планета Поэтян и РасскаЖителей

Рассказы и Истории,Проза,Философия,Психологическая проза
«Something Stupid»
Евгений Помешкин

Логин:
  
Пароль:

Something Stupid

1.00.
    –Где это я?
-А ты как думаешь?
-Странно видеть в своем сне девушку, о которой я постоянно думаю. Обычно же так не происходит?
-Ну, во-первых, ты меня не видишь, а слышишь, а во-вторых, ты постоянно о всякой херне думаешь. Почему тут так темно?
    Он не знал, почему в его снах постоянно царствует сплошная, непроглядная тьма.
-Тебе виднее, - заметил он.
-Это как?
-Ну, ты же, фактически, мой сон, значит, ты и заказываешь музыку.
-Ах да…
    Тьма рассеялась. Спустя несколько секунд он обнаружил себя на утесе, залитым заходящим солнцем. Рядом сидела она, как всегда гордая, олицетворяющая в себе то, что он считал идеалом женской красоты. Она легко и безмятежно улыбалась, подставляя лицо потокам соленого ветра, несущегося откуда-то с моря, что расстилалось перед ними огромным, синим одеялом.
-Я что, и вправду заснул? – спросил он.
-Не только. У тебя наполовину сон, наполовину галлюцинация. В общем, как ты и любишь.
-Я не принимаю наркотики, если ты об этом, – помрачнев, проворчал он.
-Ага. Смесь из шести видов обезболивающих и трех видов успокоительных и каких-то там еще средств – это явно всего лишь твой завтрак.
-Я что, идиот по-твоему?
-Ну, тебе виднее, - нахально улыбнулась она.
Он попытался вспомнить, с чего все началось, но ничего хорошего на ум не приходило. Все было как… во сне. Посчитав такой вывод чертовски оригинальным, он улыбнулся, и лег на шелковистую траву. Перед его глазами плыли белесые нити облаков, чуть затронутые багровыми оттенками, лицо обдувало легким ветерком. Он чувствовал свободу.
-А мне вот все интересно, ты часть сна, или же галлюцинация?
-Подумай, - спокойно ответила она.
-Раньше ты была куда как более приятным собеседником, - обиженно заметил он.
-Ну, это же твой сон, значит, ты сам хочешь меня такой видеть.
-Логично. И все же, что или кто ты?
-Подумай, - упрямо повторила она.
    -Я поступлю иначе.
    Она озадаченно повернулась, затем легла рядом.
    -Ну и?
    -Зря легла.
    -То есть?
    -Танцуй.
    -А, ну да. Все мужики думают только об одном… - ухмыльнулась она.
    Спустя несколько секунд она все же встала.
    -Любишь стриптиз?
    -Не читай мои мысли, а то будет неинтересно, - заметил он.
    -Ну, ты и сволочь, - все так же ухмыляясь, заметила она. – Обычно, люди думают о своих идеалах… Нет, не так. Обычно люди ТАК не думают о своих идеалах.
    -Делай, что говорят.
    Она начала медленно танцевать, попутно расстегивая свою белую рубашку.
    -Ты – галлюцинация.
    -Почему ты так решил? – игриво спросила она.
    -Потому, что если бы ты была сном, ты не стала бы меня слушать. Сон идет от начала до конца, а если человек галлюцинирует, он сам создает образы.
    -Неужели начал думать? – Она перешла с рубашки на юбку, и вскоре осталась в одном нижнем белье.
    -Получается, я разговариваю со своим подсознанием? Всегда хотел увидеть этого маленького засранца… - Он уставился на плод своей воли, буквально ощупывая каждый сантиметр ее тела.
    Внезапно, что-то изменилось. Он всего лишь моргнул, и через мгновение она была снова одета в ту же одежду.
    -Эй, какого хрена?!
    -Я мешаю тебе думать. Ты сам решил прекратить это.
    -Неправда. Это моя галлюцинация, и я с ней играю, – обиженно проворчал он.
    Он знал, что она права.
    -Так ты не хочешь узнать, почему докатился до такого состояния? Быть запертым внутри себя это… извращенство, что ли.
    -А тебе какая разница?
    Он повернулся и посмотрел на нее. На ее лице читалось что-то вроде «ну он и тупи-и-и-ца…».

1.10.
Они были на этом утесе уже довольно долго, но время словно остановилось. Небо было таким же бардовым, все так же плыли облака, а она все еще была его галлюцинацией. Они лежали и слушали шум прибоя, крики чаек и, в общем-то, наслаждались присутствием друг друга, как бы странно это ни звучало.
-Как меня зовут? – внезапно спросила она.
-А как тебе больше нравится? – ответил вопросом на вопрос он.
-Совершенство, – подумав, ответила она. – Ты ведь всегда думал, что я совершенна.
-Хватит шуток. Как тебя зовут?
-Вообще-то странно спрашивать имя той, что любишь, у себя самого.
-Да, я идиот. Так ты скажешь?
-Диана Овдеенко.
-А меня?
-Ты что, издеваешься? – язвительно вскрикнула она.
-А что, так сильно заметно?
-Хрен Петрович!
-?!
-Ярослав. Фамилию сам вспоминай.
-Фамилия мне не нужна, - мрачно улыбнулся он. – Это просто проверка была. Умер мой мозг или нет. И вообще, ты грубая и циничная, хотя на самом деле добрая и пушистая.
-Проснись и пой, с тобой твоя совесть говорит, – хихикнула она.
-Ого…
Солнце, наконец-то, зашло за горизонт, и пришла ночь, неся с собой еще большую прохладу и свежесть.
-Я замерзла, вообще-то, - заметила Диана.
-Ага, мне страшно захотелось помучить свою совесть, раз уж обстоятельства так подходят.
Несмотря на весь свой сарказм, стоило ему подумать о холоде, и между ними появилась пара теплых одеял.
-Ого, это тоже галлюцинация?
-А то как же.
    -Значит, я не могу изменить общую концепцию сна, то есть время, место и обстоятельства, но могу дополнять его различными, эм… переменными?
    -Что-то вроде этого. Но есть одно «но».
    -Какое же?
    -Сам скоро поймешь.
    Одно из одеял внезапно исчезло.
    -Нахал, хочешь, чтоб я с тобой под одним одеялом грелась?
    -Холод чертовски сближает, не правда ли? – ухмыльнулся он.
    Она ничего не ответила. Как только он лег, Диана прижалась к нему и накрыла их обоих одеялом.
    -Как думаешь, надолго я тут? – спросил он.
    -Может, тебя уже отвезли в больницу, так как на вечеринке было много народу, а туалет всего один, а может ты уже умер.
    -Кажется, со смертью мы уже разобра… постой-ка, ты сказала про вечеринку, значит, я что-то вспоминаю? – посерьезнев, спросил он.
    -Можешь, когда хочешь, – улыбнулась она, крепче к нему прижавшись.
    -Я зашел в туалет. Помню, как долго смотрел на свое отражение в зеркале, потом, кажется, умылся. Заметил шкафчик рядом с зеркалом, там были таблетки. – С каждым словом его как током пробивало.
    -А дальше? – тихо и ласково спросила она.
    -Достал все что было, около 10 баночек и пачек, высыпал по одной в руку, снова посмотрел на свое отражение. У меня, кажется, были круги под глазами и я щурился. Ну а потом разом закинул их все в рот, запил оставшимся виски.
    Она повернулась и посмотрела ему в глаза. У нее чудесные глаза, заметил он. Она смотрела внимательно, не моргая, и он на какое-то время подумал, что с ней что-то случилось. Но она ожила, положила свою ладонь ему на щеку.
    -Это тоже фантазия?
    -Нет. Так сон хочет.
    -Но ты же моя фантазия, галлюцинация, значит, что и прикосновение не более чем плод моего воображения.
    -Твои галлюцинации совпали с твоим сном.
    Он положил свою ладонь поверх её, и они лежали так некоторое время.
    -Так почему ты решил покончить с собой? Ты же всегда сам всем своим знакомым помогал, когда им было трудно, а тут…
    -Очевидно, я был подавлен… потерян… разбит. Все вместе, в общем.
    -Почему ты решил покончить с собой?
    -Я не знаю.
    -Почему ты не использовал фантазию для того, чтобы инициировать мое прикосновение? – Она внимательно на него смотрела.
    -Говорю же, не знаю.
    -Подумай.
    -Не хочу. Ничего не хочу. Дай мне спокойно умереть.
    -Опять эмоции берут вверх над разумом?
    -Да, похоже на то, – тихо ответил он. – Это единственное, с чем я так и не научился бороться.

1.20.
    Они лежалее на утесе, который становился их домом. Она спала, тихо посапывая, а он наслаждался её обществом. Он слушал её тихое дыхание, вдыхал запах её волос, чувствовал биение сердца. Он был и счастлив, и несчастлив одновременно. Она заворочалась, и через некоторое время проснулась.
    -А… Ничего не изменилось.
    -Ага. Мы все так же в моем проклятом сознании.
    -Ты ведь сам знаешь, что только тут находится твой мир, мир, в котором все живет по твоим правилам, - сонно проговорила она.
    -Не все. Это же сон.
    -Дурак ты, - внезапно всхлипнула она.
    -Что случилось?
    -Тебе нравится мир твоих снов. Мир, который может измениться в любую секунду и превратиться из идиллии в кошмар. Мир, который ты можешь лишь дополнить, а не изменить.
    -Но ты же сама сказала…
    -Я соврала! Я хотела посмотреть, как ты отреагируешь, - сквозь слезы сказала она.
    -А значит, я сам себе вру. Думаю, что только тут моя территория. Но она ничем не отличается от нашего мира… Тот же набор случайностей, только в реальном мире мы к ним привыкли, а тут может случиться что-нибудь необычное…
    -Помни, если будешь об этом думать, то так и случится. Ты же сам всегда говорил, что мысль материальна.
    Он весь напрягся. Снова это же ощущение, будто его током ударило. Снова он что-то вспомнил.
    -Что такое? – все еще всхлипывая, спросила она.
    -Ты плакала.
    -Идиот! Это же и так понятно, что слезы у меня явно не от радости! – вскипела она.
    -Да я не об этом! Ты рыдала, когда мы были на вечеринке! Я сидел на диване, услышал звонок в дверь. Кто-то открыл тебе, я это помню. Ты была на нервах, плакала, но я решил проигнорировать это.
    -Как ты мог?!
    -Да, меня мучает моя совесть, это я уже понял, – язвительно ответил он.
    -Что было дальше?
    -Пока не знаю. Интересно, почему воспоминания всплывают так неожиданно?
    -Этого ни твоя совесть, ни твой разум не знают.
    -То есть тут ты мне не помощник, я понял.
    Был уже полдень, но солнце скрылось за тучами – близилась гроза. Вдалеке вспыхивали полосы редких молний.
    -Сделай дом, - попросила Диана.
    -Не могу, - пробурчал он. – Ты же сама знаешь, что чем больше фантазий, тем меньше сна. А если галлюцинация полностью заменит сон… Я сойду с ума.
    -Так что мы будем делать?
    -Ну, время тут медленно течет, так что гроза до нас дойдет нескоро. Интересно, с чем погодные явления во сне могут быть связаны?
    -Это же твои эмоции, - с оттенком сожаления заметила она. – Когда человеку весело, он видит солнце, радугу, единорогов ну и что там еще…
    -По-моему, это уже перебор, - хохотнул он.
    -Перебор – это то, что сейчас делаешь ты. Галлюцинировать о любимой девушке, заставлять её танцевать и разговаривать со своим подсознанием, отраженным в ней – вот это перебор.
    -Классно. Можешь считать меня извращенцем.
    -Ты и так себя считаешь извращенцем, по крайней мере, в умственном плане.
    -Ты – зануда, ты знаешь об этом?
    -Да иди ты, - отмахнулась она, скидывая одеяло.
    -Я просто обожаю разговаривать сам с собой!

1.30.
    -Как думаешь, сколько времени прошло с тех пор, как я застрял в собственном сне?
    -Обычно сны человека всегда коротки, не смотря на то, сколько человек спит. Ты сам вспомни. Каждый сон – маленький плод подсознания, его каприз.
    -Но мой-то сон уже о-го-го сколько длится.
    -Ты будешь спорить со мной? – спросила она.
    -Хм… Я буду спорить с тем, кто всегда дает мне жесткий отпор.
    -Ты меня что, прогоняешь?! – взвизгнула Диана.
    -Я тебя перестраиваю, чтобы новые мысли пришли.
    Он все же успел заметить короткий проблеск отчаяния в её глазах перед тем, как она превратилась во Всезнайку.
    Всезнайка была его давней знакомой. Имя, конечно же, было вымышленным, но там было даже лучше. Она была старше него, а, соответственно опытнее. У них было много общего, например, тяга разгадать друг друга. Только она могла направить его мысли в нужное русло.
    -Ничего не изменилось, не так ли? – иронично спросила Всезнайка.
    -Вот же зараза…
    -Ну, признай, тебе интересно со мной, - улыбаясь, проговорила она.
    -Что-то весь мой сон из болтовни состоит. Надо прогуляться. И декорации сменить, а то и вправду гроза скоро.
    Я знаю, что ты хочешь…
    Он удивленно посмотрел на нее. Где-то над головой прозвучали раскаты грома, но уже через мгновение он оказался в каком-то доме. Ярослав не сразу понял, что оказался на вечеринке, которая все изменила.
    Вокруг были его знакомые. Кто-то просто пил, кто-то смеялся или просто болтал, кто-то танцевал, ну а кто-то умудрялся делать все и сразу.
    -Блеск. То, что доктор прописал.
    -Подожди, это еще не самое интересное, улыбнулась Всезнайка. Чувствуешь какие-то новые ощущения?
    И он действительно почувствовал что-то необычное. Он не мог управлять своим телом. Он был всего лишь наблюдателем.
Перед глазами мелькнула вспышка, и вот он уже на балконе. На улице лил дождь – снова его обстановка. Капли били по стеклу, грозясь разбить его, мерцали всполохи молний, пахло мокрым асфальтом. Он распахнул форточку, и подставил лицо беспощадной стихии. Ледяная вода вмиг выветрила из его головы бредовые мысли, что приходили, когда он был в полупьяном состоянии. И все вместе – гром, молнии, струи дождя, капли, назойливо бьющие его по носу – все, все это наполняло его умиротворением.
-Ты чего это тут делаешь? – раздался тоненький голосок сзади.
    Он обернулся, и увидел Диану. Заплаканное припухшее лицо, полупустой бокал в одной руке и сигарета в другой (надо же, ей было настолько плохо, что она даже закурила, хотя считала это неправильным) – все это было эффектами народного лекарства.
    -Что-то не так? Ты чего так смотришь на меня? – обиженно спросила она.
    -Да так. Не сразу понял, кто решил ко мне присоединиться.
    -Я, вообще-то, просто так…
    -Просто так пришла послушать раскаты грома и шум дождя на балкон, надеясь найти тут желанное одиночество. Что-то мало ты с собой взяла для подобной терапии, - заметил он, взглядом указывая на бокал.
    -А ты в своем духе указываешь на то, о чем обычно молчат.
    -Мы прямо идеально подходим друг другу.
    -Нифига подобного, - пробормотала она, но все же не ушла.
    Она распахнула соседнюю створку и, как и он до этого, выглянула в окно, в надежде освежиться.
    -Так что такого у тебя случилось? – беззаботно спросил он.
    -Я…
    Вспышка.

2.1.
    Начинался тропический ливень. Небо заволокло серыми тучами, то есть, в сущности, ничего не изменилось – сон, дождь и два идиота, застрявшие в этом… кошмаре? Трудно было бы сказать. Кошмары у всех свои – кому-то они приносят удовольствие, кому-то – лишних седых волос на висках, а кому-то на них плевать. Таких мало, но они есть. Это люди, способные перебороть все свои страхи, отмести прочь сомнения, радости, печали – вообще все эмоции. Это жестянки, думающие чуть более рационально, чем люди, живущие полной жизнью. По крайней мере, о них так думают остальные.
    Тем временем он и Всезнайка сидели в бунгало, пили какие-то экзотические коктейли (вкус практически не чувствовался), и разговаривали о вечном.
    -Слушай, я вот думаю…
    -Уже неплохо, - подмигнув, похвалила она его.
    -Да перестань ты! Так вот, я вот думаю, если я выживу и напишу об этом книгу, или рассказ или что-нибудь в этом роде, его ведь никто не прочитает, так?
    -Естественно. Всем плевать на подобные темы. Какой в них смысл? Вот в бытовухе есть смысл, там постоянно что-то меняется, и так будет всегда. Люди любят наблюдать за жизнью других людей.
    -Но это же тоже часть их жизни, не так ли? – сделав умный вид, спросил он.
    -Вот тебе блиц-опрос.
    -То есть?!
    -Что люди любят больше всего?
    -Себя, ведь…
    -Почему они любят только себя?
    -Потому, что так богом заложено и…
    -Ты веришь в бога?
    -Я… не знаю…
    -Ты не устал себе во всем врать? – вздохнув, спросила она?
    -Я… себе не вру…
    -Да ну? И как давно?
    -Я…
    -Я, я, я… Другие-то слова знаешь? – протороторила она.
    -Никогда не думал, что общаться с собой будет и сложно, и, одновременно, противно, и интересно.
    -Теперь ты понял, почему всем будет плевать и на тебя, и на то, что ты напишешь?
    -Скорее бы проснуться, - простонал он.
    -Ты же всегда хотел пообщаться с человеком, который всегда тебе сможет дать отпор. И тебе повезло – ты встретил подобного себе засранца.
    -Умеешь ты поддержать…
    Ливень все не прекращался, и ему казалось, что он спит целую вечность. Единственным разумным объяснением, которое пришло ему в голову, была кома. Либо он все еще в ванной и умирает, либо он все в той же ванной, и просто спит, либо… Много прочих «либо», о которых думать ему совершенно не хотелось.
    -Знаешь что? – внезапно спросил он.
    -?
    -Иди-ка ты к черту!
    -Не поняла?!
    Он выдержал на себе её ошарашенный взгляд, подождал пару минут и медленно произнес: «Я жив!»

2.2
    Вокруг все цвело и благоухало, цвета и запахи были неимоверно яркими, и Ярослав невольно задумывался: не это ли рай? Если так, тогда можно позавидовать наркоманам, практикующим подобную «терапию»  и видящим такие сны. Хотя, тут можно поспорить…
    Он был самим спокойствием. Он опять вернулся на утес.
    Вдалеке шумело море, все еще взволнованное после дождя. Он всегда хотел побывать в местах, которые видел в своих сновидениях. В местах, полных иллюзорных образов, в местах, которые не существуют и никогда не существовали, но которые создал именно он, применив для этого лишь свою фантазию. В таких местах все всегда было идеально, начиная от природы и заканчивая существами, населявшими эти мирки.
Но были и кошмары. Чудовищные по своим масштабам землетрясения, которые по своему эмоциональному контрасту даже близко не могли сравниться с семейными ссорами, разбитыми мечтами и потерянными надеждами. Когда он находился во сне, он всегда знал, что это всего лишь фантазия, но тем не менее…
И вот теперь, получив на вечеринке сильнейшую передозировку от наркотиков и пытаясь восстановить утраченную память, он прекрасно осознавал свое положение, и оно ему… нравилось. Впрочем, у каждого свое понятие о приятном.
-Тут становится скучно, - мрачно заметил он.
-Твоя игра – твои правила, - задорно улыбнувшись, сказала Диана.
-Во сне я могу создавать целые миры, любые образы и события. Но ведь так можно и потеряться в нем, не так ли? – Он внимательно посмотрел на нее, ожидая ответа.
-А может, ты хочешь тут остаться?
-В настоящем есть проблемы, которые я люблю решать. А тут – беззаботность и свобода выбора. Тут никто не страдает, никто никому не причиняет боль и вообще… - он резко замолчал.
-Что?
-Начинается…

По-прежнему лил дождь. Даже более того, он только усилился. Однако им никто не мешал, у них были теплые одеяла и спиртное, да и вообще на балконе было вполне уютно.
-То есть, он про тебя слухи распространял? Почему я должен удивляться?
-Ты же знаешь, что меня это сильно задевает, - всхлипнула она. – Вообще, словом можно натворить дел куда как больших, чем делом.
-В тебе просыпается здравый смысл, - иронично заметил он.
-Прекрати! Вот зачем ты так? – казалось, она вот-вот снова пустится в слезы.
-Да потому, что вы все идиотки. Когда кругом полно нормальных парней, вас тянет на приключения. Наверно, и вправду говорят, что «плохие парни» правят этим миром. Я не удивлюсь, если ты к нему вернешься. – Он наполнил бокалы.
-Когда я его вижу, я просто… цепенею, что ли.
-Научись управлять своими страхами, как бы странно это ни звучало. Просто, если ты научишься ими управлять, то будешь знать все свои слабые места, будешь знать, как противостоять другим людям, которые захотят тобой воспользоваться.
-Тебе так легко об этом рассуждать! – обиженно проговорила она.
-Естественно.
Беседу прервал её мобильник. Увидев вызывающего абонента, она хмуро опустила голову, встала, и со словами «извини, я на минутку» ушла. А он остался один, в своей стихии. Он думал о ней, думал о том, как ей помочь, но ничего кроме нравоучений в голову не лезло.
Балкон и комнату соединяла большая застекленная дверь и несколько окон. Заглянув в одно, он увидел Диану в дальнем конце комнаты. Разумеется, телефонного разговора не было слышно, но все можно было понять по ее лицу. Грустная улыбка, текущие слезы, раскрасневшиеся скулы, губы, повторяющие одну и ту же фразу.
Нет, она ничему никогда не научится, подумал он.
Спустя пару минут, она вернулась в их «убежище».
-Ты делаешь большую ошибку, - сурово сказал Ярослав.
-Ты о чем это? – непонимающе захлопала ресницами она.
-Я о том, что ты его простила. Ты ведь это ему сказала?
-Откуда ты…
-И сейчас ты, очевидно, поедешь к нему, и там сделаешь еще большую ошибку…
-Я не…
-… а это значит, что люди не меняются, - мрачно заключил он.
-Это не твое дело! – яростно крикнула она.
-Разумеется не мое. Это же не я выслушивал тебя тут, пытался как-то помочь, подсказать выход. Это был не я! Ты и вправду идиотка…
-Не тебе судить! Ты вообще когда-нибудь по-настоящему любил, чтобы такое говорить?!
-Ты даже представить не можешь, через что я прошел в свое время! Однако, видя свои ошибки, я хоть как-то пытался изменить свою жизнь!
-Да пошел ты!..
Дав ему пощечину, она в слезах ушла.
Он знал, что не должен был так делать. Но оказавшись запертым внутри собственного сознания уже ничего нельзя изменить. Можно лишь оценивать свои поступки и делать соответствующие выводы.
Погрузившись в раздумья, он и не заметил, что вокруг творится что-то странное.
Где-то далеко прозвучала громкая команда:
-Давай на 150. Заряжаю… Разряд!..

3.0.
Она решила, что больше бежать некуда. Даже сейчас, оглядываясь на бесконечную темноту последних 2-х дет она понимала, что это конец. И потому стояла на крыше, под дождем, содрогаясь от холода и страха. Она знала, что он был прав. Он всегда был прав, наверно, это его отличительная черта. Его сила. Его проклятье.
Небо озарилось ярким всполохом, затем раздался раскат грома.
С одной стороны, конечно, смешно: всю ее жизнь можно разделить на цитаты из популярных рассказов, которые страдающие идиотизмом люди так любят выкладывать в социальных сетях, как то:
«Она была совсем одна в этом мире, бла-бла-бла… Капли дождя падали на ее ресницы, бла-бла-бла…. Она мечтала о теплом пледе и сентиментальном романе, который все никак не могла дочитать… Бла-бла-бла.»
«Я выгляжу жалко» - подумала она и была недалека от правды.

Сделала шаг к бордюру. Затем еще один. Сзади ее подгонял ветер, неумолимой силой приближая, как ей казалось, к неизбежному. Но было уже неважно. ЕЕ история была грустной, в отличие от общепринятого дерьма (ведь, как известно, в романах всегда все истории заканчиваются традиционным хэппи-эндом). Но с ней такого не будет.

Когда до бездны остался всего лишь один, последний шаг, она остановилась. «Жалкая идиотка» - подумала она.
Отошла от края крыши и легла на спину. Решила вспомнить весь вечер сначала.
«Было много алкоголя. Это была одна из тех самых студенческих вечеринок, коими так славилась ее жизнь. И там был он, тот, кто всегда оберегал ее от ненужных, глупых решений и их последствий. Сам бы он ни за что не признал факта подобной защиты с его стороны, возможно, в меру своего эгоизма. Он вообще мало чего признавал. Но сегодня она была слишком зла, слишком… уязвима из-за принца. Принц отвратительно с ней поступил, и она не могла подобное спустить с рук. Их мнимые, глупые отношения давно дали трещину…
Я опять начинаю мыслить как тупоголовая блондинка, подумала она.
    Надо оставить только факты, без сентиментальщины.
    Итак, принц поступил со мной отвратительно. Распустил про меня грязные слухи, а они, как и все слухи вообще, самая вкусная нямка для всех людей. Мы поссорились. Я пришла на эту идиотскую вечеринку, где все очень противно улыбались мне в спину. Ну еще бы: сами готовы бесконечно долго питаться сплетнями, притом, что под самими дерьма куда как больше лежит. И тем не менее, я пришла, и все эти люди пришли. Оставалось только взять побольше выпивки и убиваться ею в гордом одиночестве на балконе.
    Но, вопреки моим надеждам, на балконе находился тот, кого я сейчас меньше всего хотела видеть.  Этот Ярослав, вообще, довольно известная личность в их городе, впрочем, известен в первую очередь двумя чертами: во-первых, он всегда давал верные советы в трудную минуту и исключительно тем людям, которые его смогли как-то заинтересовать; во-вторых, он был человеком, отличающимся редкостным сволочизмом. Но, как бы то ни было, эти два качества умело в нем переплетались, делая его эдаким уродцем, человеком, которого ни за что нельзя было приобщить к «серой массе».
    Думая обо всем этом я и не заметила, как нелепо выгляжу со стороны. В одной руке полупустой бокал, в другой – сигарета. И стояла я так добрых пару минут.
    Почувствовала на себе его взгляд, который и вывел из состояния оцепенения. Он что-то сказал, но я не услышала, но, дабы хоть как-то разрядить неловкую ситуацию, взяла и ляпнула очередную ересь.
-Что-то не так? Ты чего так смотришь на меня? – обиженно спросила она.
    -Да так. Не сразу понял, кто решил ко мне присоединиться…»

    Она лежала на крыше, и вспоминала все это со слезами на глазах, а дождь тем временем укрывал ее ледяным одеялом. Она знала, что тогда, на балконе, он сказал ей суровую правду. Суровую, даже отвратительную правду, но которую она должна была услышать.
    Ибо все мы люди, а все люди – конченные идиоты.

Постарайтесь понять идею. Манера написания свободная, так что, возможно, покажется непривычной. Если появятся какие-то мысли после прочтения, отписывайтесь в комментах. Пока что только 4 главы.

***Добавил еще 3 главы после перерыва. Не стесняйтесь комментить, указывать на ошибки или неточности, за это буду благодарен. :3 ***


Добавить в альбом

Голосовать

(Голосов: 5, Рейтинг: 4.6)

Обсуждения и отзывы

Туры в Хорватию и Черногорию

18+
Продолжая пользоваться сайтом вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и использование файлов cookie.
Ознакомиться с нашими соглашением об обработке персональных дпнных можно здесь, с соглашением об использовании файлов cookies здесь.
© «МегаСлово» 2007-2017
Авторские материалы, опубликованные на сайте megaslovo.ru («МегаСлово»), не могут быть использованы в других печатных, электронных и любых прочих изданиях без согласия авторов, указания источника информации и ссылок на megaslovo.ru.
Разработка сайта Берсень ™