые лишь зайдя в транспорт чувствуют лёгкое укачивание и голова сама склоняется к плечу и иногда валится на плечо соседа. Но меня это не волнует. Похож на делового человека, в строгом костюме. Хотя кто только сейчас не носит строгие костюмы... Я лечу самолётом впервые, но страха нет — тоже склад характера. В транспорте меня не укачивает. Напротив, разум странным образом прояснивается и приходят порой неожиданные мысли.

  Я прождал его больше часа. Он так и не появился. Как, впрочем, бывало уже много раз. Поплёлся домой. По приходу терпеливо разделся и начал готовить завтрак.
  Если вдруг вы случайно не можете — на завтрак съесть яйцо всмятку, на обед глазунью, на полдник омлет и на ужин болтунью, смените повара. Католики, к примеру, говорят, что готовить пищу надо с молитвой. Пища мирская, пища духовная. Но не та молитва звучала сейчас в моей голове, не та, которая придаёт человеку благостное расположение духа. Он перекрыл мне воздух: кислород врывался в моё тело согласно всем законам физиологии, но застревал где-то посередине, отчего в горле стоял ком, а место над грудиной казалось пустым сдувшимся шариком и слиплось с задней стенкой. Компьютерная мышь беспомощно болталась на шнуре, остро напоминая моё теперешнее состояние. Я та же компьютерная мышь, которая сама по себе ничего не может, которой манипулируют, нажимая на клавиши, а иногда бросают, подвешивая за хвостик. Оную я и оставил в таком состоянии, в спешке, когда до назначенной встречи оставалось пятнадцать минут, и я бежал, рассекая туманные белёсые улицы,  словно брил по волосам, огибая бельма фонарей и просачиваясь сквозь морозный воздух, всё чаще глотая и задыхаясь. Но он не пришёл. Он издевался надо мной. И твёрдое желание его убить возникло во мне. Сначала желание было слепым, как только что родившийся котёнок. Затем оно становилось всё более осмысленным, и оформленным в виде отрезка, на одном конце которого стоял Я, а точкой Б служил ОН. Я направил мысленный посыл из точки А в точку Б, который никуда не свернул, и ОН упал. Почему некоторые считают, что им дозволено всё, преступая все законы? Стоит только захотеть и как по мановению волшебной палочки всё плывёт в руки? Я смирился со своим плачевным положением подневольного и должника. Но не смирился с оскорблением.

  Рука сжимала вальтер.

  Я спросила у очнувшегося ото сна человека который час. Было около десяти. Все косточки ныли от долгого перелёта. На конференции в Праге по исследованию славянских языков меня не оценили. И плевать — жаль, окна задраены. Потянулась, распустила волосы, собранные в пучок, получила пару комплиментов от рядом сидящего. Самолёт вот-вот должен был приземлиться, еду и напитки уже не развозили. Я уставилась в окно и ещё раз подумала о бесконечности небесных просторов и непостижимости бытия. Не забыть багаж. Не сообщила супругу о времени прилёта — зарядное устройство странным образом куда-то вдруг запропастилось, телефон уже даже не мигал (ничего, не маленькая). Хотела попросить телефон у соседа, но передумала. Всюду высокие технологии и мы от них зависим. Скоро ли наступит время, когда всё можно будет передавать одной лишь силой мысли... Я мысленно передала воздушный поцелуй.
  Самолёт плавно приземлился. Спускаясь по трапу, я чуть не поскользнулась и неожиданно почувствовала под локтем услужливую руку своего соседа по полёту. Затем он сошёл первым и протянул мне руку уже внизу. На табло аэропорта высветилось 10-00.

На мониторе вышло сообщение: аэропорт, прибытие 10-00. Я сунул вальтер во внутренний карман пальто. Безо всякой надежды, без усилий мышц, почти уверенный в том, что мой визави снова не явится на встречу. Почти уже в сомнамбулическом состоянии. Не было предощущения «преступления и наказания», существовало «корень зла и возмездие», А и Б. Перед глазами стояло твёрдое, как камень, лицо - такое, каким я видел его при первой (и последней) нашей встрече - лицо, не терпящее возражений, с харизматичными замятинами вдоль щёк и с глазами... какого же цвета у него глаза? Какая разница! - Хитрые. Не соотносящиеся с общим обликом. Соотношение: Я плюс ОН равно жизнь плюс проблема равно Я минус проблема равно жизнь минус ОН.
  Толпы провожающих и встречающих, снующие, озабоченные, порой плачущие или с просветлёнными лицами, упорно прокладывающие себе путь навстречу. Навстречу кому? Или чему? Несущая река, поток. Если капли — составляющие реки, то любая частица, составляющая реку, капля. Я капля. С выходом на взлётное поле проблем не будет — удостоверение в порядке.

  ...И была пустота. В ней был один лишь превалирующий и раздражающий звук — гул в ушах. Тело стало не моим, ватным — Я и не Я. ЕГО лицо медленно утекало в розовом тумане. Человека с чёрною душою, который цинично и в течение почти целого месяца издевался надо мной. Назначал встречи и не приходил, игнорировал, играл, как кошка с мышью. Компьютерная мышь на верёвочке, с клавишами вместо лапок, с микросхемой вместо мозга... Найдя утерянные мной документы государственной важности - утерянные в каком-то совершенно беспечно-радостном душевном порыве, неожиданном приливе воодушевления и безалаберной рассеянности - он не только затребовал вознаграждение за возврат, но и приличную сумму за молчание. Месяц нервного перенапряжения, враньё на работе. Выстрел, резкий толчок, вдох-выдох. Бежали какие-то люди. Выла Скорая помощь.
  Она лежала на мягких простынях снега, как солнышко; с алой гвоздикой на груди, непонятно почему растекшейся, приобретающей всё более безобразные очертания и роняющей красные лепестки. Рядом лежала чёрная папка (а, может, мне пригрезилось), не способная более принести мне ни радости, ни горя, поражающая своей вопиющей бесполезностью и бессмысленностью. Она лежала. Моя жена. Ангелица. Почему «ангелица»? Почему именно это пришло мне сейчас? Ангелина, моя жена, совершенно не интересующаяся политикой, чистая и светлая. Моё второе Я.
  Я, Я, ОН. Серое небо над нами.
Впервые опубликовано на «МегаСлово»
© Светлана Дмитрова (poet300011) 2011
02. 02. 2011 г. 05-00


Добавить в альбом

Голосовать

(Голосов: 2, Рейтинг: 3)

Обсуждения и отзывы

0  
Н.М.
По стилю письма - шедевр! По сюжету - замечательно!
Н.М.
0  
Светлана Дмитрова
Н.М.,
Спасибо. Без Вас ничего бы не было.
Туры в Хорватию и Черногорию

18+
Продолжая пользоваться сайтом вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и использование файлов cookie.
Ознакомиться с нашими соглашением об обработке персональных дпнных можно здесь, с соглашением об использовании файлов cookies здесь.
© «МегаСлово» 2007-2017
Авторские материалы, опубликованные на сайте megaslovo.ru («МегаСлово»), не могут быть использованы в других печатных, электронных и любых прочих изданиях без согласия авторов, указания источника информации и ссылок на megaslovo.ru.
Разработка сайта Берсень ™