планета Поэтян и РасскаЖителей

Стихи,Рассказы и Истории,Письма и Послания,Фэнтези и Фантастика,Поэзия,Проза,Романы,Стихи Любовные,Стихи Эзотерические,Мемуары,Приключения,Мистика, ужасы,Эзотерика,Психоделическая проза,Лирика прозаическая,Легенды и Выдумки
«"Хроники Сожжённой Заживо" ("The Chronicles of The Burned Alive")»
Мария Бычкова

Логин:
  
Пароль:



"Хроники Сожжённой Заживо" ("The Chronicles of The Burned Alive")

Часть 1.

«Разбили… растоптали и сожгли жгучей болью моё израненное человеческое сердце… Зачем? За что? Никто в мире не знает ответов на такие ничтожные вопросы. Мир? Что такое Мир? И что есть мы? Для чьей жестокой забавы тот, кого именуют богом, создал всё это? Для чего он вообще нужен, этот Мир? Кому он принёс счастье? Лишь боль и слёзы…»
Громкий звон медной посуды вывел меня из состояния транса, в котором обычно я пребываю, занося заметки в свой личный дневник. Я веду его с раннего детства, едва только научилась коряво писать буквы местного алфавита. Это сейчас я сильная, но раньше… раньше я была самой слабой и ничтожной, никому не была нужна, даже своей ангелоподобной безгрешной матери. Хотя, нет: один грех, всё же, был на её совести. В летах ей, прежде адски бедной и вечно покорной, захотелось роскошной жизни. С кем не бывает! Мечты… Но моя мать действовала решительно и дерзко, пытаясь сделать явью эту глупую блажь… Не знаю, боготворить её теперь за это, или проклинать…
Многие из вас, наверняка, читая это, с презрением строят гримасу отвращения, посвящённую мне, и думают: «Неужели можно ненавидеть своих родных? Неужели эта девушка погрязла в грехе?» Однако это неправда. Ненавидеть можно, если очень этого захочешь, или очень захочет кто-то другой – он просто не оставит тебе выхода. Итак, да! Я ненавижу! Ненавижу всё вокруг, включая саму себя.
Так было не всегда… Когда-то давным-давно я была иной, совершенно не похожей на то, что я сейчас…
* * * * *
Моё имя – Иноэль. Имени по отцу у меня нет, и не было, как, впрочем, - и самого отца. Сколько себя помню, рядом всегда была мать. Больше никого…  Словно в целом мире не существовали другие люди. Эта проклятая, богом забытая деревушка, где мы жили в полуразвалившемся сгнившем доме, с вечно сырыми и холодными стенами и земляным полом… Чёрт знает, как она называлась. Я уже не помню. Народу там было немного, а после страшной эпидемии, так и не получившей научного названия, в живых остались лишь жители двух-трёх домов. Наш был в их числе. Странно, но никто из моей семьи не заболел. Главной нашей болезнью была бедность. Нет, совсем не та бедность, когда мальчики и девочки, старухи и люди в возрасте ходят или стоят, прося милостыню у прохожих «на кусок хлеба». Нам часто совсем нечего было надеть, и тогда одеждой служили грязные и вонючие мешки из-под картофеля и овощей. Ели то, что придётся: травы, ягоды, дары особо жалостливых богачей… но никогда не крали и не просили милостыню. Это было ниже некого нашего общего семейного достоинства. («Как какие-то обедневшие аристократы!» - усмехнётесь вы. Но нам безразлично ваше поверхностное мнение, основанное на пустом месте…)
Вместе со мной жили моя мать Лусира  и младшая сестра Хелена. Я родилась, когда матери было семнадцать. Хелена появилась на свет через два года. Из нас двоих отмечалось отцовское наследие только у неё – волосы сестры были светлыми и гладкими, в то время как я была копией матери – вьющиеся чёрные волосы и изумрудно-зелёные глаза… Правда, глаза Лусиры, скорее, были обычного зелёного цвета. Глаза Хелены по праву считались самыми тёмными – тёмно-зелёные. Характером она пошла в мать – обе спокойные, нерешительные, слабые, покорные. Я была совсем другой, как видите.
Шёл бог знает какой год шестнадцатого века: эпоха войн и болезней, а также охоты… охоты на людей!
В тот год я увидела это впервые своими собственными глазами, хотя мне недавно стукнуло всего лишь 5 лет. Малышке Хелене должно было исполниться 3 через несколько дней.
Мать, как всегда, готовила еду из того, что попалось в данный момент под руку. Я играла с сестрой в жмурки.
Вдруг дверь нашего убогого жилища с ужасным грохотом открылась настежь. На пороге возникло много мужчин и женщин. Некоторые из них чем-то напоминали священников – такие же длинные чёрные рясы, но кресты не висели на их жилистых шеях. Вместо них у этих людей в руках были распятия – большие кресты с изображением Иисуса. На их головах красовались странные шапки, похожие на котлы. Мне стало смешно. Даже не отдавая себе в этом отчёта, я расхохоталась от всей души, полностью погрузившись в это чувство.
Самый крупный мужчина, заметив это, разозлился. Судя по всему, он был главным. Он размахнулся, намереваясь ударить меня, но Хелена быстро, как молния, оказалась передо мной. Удар пришёлся ей по щеке. Он был настолько силён, что сестра отлетела в мою сторону. Я еле удержала её, а, увидев царапину и кровь на маленьком личике Хелены, сильно разозлилась.
- Да как ты посмел тронуть мою сестру, ничтожество? – крикнула я со всей яростью, на которую была способна.
- Кто это там пищит? Уж ли не мелкая козявка-нищенка? – раздался в ответ насмешливый голос обидчика. – Захотел – и тронул. Что в этом такого?
Меня трясло: и от злости, и от собственного бессилия. Также я не могла понять, почему мать не вмешивается… Словно её тут не было вовсе…
- Господа… Простите… - послышался тихий слабый голос Лусиры.
- Что тебе, женщина? – властно спросил старший. – Мы представители священной Инквизиции. Прошёл слух, что в этой деревне живут ведьмы. Мы уже нашли двух.
Лусира побледнела.
- И кто же это был? – еле слышно выдавила она.
- Ления Крафт и Софи Морган.
- Не может быть! Я их знала! Они были обычными женщинами!
- «Обычные» женщины тонут, когда их бросают в озеро. А эти не утонули. Что, как не сила Дьявола, помогло им в этом?
Мать предпочла промолчать. Гости представляли для нас серьёзную опасность.
- Теперь мы проверим и вас. – Продолжал старший инквизитор. – Для начала – эти соплячки!
- Мои дочери – не ведьмы!
- Сейчас посмотрим: так, эта – копия матери, у этой – светлые волосы… Они не ведьмы. Ребята, бросьте их мать в озеро. Проверим её.
- Нет! Не надо! – истерически завопила мать.
Я зажала Хелене уши руками, а сама до боли стиснула зубы и закрыла глаза.
Мою брыкающуюся и визжащую мать проволокли до озера за волосы. Она не умела плавать…
Примерно через полчаса её занесли обратно в дом и бесцеремонно кинули безжизненное тело на холодный земляной пол.
- Она жива… - буркнул главный. – Приносим свои извинения, что считали вас ведьмами.
- Как можно определить, ведьма перед тобой, или нет? – тихонько спросила я, жутко заинтересовавшаяся происходящим, но всё ещё трясущаяся от страха.
- Вот и смена подрастает! – улыбнулся кто-то из мужчин.
- У ведьм рыжие волосы, как правило. Случается, что цвет их волос становится рыжим только на солнце. Также они умеют плавать, лечить людей, привораживать мужчин, мешать женщинам в хозяйстве. И, да! Они одеты во всё чёрное! – ответил старший.
- Если узнаю или увижу нечто похожее, сообщу Вам, господа. – Вежливо произнесла я.
- До встречи, девочка. – Раздалось в ответ, и вся толпа покинула наш дом. Я надеялась, что навсегда…
С пола раздались шорох и бульканье – мать пришла в себя. Я и Хелена бросились к ней, помогли подняться и добраться до кровати. Мать легла, поцеловала каждую из нас в лоб и прочла благодарственную молитву Господу за помощь. Я улыбнулась, глядя на неё: уж моя-то мать никогда бы не смогла стать ведьмой. И тогда мною было принято решение: узнать как можно больше о дочерях Дьявола. Это стало началом моей дороги к смерти…
* * * * *
Прошло примерно одиннадцать лет. Мне исполнилось 16! Я так давно ждала этого дня!
В порыве радости я выбежала на залитую ярким солнцем лужайку перед домом. Развела руки в стороны, закрыла глаза и закружилась, опьянённая теплом летнего утра. Мои чёрные волосы разметались и засияли золотом под солнечными лучами, заискрились. Я засмеялась. Такое явление со мной было впервые. Наконец, вволю повеселившись, я поспешила завтракать. Локон зацепился за гвоздь, и мне пришлось взять прядь в руки, чтобы её освободить. Увидев то, что оказалось в руке, я чуть не потеряла сознание. В ушах зазвенел противный голос из прошлого, рассказывающий о ведьмах. И было, от чего беспокоиться: мои волосы изменили свой прежний цвет! Прелестные чёрные локоны теперь стали медно-рыжими… После встречи с солнечным светом!
- Мама! – отчаянно закричала я. – Мама, помоги мне!
- Что случилось, Иноэль? – взволнованно спросила Лусира, заходя в мою комнату.
- Вот, посмотри! – Я подбежала к матери и принялась показывать чуть ли не каждую прядь своей роскошной шевелюры. К слову сказать, мои волосы достигали мне до пояса, ведь никто не отваживался стричь такую красоту. И теперь вся эта красота стала… дьявольской!
- Не может быть! – ошеломлённо воскликнула мать. – Как это случилось?
- Я просто…погуляла под солнцем…
- Твои волосы изменили цвет на цвет Ада… Вот о чём говорили тогда те люди…
-Да… - рыдала я. – Но я не ведьма. Не знаю, почему так вышло… Что мне теперь делать, мама?
- Что случилось с сестрой?
На шум прибежала четырнадцатилетняя Хелена и восхищённым взглядом взирала на меня.
- Сестра, твои волосы стали такими красивыми! Прямо как огонь!
- Дьявольский… - невесело улыбнулась я. – Что же, придётся идти в город, сдаваться Инквизиции…
- Нет! – вырвалось у матери.
- А что ты предлагаешь?
- Мы спрячем тебя. Обрежем волосы, сошьём тебе плащ с большим капюшоном. Никто и не заметит, что твои волосы стали рыжими…
- Резать? Но это же… Хорошо… - согласилась я, в душе проклиная этот день и проливая слёзы по своим волосам.
Всё, о чём я мечтала раньше, теперь было для меня недоступно. Будто общество вытеснило лишнего из своего круга.
Шестнадцать лет… Возраст, когда из ребёнка превращаешься в молодую девушку… Когда тебя заносят в список потенциальных невест… Ближе семейное счастье… Но не для меня! Ненавижу этот день, лишивший меня жизни задолго до смерти! Мать, как и обещала, сшила мне накидку с капюшоном, скрывавшую цвет волос. Однако я настояла, чтобы она была не чёрная, а тёмно-синяя: слова тех людей из прошлого прочно врезались в память, а времена охоты на ведьм ещё не закончились. Но это ещё не всё: дабы свести риск моей встречи с представителями священной Инквизиции к минимуму, мать запретила мне выходить из дома в её отсутствие. Для пущей уверенности, что я не сбегу, она запирала дом на засов и закрывала окна снаружи деревянными ставнями. Я оставалась почти в полной темноте. Только пламя маленькой свечи немного освещало тьму моего одиночества.
Разумеется, Хелена уходила вместе с матерью. Лусира до смерти боялась, что и вторая её дочь станет «проклятой» , и не отпускала её от себя ни на шаг.
Сестра была моей лучшей подругой. Когда у нас появлялась возможность, мы вдвоём долго и подробно обсуждали волнующие каждую проблемы. Странно, но сестра почти всегда молчала о себе. Казалось, её интересовала только я: моя жизнь и мои проблемы. Но я не сердилась, ведь, кроме неё, у меня не было собеседников, разве что мать иногда говорила что-то, однако это случалось столь редко, что я не считаю нужным учитывать сие обстоятельство.
Когда Хелене, в свою очередь, исполнилось 16 лет, был приглашён местный пастор, который собственноручно вписал её имя в книгу конфирмации – теперь она официально числилась в списке достойных девушек деревни, готовящихся в ближайшем будущем связать свою судьбу с каким-нибудь приличным молодым человеком. Конечно же, меня на церемонию не только не допустили, но и не приглашали: моя достопочтимая мать не поленилась пустить слух, что я больна тяжёлой, неизлечимой болезнью, передающейся воздушным путём. Никто не хотел рисковать, поэтому все предпочли просто забыть о моём существовании. Я сидела в полумраке, покинутая и отвергнутая людьми… но не плакала. У меня была единственная отрада – мои картины… Ткать и прясть у меня не получалось – всё время рвалась нитка, ранив руки. Поворчав, мать выпросила у кого-то из деревни старый ненужный мольберт и моток холста. Краски она купила на ярмарочной распродаже. И я начала познавать удивительный мир живописи. Сначала получалась какая-то мазня, но постепенно она превратилась в настоящие произведения искусства. Я была счастлива… Но даже здесь счастье было омрачено: Лусира стала продавать мои творения. С каждой отобранной картиной, казалось, отнимали по кусочку моей души… Невыносимо… Но это никого, кроме меня, не волновало. На вырученные деньги покупались новые платья для Хелены, менялась обстановка в доме, а для меня находилось, разве что, немного еды.
Сестра была немного ниже меня ростом и более плотного телосложения. Когда мать не видела, она отдавала мне свои старые платья, многие из которых были сильно изношены и даже порваны. Но большего она не могла сделать, не накликав на себя гнев матери. Узнав вкус и запах хорошей еды, комфорт качественной мебели, Лусира уже не хотела становиться прежней бедной крестьянкой, едва сводящей концы с концами. Откуда берётся вся эта роскошь, её не волновало. Её можно было понять, ведь многие в окрестностях жили так же, многим приходилось намного хуже, чем ей. Я не могла понять только одно: её безразличие ко мне, своей собственной дочери… Она забыла о том, какой была раньше. Её поглотили алчность и стремление к чему-то, похожему на власть. Единственным желанием стало выгодно выдать замуж Хелену, желательно, за человека дворянского происхождения, имеющего деньги и титул. Многие соседи называли её за глаза сумасшедшей. Со стороны так и выглядело. Моя любимая прежде мать стала чудовищем, поклоняющимся деньгам.
Сестра часто жаловалась мне, когда Лусиры не было поблизости, что мать унижается перед всеми, заставляет унижаться и её.
- Я не могу это выносить, Иноэль … - шептала она мне так тихо, будто стены могли подслушивать. – Перед каждым приезжим толстяком с тугим кошельком наша мама падает ниц и требует, чтобы я вставала на колени! О, как это унизительно! Как стыдно! Я не стыжусь того, что бедна, но мама… Она слишком сильно изменилась за эти два года. – Сестра тихонько заплакала, обняв руками меня за шею.
Если раньше я лишь пожимала плечами от безысходности, то тогда, вдруг, ощутила в себе искры зарождающейся глубоко внутри ярости. «Всему должен быть предел!» Вид отчаянно рыдавшей сестры зажёг во мне пламя… огонь злобы, направленный на мать. В тот вечер я решила поговорить с ней, но всё тщетно! Я сделала только хуже… По крайней мере, себе.
- Мама! Зачем ты заставляешь Хелену вставать на колени перед незнакомцами и унижать свою честь?
- Я должна как можно скорее выдать её замуж за лорда!
- Что за чушь, мама? Мы нищие! Крестьяне… Мы никто!
- Ты нищая, а не я! Я зажиточная женщина в летах с молодой дочерью брачного возраста!
- Двумя… - вырвалось у меня невольно, и я тут же прикрыла рот руками.
- Что ты сейчас сказала? – прошипела Лусира, настороженно глядя в мои изумрудно-зелёные глаза.
Я решила рискнуть…
- Я сказала, у тебя две дочери, мама… Ещё же есть я…
Я ожидала от неё любой реакции, но только не этой: мать расхохоталась. Она смеялась весёлым переливчатым смехом очень долго. Всё в моей груди застыло от боли под его воздействием. Наконец, заикаясь, откашлявшись, Лусира ответила:
- Ты… А кто сказал, что ты вообще есть? И кто тебе сказал, что ты мне дочь? Я же не ведьма! А ты ведьма! Соответственно, ты не можешь быть моей дочерью. Но я не могу сказать об этом властям. Тогда нас всех сожгут, а мне хочется ещё пожить в своё удовольствие.
Я не знала, что сказать в ответ на эту гневную тираду. До этого момента я даже не могла предположить, как велика её ненависть ко мне… Но как давно она появилась?
- Ты так сильно меня ненавидишь, мама? – бессильно прошептала я. Она кивнула. – И как давно?
- С тех пор, как поняла, что наша семья стала изгоем общества. Ты как камень на моей шее. Рада бы избавиться, только не представляю, как. Сидишь и ешь целыми днями, или рисуешь свои каракули… Никакой пользы от тебя нет!
- Но ты же продаёшь мои картины! Живёшь на эти деньги!
- Не страшно немного обогатиться за счёт Дьявола, не продавая ему душу.
Я почувствовала, что мои глаза наполняются слезами и поспешно повернула голову в сторону, чтобы она не увидела.
- Теперь ты будешь убираться в доме и готовить, разводить огонь. У знатных дам бывают служанки, вот ты как раз подходишь на эту должность. – Усмехнулась мать. Она сияла от гордости за то, что придумала сделать со мной.
К сожалению, я так и не нашла способ отвертеться. Моя жизнь целиком и полностью зависела теперь от этой женщины. Матерью её называть я больше не могла… Сестра – и та не смогла на неё повлиять, но, когда Лусира не видела, Хелена помогала мне с работой. Мой единственный луч света в кромешной тьме, в которой я жила всё это время…
Но в моём сердце, несмотря ни на что, теплилась надежда на то, что и я, исчадье зла, когда-нибудь кому-нибудь буду нужна, что я тоже стану счастливой, и у меня появится своя мечта. Сейчас я все силы отдавала на то, чтобы скрасить сестре её жизнь. Она была мне благодарна, возможно, даже сверх меры… Я поняла это слишком поздно…
Вот так, в мои восемнадцать лет, мне было отказано в возможности обретения счастья и создания своей собственной семьи. Моя прежняя чистая, искренняя любовь к матери умерла, благодаря её стараниям. Сначала на её месте возникла злоба, потом – ярость, а после – пустота… Такая безбрежная, всеобъемлющая … Из неё стала медленно, но верно рождаться ненависть. Ненависть к самому родному и в то же время самому чужому существу в мире, к женщине, давшей мне когда-то жизнь, а теперь желающей вернуть её обратно, не думая о последствиях.
* * * * *
Прошло ещё два года. Мне стукнуло 20, Хелене исполнилось 18. Отношение ко мне матери ничуть не изменилось – я по-прежнему оставалась служанкой в родном доме… Однако теперь всё было намного хуже. Сестра выросла и превратилась в настоящую красавицу с длинными и гладкими русыми волосами и тёмно-зелёными глазами, боготворящую свою старшую сестру и побаивающуюся мать. Лишь только это произошло, дом наводнили толпы молодых людей брачного возраста, добивающихся её руки. А, возможно, кто-то из них хотел бы завладеть и её сердцем, полюбить её и желать, втайне от всех, для себя взаимности… Впрочем, Лусира выпроваживала всех довольно быстро: никто из деревенских сопляков не годился в зятья к такой уважаемой женщине. «Вот если бы вы все были аристократами…» - мечтала она. Мне же было просто невыносимо видеть всё это, ведь я считала, что тоже достойна этого выбора.
Видимо, Господь возненавидел меня по-настоящему в тот день, когда мои волосы поменяли цвет! А также он, наконец, услышал молитвы Лусиры, помешанной на богатстве…
Стояло пасмурное тихое утро. Небо было затянуто пеленой серых пышных облаков. Ни один лучик солнца не смог пробиться сквозь эту преграду. Слабый ветерок слегка шевелил траву и шаловливо играл с листвой деревьев. Кое-где ранние пташки начинали пробовать свои голоса.
Неожиданно спокойствие природы было нарушено. Послышался стук копыт. Через некоторое время к дому подъехала ослепительно красивая карета, обитая золотом и бархатом, украшенная дорогими драгоценностями.
Лусира резво подскочила к окну. Увидев такое великолепие, она охнула, кое-как вытерла руки о передник и поспешила открыть дверь. Разумеется, она не забыла обо мне. Я во мгновение ока оказалась заперта в тесной кладовой, незаметной для посторонних глаз. Всё, что мне оставалось, - прислушиваться, ведь замочная скважина была настолько мала, что через неё невозможно было ничего разглядеть.
Стукнула входная дверь. Затем стал слышен звук шагов матери, растерянно семенящей перед гостями.
Их было несколько, судя по звукам. Среди приезжих находились и женщины, чьи голоса мелодично звенели. Но вовсе не это обратило на себя моё внимание. Заговорил один из мужчин, скорее всего, самый главный из всех присутствующих. Мать молчала, что в последнее время было небывалой редкостью. Видимо, она прониклась уважением к посетителям. Заинтригованная, я стала тщательно прислушиваться к тому, что происходило за дверью.
Его звали Клеймор, как он сам сказал, если мне не изменяет память. Находясь в кладовой, откуда невозможно было ничего увидеть, я могла лишь догадываться о том, как же, всё-таки, выглядит этот человек с необыкновенно приятным и даже несколько властным голосом, молод он или стар, красив или безобразен...  Мне тогда казалось ужасно несправедливым всё, что со мной происходило. За что ИМЕННО МЕНЯ вычеркнули из жизни?
В доме отчётливо стал слышен топот нескольких человек. Похоже, этого таинственного Клеймора сопровождала огромная свита не хуже королевской! КОРОЛЕВСКОЙ… Вот, что послужило причиной тому, что этих людей вообще впустили. Мать окончательно помешалась на власти и титуле…
«Но как же, интересно, он выглядит?»
Сестра что-то тихо сказала – я не смогла расслышать, что именно, - и незнакомец громко и от души расхохотался. Этот смех вызвал в моей душе неведомый доселе страх… Я не видела этому причин, но мне было очень, очень страшно! «Что же он такое?»
- О, милорд, это честь для нашей семьи! – пробормотала мать раболепным голосом. – А для Хелены – в особенности!
- Хм. Время покажет, мисс… - только и сказал гость.
Вскоре после этого он ушёл. Меня, наконец, выпустили из ада - проклятой , душной, чёртовой кладовой, которую я ненавидела всей душой. Я огляделась. Глаза матери горели торжеством. Давно я её такой не видела. На щеках Хелены гулял нежный румянец, она старалась не встречаться со мной взглядом, в безуспешной попытке скрыть, что влюбилась… Влюбилась в того, кого я даже не видела… «Несправедливо!» - мы обе так считали, поскольку были очень близки по духу, ведь мы родные сёстры. Милая, добрая малышка Хелена стыдилась своих чувств. Она считала, что, испытывая их, предаёт меня – свою любимую старшую сестру, её вечную заступницу и помощницу. Однако это было далеко не так: я радовалась за неё всей душой, пусть и завидовала немного, ведь сама я была лишена возможности стать счастливой.
- Иноэль, детка! – ласково проговорила мать, и я мгновенно насторожилась: уже несколько лет она не называла меня по имени… Что-то было не так… - Ты не отгадаешь, КТО нас сегодня посетил! – её голос дрожал от охватившего её радостного возбуждения.
- И кто же? – безразлично спросила я, хотя всё внутри меня горело от желания узнать это.
- Сам великий милорд Клеймор! – восторженно произнесла Лусира.
- А кто он такой?
Казалось, мать сейчас выйдет из себя, но она сдержалась и удивлённо спросила меня:
- Разве ты не знаешь, кто он такой?
- А с какой стати мне нужно что-то знать о нём? Ты же сама сделала всё, чтобы ни я, ни окружающий мир не знали о существовании друг друга.
- Он граф! Его зовут, - она сделала паузу для увеличения впечатляющего эффекта, - лорд Рейтан Клеймор. Не правда ли, великолепное имя?! Он молод и красив, как Бог.
«Ещё чего не хватало!» - подумала я.
- И он подумает над тем, чтобы жениться на Хелене и дать ей своё имя!
- Что? Мама, ты сама-то понимаешь, о чём говоришь? Он же высокопоставленный человек, а мы всего лишь горстка оборванцев, влачащих своё жалкое существование.
- Замолчи, ведьма! – зашипела мать. – Что ты знаешь об этом? К тому же, твоя сестра любит его, и против этого тебе нечего возразить!
- Хелена, - я посмотрела в зелёные глаза девушки, - неужели ты действительно любишь его, ведь ты встречалась с ним всего один раз?
Сестра смотрела на меня затравленным, виноватым взглядом. Я видела, что она не любит лорда, что он только начал ей нравиться, но воля матери была сильнее её.
- Да, сестра, люблю… - выдохнула она из последних сил и виновато потупилась.
- Вот видишь, дьявольское отродье, я оказалась права. Хелена сама знает, что для неё лучше. – Произнесла та, кого я много лет с гордостью и любовью называла матерью.
Сейчас у меня уже не поворачивался язык так называть эту женщину. Моя ненависть всё возрастала.
- Ты называешь меня ребёнком дьявола, но я ведь твоя дочь! – возмутилась я. Я больше не могла молчать. Всё внутри требовало, чтобы я облегчила душу и высказала всё, о чём думаю. – Тогда получается, что дьявол – либо ты сама, либо мой бедный отец, имени которого я даже не знаю! Ну, что ты теперь скажешь?
- Дрянь! – завизжала Лусира. – Не смей говорить такого о моём муже! Меня, наверное, обманул сам Сатана, приняв облик моего любимого. О, бедный мой муж! Несчастная я женщина!
- И ты жалеешь себя? Какая же ты лживая… Мне стыдно, что я твоя дочь. Лучше уж я действительно была бы дочерью дьявола! Тогда бы мне не было столь обидно от твоих слов.
Это стало последней каплей. Мать не выдержала.
- Убирайся из этого дома, негодная! Чтоб глаза мои больше на тебя не смотрели! Ты нам больше здесь не нужна. Идём, Хелена!
- Но, мама… - попыталась возразить сестра.
- Я сказала: идём!
Она схватила мою дорогую сестрёнку за руку и насильно увела в дом, захлопнула передо мной дверь и заперла её на засов. Я осталась совсем одна…
Начинался новый период моей никчёмной земной жизни, ещё сильнее приблизивший меня к тому, что сулила судьба.
* * * * *
У меня не было с собой ни еды, ни запасной одежды. Только старое платье сестры и успевшая порядком надоесть тёмно-синяя накидка с капюшоном. Я отдала бы душу, только б избавиться от неё, но волосы горели медным золотом, напоминая о том, о чём я и так не забывала, о том, что вынуждало меня носить этот балахон.
Я стала отверженной. Никому во всём мире не было до меня дела. Разве только звери и птицы были рады новой соседке. Однако всё это не могло продолжаться вечно. Даже тот, кто вырос в голоде, нуждается в пище. А у меня её не было. К людям я не подходила из страха, что они раскроют мою тайну, а больше мне никто не мог помочь. Обречена на голодную и мучительную смерть…
Не знаю, как я могла ещё идти куда-то. Моё тело было истощено до предела. Наверное, во мне поддерживало силы врождённое упрямство, а может – настойчивость или вера в лучшее, в призрачную мечту о чём-то хорошем.
За время скитаний мои прежде коротко остриженные волосы отросли и теперь были длиной почти до пояса, по-прежнему медно-рыжие, густые и вьющиеся. Платье из белого превратилось в грязно-серое, покрывшись пылью дорог, по которым я шла, землёй, служившей мне по ночам кроватью, во многих местах сверкало голое тело. Зашить дыры мне было нечем, поэтому я довольно быстро смирилась с этим неудобством. Странно, но за долгое время никто не покусился на мою честь, хотя на своём пути я встречала много хулиганов, бандитов и прочих плохих людей. Возможно, они меня просто не видели, или не хотели замечать такое ничтожество (да, мнение матери сильно повлияло на моё мнение о самой себе). Слава Господу, что всё обошлось!
Тем не менее, у каждого путешествия есть свой конец. Моё тоже подходило к концу. Не дорога, по которой я ступала босыми ногами, израненными и кровоточащими, а весь мой жизненный путь. Я умирала. Не сразу. Медленно, по частям. Душа подёрнулась льдом. Искалеченное тело уже давно не чувствовало ничего. Конец был близок, как никогда, но мне уже стало всё равно, что случится. Хуже уж точно не могло быть.
Из последних сил, еле передвигая ноги, я выбралась из леса, неожиданно заметив просвет между деревьями. Я оказалась на берегу небольшого пруда, посередине которого лежало дерево. Странным было то, что вокруг этого места ЛЕЖАЛ СНЕГ, но вода не замерзала. Более того, моим ступням, стоявшим на этом самом снегу, совсем не было холодно…
Немного поколебавшись, я осторожно ступила на бревно правой ногой. Убедившись, что оно не скользкое, поставила другую ногу. Присев на дерево, посмотрела вниз и улыбнулась своему отражению: миловидной молодой девушке с изумрудно-зелёными глазами и длинными вьющимися чёрными волосами…
«Не может быть!» - пронеслось в голове. Я схватила прядь волос и стала рассматривать – никаких изменений: рыжая, как ни поверни. Взгляд упал на отражение, и меня стало лихорадить: волосы у девушки, находившейся в зеркале водной стихии, оставались чёрными, как если бы мои никогда не меняли цвет.
- Что за чертовщина? – изумилась я и попыталась рукой достать до воды. Расстояние было приличным, и у меня ничего не вышло. Тогда я осторожно легла на бревно всем телом, вжалась в него и снова протянула руку к отражению. Кончики пальцев коснулись чёрных кудрей. Да! Мои рыжие волосы действительно были чёрными в этом пруду.
- Что же это такое? – недоумённо выдохнула я, совершенно сбитая с толку.
- Зеркало истины, моя дорогая. – Раздался чарующий нежный голос.
Неожиданно со всех сторон полился яркий, но мягкий свет. Меня окутало приятное тепло. Снег таял с быстротой молнии, а на кусках земли, которые он покрывал, стремительно вырастала сочная зелёная траваи расцветали диковинные цветы всех оттенков радуги.
Я совершенно была сбита с толку происходящим. Как истинная христианка, я верила лишь в Бога, отрицая любую мистику.
- Кто здесь? – Мой голос, прозвеневший в снова наступившей тишине, показался мне каким-то чужим, неестественным.
- Всего лишь ты… - прозвучал ответ откуда-то снизу.
Я опустила взгляд, пытаясь отыскать источник звука, и замерла, уставившись на своё отражение. Вдруг мне показалось, что выражение лица моей черноволосой копии неуловимо изменилось. Я стала внимательнее присматриваться. В конце концов, не выдержав тяжести, бревно начало шататься и чуть не перевернулось. От страха я зашлёпала руками по воде, пытаясь удержать равновесие.
- Осторожней!
Снова этот голос. Его обладательница звонко смеялась над моей неуклюжестью.
- Да кто ты? Где прячешься? Я не вижу тебя! – закричала я изо всех сил.
- Неужели ты до сих пор не догадалась, Иноэль? Посмотри ещё раз в воду.
Без особого энтузиазма я повернула голову к прозрачной глади пруда и в который раз увидела отражение. Но тут меня пронзила догадка: девушка под водой смотрела прямо мне в глаза и, склонив голову немного вбок, улыбалась. Улыбалась! И это в то время, когда мои губы были скептически сжаты! И наклон головы вводил в заблуждение. Казалось, что там совсем другой человек. Но как это может быть возможно?
- Ну что ты так на меня смотришь, как будто привидение увидела? – обиженно проговорила девушка.
- О, Господи Боже… Как же так? – растерянно залепетала я. – Ты же отражение… Как ты можешь быть живой? И твои волосы…
- Но я же сказала, что это – зеркало Истины. Здесь ты отражена такой, какая ты на самом деле. Это зеркало видит незримое. Да, на вид твои волосы медно-рыжие, но на самом деле они по-прежнему чёрные. У многих девушек волосы так меняют цвет. Твой случай примечателен тем, что цвет остался рыжим, а не изменился со временем года.
- И что это значит? – Я окончательно запуталась.
- Это значит, что у тебя есть скрытые силы, о которых ты пока ничего не подозреваешь. Если хочешь, ты можешь их развить. Наша Госпожа поможет тебе в этом, ведь ты Особенная!
- И чем же? – хмыкнула я. – Что ещё за госпожа?
- Она…
Резкая вспышка света прервала ответ отражения. Мне показалось, что я сейчас ослепну, но сияние уже исчезло, и я вздохнула с облегчением: зрение нисколько не пострадало. Предельно осторожно я поползла по бревну, чтобы выбраться на сушу. Это далось мне нелегко: шершавое бревно обдирало кожу до крови. Наконец, мои ноги почувствовали под собой мягкую зелёную траву. Я села, обхватив руками колени и, склонив голову вбок, осматривалась по сторонам. Как же вокруг было красиво!
Тут я заметила над своей головой птицу, описывающую в воздухе круги, будто привлекая моё внимание. Я невольно залюбовалась этим сказочным созданием. И было, чем восхищаться: птица по размеру могла сравниться с соколом, название её мне незнакомо. Бирюзовое оперение спинки и крыльев и ярко-малиновое – грудки и оборотной стороны перьев, маленький изящный жёлтый клюв и красные глаза-бусинки – всё это заворожило меня. Птица оказалась настолько красивой, что возникало ощущение, будто она не принадлежит этому миру, слишком уж нереально она выглядела.
В этот момент что-то защекотало меня по плечу и спине. Я обернулась: это оказался хвост птицы, достигавший в длину около полутора метров, раздвоенный по всей длине и завивающийся на концах, состоящий из тончайших пёрышек, больше похожих на пух. Волшебное зрелище!
Что-то, что птица, которую я про себя окрестила райской, держала в жёлтых лапах, старательно сжимая острыми, цепкими коготками, блеснуло под солнечными лучами. Ещё один круг надо мной – и птица стала удаляться в сторону леса. Нечто снова блеснуло, но уже ниже: ноша была потеряна.
Я бросилась туда, куда упал этот блестящий предмет, оказавшийся ослепительно красивой золотой цепочкой с большим круглым рубином на месте кулона. Цепь обвивала этот камень, будто золотая сетка.
Слух мой уловил мелодичное чириканье. Я оглянулась. Птица и не думала улетать. Она поджидала меня, будто приглашая последовать за ней. Взвесив в уме все «за» и «против», я решила рискнуть, ведь выбора как такового у меня не было – впереди ждала быстрая голодная смерть в придорожной канаве.
- Ну,хорошо! Я пойду с тобой. – Крикнула я птице.  
Она полетела, огибая стволы деревьев, и я последовала за ней, изо всех сил стараясь не отставать, что было очень нелегко. Мы направлялись в ту же сторону, откуда я вышла на берег пруда некоторое время назад, но местность вокруг изменилась до неузнаваемости: вместо голых чёрных деревьев тут и там удивляли глаз гиганты с роскошными кронами различных цветов, от зелёного до красного, будто лето и осень смешались в этом необычном месте. Частенько на пути попадались диковинные животные , которые, казалось, совершенно не боялись меня, чужого человека. А птица вела меня всё дальше и дальше… Я уже не шла, а бежала, изо всех сил сжимая в ладони рубиновый кулон.
* * * * *
«Райская» птица привела меня к какой-то старинной пещере, выдолбленной прямо в скале Бог весть знает когда. Внутри, как ни странно, произрастали диковинные растения, не известные нашему миру. От стен исходило необычное малиновое свечение, придававшее всему вокруг абсолютно фантастические образы. «Не от мира сего…» - подумалось в очередной раз. Несмотря на мои опасения, мне понравилась эта пещера. Малиновый свет, казалось, успокаивал, согревал… Да, от него исходило живительное тепло, так необходимое моему истощённому организму.
Я присела на камень и принялась рассматривать сокровище, которое не выпускала из рук. Ослепительно сверкающий рубин манил, притягивал к себе, как мощный магнит.Хотелось вот так сидеть и вечно смотреть в кроваво-красную глубину…
Птица зависла в воздухе справа от меня, вероятно пытаясь забрать «свою» вещь. Я посмотрела в её малиновые глазки-бусинки и улыбнулась этому восхитительному созданию.
- Это ведь твоё, да? – спросила я, зная, что никакого ответа мне дано не будет, ведь животные и птицы не умеют говорить. – Не беспокойся, я не заберу украшение себе, хотя оно очень красивое. Я впервые вижу нечто подобное.
И тут случилось то, чего я меньше всего в жизни ожидала – птица чирикнула, а потом произнесла на ясном человеческом языке:
- О, нет, этот кулон не принадлежит мне. Это сокровище Госпожи, я всего-лишь хранитель… Госпожа прислала за тобой, поэтому я решил с помощью украшения привести тебя к ней, иначе ты бы решила, что сошла с ума и никуда бы не пошла, предпочтя ужасную смерть своей будущей жизни.
- Ты… говоришь… Но как?
- Всё благодаря Госпоже. Такова её сила.
- Так кто же она такая?
- А почему бы тебе самой не спросить у неё?
- Где мне её искать?
- Уже нигде. Она здесь, позади тебя.
Я резко обернулась, но никого не увидела.
- Ты меня разыгрываешь? Здесь же никого нет!
- Просто ты ещё не можешь её видеть, потому что не принадлежишь к нашему миру. Пока что…
- Разве люди могут быть невидимыми?
- Люди – нет, но волшебные существа – да…
- Что за чушь ты несёшь? – рассердилась я.
- Не сердись на него, Иноэль. – Раздался знакомый чарующий голос позади меня.
Кто-то положил руку на моё плечо. Я вздрогнула. Кожа покрылась мурашками. Я стремительно повернулась назад, готовясь дать отпор тому, кто напугал меня, и… остолбенела от удивления и восхищения.
Там стояла высокая стройная молодая женщина редкостной красоты. Гладкие светлые волосы спускались шелковистыми волнами ниже пояса. Они сияли и мерцали, ослепляя своим золотистым блеском. Шоколадно-карие глаза горели мудростью и знанием. В миг, когда я её увидтела, мне показалось, что она совсем нагая, но, присмотревшись внимательнее, я поняла, что это абсолютно не так: на незнакомке была одежда из настолько тонких и невесомых тканей, что они казались прозрачными. Женщина была одета в платье, ниспадающее до пола, бело-розового оттенка, расшитое золотыми и серебряными нитями. Длинные широкие рукава в двух местах стягивались резной тесьмой, лиф расшит драгоценностями в умеренном количестве (камни сильно напоминали мне капли росы), тончайшая многослойная юбка стягивалась на бёдрах позолоченным шнурком, спускавшимся после до земли. Фасон юбки соответствовал древней саксонской традиции – узкая на бёдрах, она постепенно расширялась к низу. Ткань сияла и мерцала, будто покрытая алмазной пылью. Из-под подола немного высунулся мыс туфельки, нежно розовой и украшенной живыми цветами… И тут я заметила ещё кое-что: на голове женщины появилась маленькая золотая корона, украшенная бриллиантами и розовыми сапфирами. В ушах заблестели золотые серьги, на руках появились браслеты и кольца.
Я стояла,открыв рот, заворожённая происходящим. Наконец, красавица стала чётко видна. Она ослепительно улыбнулась, быстрыми шагами подошла ко мне и стремительно заключила в свои неожиданно крепкие для такой хрупкой женщины объятия. Я испугалась и смутилась. На щеках проступал предательский румянец. От незнакомки исходил чудесный аромат полевых цветов. Она вся благоухала счастьем и жизнью.
- Не пугайся, дорогая. Здесь тебя никто не обидит.
- Но кто Вы? Где я нахожусь?
Женщина вздохнула и… расправила два полупрозрачных, резных, как у бабочки, крыла…
- О-оо… - выдохнула я, окончательно растерявшись и запутавшись в своих впечатлениях.
- Добро пожаловать в мир Фей, Иноэль. – Приветствовала меня женщина.
- Разрешите представить Вам нашу Госпожу, нашу королеву – Её Величество Глориана! – прочеканила птица.
- Ваше Величество! – ахнула я и поспешила поклониться, что получилось довольно неуклюже: я чуть не растянулась на земле.
- Не стоит. – Королева наклонилась и дотронулась до моего плеча. – Встань, пожалуйста. Мы давно уже ждали тебя, Иноэль. Пойдём, я провожу тебя во дворец. Остальное объясню по прибытии.
Совершенно не задумываясь над тем, что делаю, я без возражений последовала за ней. Она была так прекрасна, мила и чиста, чего в реальном мире почти что не встретишь.
Пейзаж вокруг полностью изменился, причём, я даже не заметила, когда именно это случилось. Будто мы прошли сквозь невидимую стену и мгновенно оказались в ином мире, что я лично считала невозможным.
- Стоп… Если Глориана может быть невидимой, то почему стены её королевства не могут? – прошептала я себе под нос.
- Ты наблюдательна, дорогая. – Неожиданно обратилась ко мне моя спутница.
-О чём Вы, Ваше Величество?
- Мы действительно недавно миновали границу волшебного царства, как ты и отметила.
- Но я не…
- Ничего мне не говорила. – Закончила за меня фея. – Я умею читать то сокровенное, что скрыто в глубине души. Одним словом – мысли. Не беспокойся, - заверила она, увидев, что я хотела протестовать, - лишнего я не читала. Ты говорила так громко, что и мёртвый бы услышал.
- Но я же прошептала эти слова…
- Да, но у нас хорошо развит слух, так что твой шёпот – почти что звук фанфар для существ этого мира.
- О-оо, я не знала, простите.
- Разумеется, никто из смертных не имеет права на такие знания. Кроме тебя… - добавила она, помолчав. – И ещё одна мелочь: Иноэль, я не читала твои мысли. Мне было достаточно того, что поведали твои уста.
- Прошу, Ваше Величество, объясните мне, что значит миновали границу? Я не заметила никаких следов или отметок.
- Люди не могут их видеть. Граница незрима для смертных. Мы же, феи, можем её различать: для нас примятая трава и золотистое свечение имеют особый смысл. Скоро и ты научишься этому.
- Чему научусь? – не поняла я.
- Всему своё время. – Улыбнулась Глориана. – Скоро ты узнаешь всё, что захочешь.
Догадавшись, что королева сейчас не настроена отвечать на мои вопросы, я прекратила свои попытки и полностью сосредоточилась на обозревании окрестностей.
Это было воистину неописуемое, сказочное зрелище! Казалось, будто сошлись вместе сразу все четыре времени года. Я видела снежные сугробы, деревья, усыпанные снегом, и покрытые льдом водоёмы; видела молодые зелёные побеги на чёрных кустах, проталины, подснежники; восхищалась сочной зеленью деревьев, полевыми и лесными цветами, пробовала дикие ягоды; кружилась в водовороте разноцветных листьев, мокла под тёплым осенним дождём,танцевала босыми ногами на поляне, залитой солнечным светом, дышала свежестью природы, независимая от внешнего мира и других людей. Здесь я впервые в жизни почувствовала себя по-настоящему счастливой! Мне хотелось поведать мою тайну всему свету, но, стоило увидеть взгляд королевы, проникавший, казалось, в самые тёмные уголки души, как это стремление исчезало. Выдавать знания волшебного мира было строго-настрого запрещено…
- Вот мы и пришли… - Резко проговорила королева фей.
- А где же птица? – вопрос сам собой сорвался с моих губ. Я не успела даже осознать это. – Ну та, что я видела у зеркала Истины…
- У вас её называют малиновкой. У нас – королевская малиновка. Как видишь, очень похоже. Но внешне эти птицы сильно различаются: малиновка мира людей с коричневым оперением и коротким хвостиком, а нашего хранителя ты видела сама. Понимаешь, о чём я?
- Да, но они так непохожи…
- В этом и заключается прелесть волшебного царства. Здесь все могут быть такими, какими хотят быть, или такими, какие они есть на самом деле… - Произнося эту фразу, Глориана внимательно посмотрела на меня. Я смутилась, покраснела и отвела взгляд в сторону от её проницательных глаз. – Разве ты не этого хочешь, Иноэль?
- Вы можете сделать меня прежней? – с надеждой спросила я.
- Ещё не знаю, но сделаю всё, что в моих силах.
- Хотя бы это утешает. – Проворчала я.
- Не сердись. – Королева по-родственному обняла меня за плечи. – Силы внутри тебя могут мне помешать. В конечном счёте, всё будет зависеть от тебя самой: сможешь ли ты принять себя, или нет. А сейчас, следуй за мной.
- Но куда? Дальше одна болотная топь…
- Ох, ты всё ещё мыслишь и чувствуешь, как человек. Но ничего, скоро ты станешь одной из нас.
Королева подошла к поваленному трухлявому дереву, за которым начиналось болото, и подняла руки и лицо к небу. Неожиданно налетел ветер и растрепал волосы феи. Вокруг неё появилось слабое сияние, которое постепенно становилось всё ярче и ярче. Она начала быстро что-то произносить на странном, незнакомом мне языке. Слова звучали всё быстрее, отчего казались лишь более непонятными. «Что же это за язык?»
- Латынь. – Быстро ответила королева, не отрываясь от своих действий.
Я была сильно удивлена, но постаралась не подавать виду. Всё внутри горело от осознания очевидного: свой вопрос я не произносила вслух, а королева на него мгновенно ответила! Она читала мои мысли! Мне стало на мгновение страшно, по телу пробежал холодок, но почти сразу же все неприятные ощущения исчезли.
- С чем же я столкнулась,Господи? – пробормотала я себе под нос, продолжая внимательно следить за действиями феи.
Странно, но мне даже не пришло в голову спросить, кто они, эти феи… Это стало моей первой огромной ошибкой…
Ещё некоторое время Глориана бормотала какие-то фразы и разводила руками. От напряжения на её лице выступили капли пота. Наконец, она тяжело вздохнула, провела обратной стороной ладони по лбу и повернулась ко мне, с нетерпением ожидающей, что же случится.
- Путь свободен, Иноэль. Мы можем идти.
- Но там же болото… - усомнилась я.
- Я же сказала, что можно идти! Взгляни-ка туда!
Я проследила взглядом за её рукой и онемела: болото исчезло, будто его и не было. На его месте протекала широкая и чистая река, казавшаяся бирюзовой. На противоположном берегу красовался дворец, почти прозрачный, но с каждым мгновением становящийся всё чётче и реалистичнее.
- Нам туда? – робко спросила я.
- Да, милая. Это и есть мой дворец. Нас там уже давно ждут. Идём.
- Но как мы переберёмся через реку? Я не умею плавать.
- Это не проблема.
Королева что-то прошептала, и около берега появилась небольшая хрустальная лодка с серебряными вёслами, будто приглашая на борт.
- Садись, не бойся. Лодка доставит нас на тот берег.
Осторожно, боясь поцарапать борта или перевернуться, я забралась внутрь и села на прозрачную скамейку. Внизу, под водой, резвились чудесные разноцветные рыбки. Я засмотрелась, привлечённая этим нехитрым зрелищем.
Королева Глориана оказалась более утончённой. Я даже не заметила, как она оказалась на соседней скамье, но выглядело это всё по-королевски изящно. Фея нравилась мне всё больше и больше… Она олицетворяла собой всё то, что, как мне бы хотелось, было бы во мне, если представится возможность.
Лодка, будто управляемая незримым перевозчиком, медленно и плавно заскользила по воде, слегка покачиваясь на волнах. Я сидела и мечтала, тёплый ветерок дул в лицо, навевая воспоминания о том, что я хотела бы забыть. Я вспоминала о доме: о матери и сестре. «Как ты там без меня, моя маленькая Хелена? Хорошо ли она обращается с тобой? Помните ли вы ещё обо мне?»
- Не беспокойся о них. Всё так, как и должно быть. Сейчас пришло время думать о себе, а не о тех, кто так поступил с тобой. Мне когда-то нравилась твоя мать, но она переменилась, стала по-настоящему злой и алчной.
- Простите, Ваше Величество, что мои мысли, которые Вы читаете, такие грустные. Однако я ничего не могу с собой поделать. Прошлое не вернёшь…
- Зато впереди – будущее. Оно принадлежит только тебе, и никто не имеет права отнять его у тебя! Ой, вот мы и добрались.
Лодка слегка ударилась носом о противоположный берег и повернулась так, чтобы нам было удобнее сходить на берег, а, точнее, - на ступеньки огромной белой мраморной лестницы, ведущей от воды к воротам замка.
Вблизи дворец оказался ещё прекраснее, чем издалека. Я с восхищением разглядывала белоснежные стены с вкраплениями драгоценных камней. «Сколько же стоит такое великолепие?» - думала я.
- Нисколько. – Улыбнулась мне королева.
Я вздрогнула. Её манера читать мысли в самый неподходящий момент начинала меня пугать и раздражать.
- Не сердись, пожалуйста.
«Чёрт, и это прочитала… Да что же это такое?»
- Не поминай слуг дьявола, Иноэль, иначе он заинтересуется твоей персоной. А это ни тебе, ни нам ни к чему . Будь осторожна в выражении фраз и мыслей.
- Простите, Ваше Величество, но то, что Вы постоянно читаете мои мысли, выбивает меня из колеи. Мне это очень неприятно…
- Если ты так хочешь, я перестану. Тебе давно следовало сообщить мне об этом. В следующий раз не стесняйся и говори прямо!
Я робко улыбнулась и осмелилась поднять взгляд на фею. В голове крутился вопрос: «Почему это всё ничего не стоит?»
- Ваше Величество, - спросила я, чувствуя, что сердце от страха вот-вот выпрыгнет из груди, - Вы сказали, что это богатство нисколько не стоит… Что это значит?
- Все эти камни и драгоценности созданы природой, а не человеком или волшебными существами. Мы лишь используем её дары. Наша магия, конечно, помогает в строительстве, но деньги мы в это не вкладываем.
- Но люди мечтают о том, чтобы иметь хотя бы один такой камень, как в этой стене… Ради этого они готовы пойти на всё… Это так ужасно…
- Ты права. Твоя мать стала такой. У камней тоже есть душа. Они не хотят принадлежать людским существам, зная об их натуре.
- Но ведь есть и такие, кто таки добывает богатство?
- И что? Разве оно приносит им или их семьям и потомкам счастье? Нет, только боль и страдания.
- Как это дико, ужасно.
- Ты хотела ещё сказать «бесчеловечно». Почему же передумала?
- Я посчитала, что «бесчеловечно» - значит «не свойственно человеку», соответственно, это слово для обозначения других существ, но они не могут быть алчными… В этом и заключается некий парадокс.
- На самом деле, бесчеловечность очень даже свойственна людям. Они сравнивают таких людей с животными, не подозревая о том, что животные-то, как раз, не способны на такие поступки. Мне жаль людей. Они сами не понимают, чего лишаются по причине своих желаний и страстей.
Я предпочла промолчать. Слова королевы фей заставили меня сильно задуматься над теми вещами, которые раньше я принимала, как должное.
- Идём же! – Глориана прервала поток моих мыслей. – Нас уже порядком заждались.
Я вздохнула и медленно поднялась на ноги. Выход из лодки удался намного лучше, чем жалкая попытка забраться в неё. Очутившись на твёрдой ступеньке лестницы, я вздохнула с облегчением. Королева взяла меня за руку и стала подниматься. Я следовала за ней, но на мгновение обернулась назад и отметила про себя, что лодка исчезла. Впрочем, такие вещи уже почти перестали меня удивлять.
Лестница снизу казалась небольшой, но, поднимаясь по ней, я поняла, насколько заблуждалась – подъём был бесконечным. Каждая следующая ступень давалась труднее, чем предыдущая. «Что же это такое?»
- Не каждому смертному дано подняться по этой лестнице. Чем больше вещей его связывает с миром людей, тем труднее будет подъём. А тебя с людьми связывает очень многое.
- Значит, я не смогу дойти до вершины? – расстроилась я. – Зачем же я тогда пришла сюда?
- Сможешь. Но тебе придётся очень тяжело. Не удивлюсь, если наверху ты потеряешь сознание от усталости. Но ты можешь облегчить себе задачу.
- И как же? – недоверчиво прошептала я.
- Сбрось со своих плеч груз прошлого.
- Как это?
- Забудь боль, забудь всё, что связывало тебя с той жизнью.
- Но я не могу!
- Тогда тебе придётся вернуться обратно!
- Мне некуда идти…
- Но ты только что сказала, что не можешь забыть свою боль. Ты лгала?
- Я могу забыть боль, но не могу вычеркнуть из памяти своих родных.
-Я и не прошу о такой жертве. Забудь все свои муки и ступи во дворец Фей с чистой душой, освобождённой от переживаний.
- Легко сказать… - раздражённо пробормотала я в ответ на это.
Королева удивлённо вскинула брови, но ничего не сказала. Я сочла это добрым знаком.
- У тебя всё получится! – Наконец произнесла она и стала удивительно быстро и грациозно подниматься вверх. По-видимому, её не терзала боль.
- Можно подумать, я хуже её! – ворчала я, беспомощно барахтаясь на ступеньке примерно в середине лестницы.
Мне хотелось, чтобы в руках появилось что-нибудь твёрдое, и я бы сломала к чертям всю эту постройку. «Ох, опять помянула нечистого… Да ладно, подумаешь… Один раз всего!» И тут я вспомнила Лусиру. И поняла, что не могу её ненавидеть, по крайней мере, сейчас. Просто в моей душе не осталось к ней чувств. Совсем. Только пустота, приятная в своей всеобъемлющей ясности.
Как только я это осознала, во всём теле появилась невиданная лёгкость. Стоит ли говорить, что я довольно быстро преодолела оставшуюся половину лестничного пролёта, где уже ждала Глориана в окружении множества слуг. Их внешний вид поразил меня до глубины души. Кого тут только не было! Эльфы, водяные, лешие, домовые и прочие сверхъестественные создания, названия которых я даже не знаю. И вся эта толпа жадно разглядывала меня. Казалось, в следующую секунду они бросятся в атаку, но этого не случилось. Волшебные существа расступились, образовав небольшой проход, ведущий к огромным массивным дверям. Не знаю, из какого именно материала они были сделаны, но внешне он напоминал тёмную породу дерева. Двери были украшены чудесным золотым орнаментом в виде переплетающихся виноградных лоз. Всё это выглядело монументально, захватывающе, величественно… Но у меня не было тогда особого энтузиазма. Всё тело ломило от ран. Ноги подкашивались от усталости, вызванной долгим путешествием, а, в большей степени, - недавним подъёмом по лестнице волшебного мира.
Зажмурив на мгновение глаза, я глубоко вздохнула и сделала шаг вперёд. Открыв глаза, понемногу успокоилась и уже более уверенно продолжила своё шествие по проходу. Слева пслышалось глухое ворчание, но я не обратила на это внимания. Через некоторое время я услышала низкий гортанный презрительный рык справа от себя и резко повернулась. Едва различимое полупрозрачное существо в виде юноши с крыльями стрекозы открыло свой рот (если «это» можно было назвать ртом) и оскалило на меня несколько рядов длинных и острых, как бритва, зубов. Лично мне они больше напомнили кинжалы. Тогда я, наконец, поняла, что и вошебные существа могут быть опасны. Раньше я и не подозревала о таком. Всё становилось ясным. Здесь, в их мире, скрытом незримой стеной от людских глаз, я, земная девушка, была чужой, лишней, ненужной и даже опасной, поскольку могла раскрыть всем вокруг тайны мира фей. Эти создания имели полное право недоверчиво относиться ко мне и даже угрожать. Ведь они опасались за своё дальнейшее существование!
Я уже почти подошла к дверям, ведущим в главный церемониальный зал, когда путь мне неожиданно преградила молодая черноволосая девушка, очень похожая на меня.
- Ты не должна идти дальше, Иноэль! – произнесла она, с отчаянной мольбой взирая на меня.
- Но почему? Я проделала столь трудный и долгий путь, чтобы сюда добраться. Неужели всё это было зря?
- Не зря. Однако это не стоит того. Феи весьма опасны для людей.
- Но они сказали, что я одна из них!
- Это ложь! Ты человек! Обыкновенный человек!
- Но… мои способности…
- Рыжие волосы? Бред! Это влияние солнца. Оно на многих черноволосых людей так действует. Однако тебя подкупило то, что волосы остались рыжими, не так ли?
- Да.
- Как ты думаешь, почему я так на тебя похожа? Мы же как зеркальное отражение.
- Я не знаю. О-о-о, это тебя я видела в пруду, где зеркало Истины?
- Именно. Но тебе сказали, что там отражена настоящая ты, что зеркало видит правду. Но это всё лишь часть правды. Я это ты.
- Что? О чём ты?
- В тот день, когда тебе исполнилось 16 лет, и ты кружилась на поляне под солнечными лучами, феи обратили на тебя своё внимание. Как ты, вероятно, слышала, они часто похищают смертных и забирают в этот мир. Но с тобой всё по-другому! Они похитили твою сущность, твою душу, твоё «я»! Поэтому твои волосы не стали снова чёрными. Я не знаю, для каких целей ты им понадобилась, но не верь им, не слушай их. Возвращайся домой!
- Меня там никто не ждёт.
- Ты лжёшь сама себе. А как же Хелена? Она так тебя любит! Она скучает, Иноэль, возвращайся к ней, прошу тебя!
- Хорошо, я вернусь. Но после того, как закончу с тем, что привело меня сюда. Если можно, принеси мне литературу о феях. Я хочу знать больше. Этот мир прекрасен!
- Это лишь оболочка! Опомнись же!
- Не желаю ничего слушать. Обратно сейчас я не вернусь. Но постараюсь принять твои слова к сведению.
- Это был твой выбор… - прошептала девушка и, склонив голову, отступила, освобождая мне дорогу.
Я гордо прошла остаток пути. Каменные, или деревянные, двери распахнулись, пропуская меня внутрь. Я смело шагнула в темноту. Двери с грохотом захлопнулись за спиной. Яркий свет, появившийся из ниоткуда, мгновенно озарил мрак помещения, в котором я оказалась. Зал, мягко говоря, был огромен. Высота стен достигала нескольких десятков метров. На другом конце располагался средних размеров алтарь, на котором стояла небольшая золотая чаша, инкрустированная разноцветными драгоценными камнями. На каждом камне был какой-то рисунок. Окна были застеклены цветным стеклом, витражи смотрелись изумительно. В центре зала стоял большой стол, вокруг него были расставлены резные стулья. Я в который раз удивилась тому, что не знаю, из чего всё это сделано. Мои глаза стали искать светильники, но ничего подобного здесь не было. Свет лился отовсюду. Казалось, стены, пол и потолок, и даже мебель, излучают его.
- Ты удивлена, милая? – королева Глориана подошла ко мне. – Здесь нет привычных тебе вещей. Мы не используем светильники. Нам светит солнце, а ночью – луна.
-Здесь прекрасно…
- Если ты хочешь, то можешь остаться. Навсегда.
- Но как?
- Только став одной из нас, став феей. Кубок, который ты видела, предназначен именно для этого.
- А я смогу видеть сестру?
- Если дашь клятву о том, что не выдашь наши секреты. За её нарушение грозит тяжкое наказание. Подумай, нужно ли тебе это.Инола принесла тебе книги, которые ты просила. Ознакомься с их содержанием.
- Кто такая Инола?
- Девушка, что ты видела в зеркале Истины, и которая разговаривала с тобой у дверей. Когда примешь решение, приходи сюда. Я буду ждать. А пока ступай за мной. Я проведу тебя в твои покои.
Я последовала за королевой, как марионетка. Мы прошли множество коридоров и развилок и, наконец, оказались перед деревяной, настоящей деревянной дверью. Здесь фея оставила меня и исчезла.
Я осторожно открыла дверь и вошлв внутрь. Комната оказалась небольшой, но просторной и уютной. Со всех сторон, как и во всех помещениях, в которых я была, струился тёплый и мягкий розоватый свет, окутывая своих гостей домашним уютом и заботой. Окно было расположено прямо напротив двери. Справа от него стояла небольшая одноместная кровать, заправленная кружевным бельём. С другой стороны располагался книжный шкаф. Рядом с ним помещался хлипкий деревянный столик, на котором стояла толстая белая восковая свеча и лежало несколько лучинок. Красное мерцание на покрывале привлекло моё внимание. Я подошла поближе. На кровати лежала тоненькая книга в ярко-красном переплёте. Сияние шло от неё, но оно исчезло, едва я взяла её в руки. На обложке крупными корявыми буквами красовалась надпись: «Феи». Автором значился какой-то историк, явно из рода людей. Я вспомнила, что должна прочесть о феях как можно скорее и решить, какую жизнь и какой мир выбрать.
Я удобно устроилась на кровати и, раскрыв книгу на главе «Основные сведения о феях», принялась внимательно читать, стараясь не упустить ни одной мелочи. Далее привожу примерный текст того, что там было написано.
«Феи – общее название сверхъестественных существ и духов, которые обитают между небесами и землёй. И добрых, и злых фей в разные периоды истории связывали и путали с ведьмами. Во время охоты на ведьм в Европе и Британии обвиняемые в колдовстве нередко пытались спасти свою жизнь, заявляя, что колдовать их научили феи. Это казалось менее пагубным, чем воспринять ремесло от дьявола. В основном,  феи составляли отдельную категорию, но, при удобном случае, духовенство связывало их с дьяволом. Вера в фей распространена повсеместно. Она достаточно древняя и восходит к временам язычества. Феи различаются по облику и размерам и известны под рядом имён. В частности, эти существа называют брауни, эльфами, карликами, троллями, гномами, поока, лепреконами и банши. Вера в фей существует во всех культурах.
Слово "фея" образовалось от латинского « fata» — "судьба". Персонификацией судьбы являлись сверхъестественные женщины, посещавшие новорождённых. Архаическое английское слово, обозначающее фей — «fay». Оно означает "очарованный", "околдованный". Состояние очарованности — fayerie (феерия), от него со временем произошли слова faerie и fairy (фея).
Существует четыре основные теории происхождения фей:
1.Феи — души язычников. Будучи некрещёнными, души застревают между
мирами, поскольку они не столь греховны, чтобы быть низвергнутыми в ад,
и не столь праведны, чтобы вознестись на небеса.
2.Феи — падшие ангелы. Когда Господь изгнал Люцифера из рая, ангелы, поддержавшие его, были низвергнуты вместе с ним. Но Господь мановением
руки остановил их падение, осудив остаться в том месте, где они находились в этот миг. Некоторые были в воздухе, некоторые — на земле,
некоторые — в морях и реках. Это поверье распространено в Ирландии,
Шотландии и Скандинавии.
3.Феи — духи природы. Эта теория чем-то близка предыдущей. Она помещает фей среди многочисленных духов, населяющих все места и веши на планете.
4.Феи — низкорослые человеческие существа. Имеются свидетельства
существования низкорослых рас, населявших некоторые районы Европы и
Британию в период неолита и бронзового века перед миграцией кельтов. В Ирландии эти народы известны под именем племён богини Даны (Thuatha de Danaan). Они жили в холмах и укрытиях, спрятанных под холмами и курганами. Это был скромный и трудолюбивый народ. Когда вторглись более сильные племена и победили их, используя оружие, сделанное из железа, они скрылись в лесах, где жили тайно. Эти племена были язычниками и продолжали поклоняться языческим богам. Они были тесно связаны с природой и обладали телепатическими способностями. Некоторые из них мастерски добывали и обрабатывали металлы, другие были пастухами и держали низкорослых коров и лошадей. Часть вела партизанскую войну против завоевателей».
Я потянулась, чтобы размять затёкшие конечности, и вновь углубилась в чтение.
«Более рослые племена относились к неуловимым карликам с подозрением и чувством превосходства. Со временем им стали приписывать магические атрибуты и свойства. Такие народы, как лаппы, пикты и романо-британско-иберийские племена были достаточно высоки ростом и смешивались с кельтами, норманнами и саксами. Многих превратили в сервов и слуг, некоторые слились с рослыми расами путем брака. До 13 века было престижно иметь предков из фей. Из четырех теорий последние две наиболее вероятны: маленькие народы отождествлялись с феями, поверья приписывали им сверхъестественные способности и свойства духов природы.
Физические характеристики фей различны. Некоторые из них маленькие, подвижные, прозрачные существа ростом всего в несколько дюймов. Они могут спускаться на капле воды, отчего та слегка подрагивает. Некоторые — карлики и "маленький народец"  - немного ниже смертных. Встречаются и гиганты. Феи бывают и красивы, и безобразны. Обычно это озорные и непредсказуемые существа. Их можно задобрить едой и безукоризненно чистым домом. Суеверные называют фей "добрым народцем" и "добрыми соседями", чтобы заслужить их расположение. В том случае, если смертные завоюют их расположение, феи бывают щедры на подарки, как материальные, так и духовные. Большинство из этих существ сладострастны, им нравится соблазнять людей; некоторые женятся на
смертных или выходят за них замуж. В целом,  говорить о феях и их делах  - считается не к добру. Это может привести к немедленному исчезновению
всех даров фей, таких как собственность и благополучие, и даже потерю
любовника или супруга из их числа. Феи активны по ночам, любят пить, танцевать и петь. Их музыка довольно изысканна. Одеваются они в зелёное. Этот цвет считали атрибутом ведьм».
- Враньё… - прошептала я. – Либо господа инквизиторы сами не знают толком ни одной приметы настоящей ведьмы.
« Зелёная одежда помогала феям прятаться в лесах. У некоторых из них, как считается, зелёная кожа. У фей много домашних животных. Как правило, животные рыжие и белые. Они не держат кошек и домашнюю
птицу. В Ирландии кошек, особенно злых, считают феями. Пение петуха
отпугивает фей, как и ведьм, и демонов. Как персонификации Судьбы, феи
любят посещать новорожденных и,  не задумываясь крадут их,  особенно
некрещённых младенцев, которых называют "маленькими язычниками". Детей заменяют подкидышами — сморщенными отпрысками фей. Феи предпочитают красть светловолосых детей, чтобы улучшить цвет волос своего народа».
- Да уж, у королевы великолепные волосы… - подумала я.
«Чтобы предотвратить похищение ребенка, над колыбелькой вешают железные ножницы (железо, по преданию, отпугивает фей) или вкалывают в распашонку железную булавку.  Действенной мерой считается положить на колыбельку отцовские брюки, очертить огнём вокруг кроватки круг,
перекрестить младенца, окропить его и колыбель святой водой, дать
новорожденному прозвище. Последнее связано с верой в магическую силу
имени. Если феи не знают настоящего имени ребёнка, они не смогут заколдовать его. Верят, что ведьмы часто действуют в сговоре с феями, похищая новорождённых и маленьких детей, чтобы взять выкуп. С древних времён и до наших дней, когда вера в фей достигла пика, уродливые, умственно отсталые или непослушные дети считались подкидышами. Чтобы заставить подкидыша обнаружить свою сущность, нужно было поджечь его».
Меня передёрнуло. Я знала о жестокости церкви и людей, но чтобы до такой степени…
« Несомненно, много детей погибло из-за этих испытаний. В раннем Средневековье любой мог увидеть фею. Но со временем они приобретали все больше волшебной силы и стали невидимы для всех, кроме ясновидящих».
- Неужели я ясновидящая? – изумлённо произнесла я. – Интересно, что ещё знает этот историк.
« Те феи, которых ловили люди, чахли на глазах. Если они не могли бежать, то вскоре умирали. Смертные, посещавшие страну фей — волшебную подземную страну («Странно, но не похоже, что я нахожусь под землёй!»), по возвращении обнаруживали, что для фей время течёт очень медленно: день, проведённый там, оказывался земным годом».
Я ужаснулась. Если я буду жить с феями, то смогу видеть родных лишь пару раз, ведь будет проходить много лет.
« Говорят, что некоторые из фей пьют человеческую кровь, как вампиры. На острове Мэн верят, что, если не оставить фее воды, она будет сосать кровь спящих в доме или оцарапает их и сделает пирог, замешанный на человеческой крови. Затем фея спрячет его в доме. Этот пирог надо найти и дать отведать пострадавшим, не то они умрут от сонной болезни. Реальные "маленькие народцы" со временем стали отождествляться с ведьмами. В наши дни, когда вера в фей необычайно распространена, не делали различий между феями и ведьмами. И те, и другие могли насылать и снимать чары, лечить людей, сказать, где находится потерянная вещь, предсказать будущее. И ведьмы, и феи танцевали и пели в полнолуние, нередко вместе, и вступали в сделки с дьяволом. И те, и другие могли менять облик, летать и многое другое. И те, и другие крали некрещённых младенцев и отравляли людей. Также крали по ночам лошадей, мчались на них на шабаши и возвращали на заре совершенно измождёнными. И феи, и ведьмы боялись соли и не могли прикоснуться к железу. Феи считались спутниками ведьм. Таким образом, неудивительно, что феи фигурировали в судебных процессах по делу о колдовстве. В 1566 году Джон Уолш из Дорсета был обвинён в колдовстве. Он признался в том, что мог определить, околдован ли человек. Уолш утверждал, что этой способностью его наделили феи. Он заявил, что феи живут в больших
курганах, и что с ними можно советоваться около часа. Уолш назвал три вида фей: зелёные, белые и чёрные. По его словам, чёрные были самыми злыми. Бесси Данлоп, ведунью-целительницу из Эйршира, обвинили в колдовстве и чародействе 8 ноября 1576 года. Она внезапно стала сведущей в травах, обрела способность исцелять людей, а также с помощью ясновидения могла предсказать выздоровление или смерть больного и местонахождение потерянных вещей. На суде Данлоп показала, что этому
ее научил призрачный эльф по имени Торн или Том Райд. Призрак Райда неоднократно являлся Данлоп, умоляя её отправиться с ним в страну Фей и отречься от христианства. В обмен на это он исполнит любое желание. Как призналась обвиняемая, она постоянно отказывала ему. Однажды Райд явился в обществе восьми женщин и четырех мужчин. Он объяснил, что это "добрые существа" (феи), из Эльхейма — земли эльфов. Они просили Данлоп сопровождать их. Когда та ничего не ответила, существа исчезли с "ужасным воем, напоминающим ураган". Райд продолжал посещать Данлоп, предлагая помощь в лечении людей и животных. Как-то он дал ей мази, в состав которых входили целебные травы, и научил, как ими пользоваться. Время от времени Бесси встречала Райда в городе, но для других он оставался невидимым. Призрак всегда появлялся, если женщина трижды звала его. Каждый раз Райн просил ее отправиться вместе с ним в страну Фей, иногда даже тянул ее за фартук, но Данлоп постоянно отказывалась. Это заставляло Райна зло подшучивать над ней. Эти сверхъестественные посещения продолжались четыре года, прежде чем Данлоп привлекли к суду по обвинению в колдовстве. То, что она пользовалась своим даром лишь в добрых целях, не помогло несчастной, как и утверждение, что колдовству ее научили феи, а не дьявол. Данлоп осудили и сожгли у столба.Известно также, что феи обычно возникали в вихре и то, что дьявол ежегодно забирает десятую часть фей в ад в качестве дани. Феи мастерят отравленные стрелы. Вместе с ними трудится и дьявол, заканчивая обработку кремневых наконечников.
Неоязыческие ведьмы верят в фей. Некоторые ясновидящие видят их. Кое-кто из ведьм утверждает, что ремесло пришло в их семьи от фей и передавалось из поколения в поколение».
Задыхаясь от волнения, я осторожно положила книгу на подоконник и задумалась. Мне было, о чём подумать. Всё стало донельзя серьёзным. Мой выбор должен был изменить не только мою жизнь, но также и жизнь всех, кто, так или иначе, был связан со мной в мире людей.
Как ни странно, думала я недолго. Я была готова принять свою Судьбу и стать одной из них. Я решилась. Никто не смог бы меня тогда отговорить, ничто бы не повлияло на это решение.
С выражением обречённости на лице я вышла из комнаты и прошла в церемониальный зал, где меня уже все ждали, волнуясь и немного ворча от нетерпения. Королева Глориана стояла у алтаря рядом с существом, напоминавшим священника своей одеждой. На этом сходство заканчивалось. Меня передёрнуло, когда я разглядела «это» подробнее. У него была зелёная кожа. Само по себе это было не столь неприятно, но она свисала огромными складками. По всему видимому покрову тела виднелись гнойники, язвы, шрамы и… огромные коричневые бородавки. Из ушей, похожих на человеческие, торчали пучки чёрной шерсти. У меня возникла мысль, что какой-то волк остался без пушистого хвоста, благодаря этому чудищу. Глаза, как у рыбы, безразлично смотрели на меня, отчего мне становилось дурно. Слава Богу, что от него не воняло… Неизвестно, что бы со мной случилось тогда.
Королева по сравнению с этим «уродцем» выглядела прекрасной богиней. Она была одета в тончайшее платье летящего покроя небесно-голубого цвета. На голове женщины сияла золотая корона, не украшенная ничем, что очень удивило меня, ведь обычно всё здесь блестело от драгоценных камней и металлов. Волосы цвета лунного света были заботливо уложены на голове короной из кос, в ушах мерцали серебряные серёжки.
Когда я подошла к ним, существо в одежде священника взяло в свои жуткие руки кубок, который я уже видела ранее. На нём были изображены различные символы. Я не знала, что они обозначают, но мне было весьма любопытно.
- Он красив, не правда ли? – спросила королева.
- Вы о Вашем помощнике, Ваше Величество? – попыталась пошутить я.
Глориана улыбнулась, но предпочла скрыть это от других.
- Нет, дорогая. Я о кубке. Он ведь тебе понравился.
- Вы правы. Он прекрасен. Но эти символы… Что они означают?
- Этот кубок создали наши предки, когда стали смешиваться феи и прочие существа. Только избранные были достойны такого смешения. Символы на кубке обозначают выбор стихии или существа, с которыми ты будешь связана, став одной из нас. Например, если выпадет птица, то ты получишь способность летать, птичьи крылья, узнаешь их язык и сможешь повелевать ими.
- А каким образом происходит этот самый выбор? Я могу сама выбрать?
- Ни в коем случае! Кулон, который тебе отдала малиновка, - ключ к кубку. Достань его, пожалуйста.
Я осторожно сняла с шеи украшение и протянула его королеве.
- Нет-нет. Держи его в руке и поднеси к кубку. Вот так.
От близости кулона все камни, украшавшие древнюю чашу, засветились. Рисунки замерцали всеми цветами радуги. По очереди начинал светиться каждый рисунок. В конце-концов, потухли все, кроме одного – малиновым блеском светившейся маленькой бабочки экзотического вида.
- Выбор сделан. – Проговорила королева фей.
- И? О чём Вы? – Я ничего не понимала.
- Твой символ – бабочка. Соответственно, ты получишь крылья бабочки, способность летать, меняться в размерах от маленького до гиганского, управлять стихиями и... выучишь наши заклинания. Эта привилегия только для тех, кто был избран под этим символом.
- И много таких было?
- Ты первая. А сейчас мы проведём церемонию обращения. Закрой глаза и опусти руки вдоль тела.
Я крепко зажмурилась и, дрожа от страха, стала ждать. В следующий момент моё изорванное платье исчезло, и я осталась стоять совсем нагая. Жар окутал тело, а потом его будто пронзила тысяча иголок. Адски заболела спина, захрустели кости и суставы, будто изнутри что-то меняло их, ломало. Наконец, всё прошло… Я еле держалась на ногах. Мне хотелось заснуть и никогда больше не просыпаться, но, к сожалению, это было невозможно.
- Церемония закончилась, Иноэль. Можешь теперь открыть глаза. – Ласково проговорила королева, беря меня за руку.
Когда я открыла глаза, то сразу же зажмурилась от яркого света. Во всём теле одновременно ощущались тяжесть и необыкновенная лёгкость. Взгляд опустился ниже, скользнул по телу. Я уже не была обнажённой! На мне было восхитительное тонкое платье такого же покроя, как у королевы, но только травянисто-зелёного цвета с бледно-салатовой нижней юбкой. Но когда они успели меня переодеть?!
Я шагнула вперёд, но сразу остановилась, почувствовав какое-то новое неприятное ощущение в области спины. Присутствующие улыбнулись. Они в восщищении рассматривали нечто позади меня. По инерции я стала ощупывать руками спину и почти мгновенно наткнулась на что-то необычное, вырастающее из неё прямо между лопаток. Жёсткое, шелковистое, похожее на… крылья!
- Не может быть! Не верю! Неужели это крылья?
- Да, дорогая. Твои собственные крылья. Теперь ты одна из нас, ты фея. Добро пожаловать, Иноэль! Будь как дома.
- Здесь лучше, чем дома. – Прошептала я, но тут же пожалела о своих словах, вспомнив о сестре. – Значит теперь я могу летать? Кем я стала?
- Фея. Фея природных стихий, повелительница бабочек. Можешь, но сначала придётся немного поучиться и… ещё одна мелочь…
- Какая?
- Твои раны. Сейчас я их исцелю.
Королева положила руки мне на плечи и зашептала слова заклинания на языке, который называется латынью. Едва она закончила, как раны и ссадины стали стремительно затягиваться и исчезать. Через пару минут моё тело стало чистым и гладким, полностью освободившись от повреждений. Словно и не было ничего, приносившего муки и боль. Я стала другой. Во время церемонии исчезла прежняя Иноэль. Новая Иноэль кардинально отличалась внешне от того, что было. Но внутри я осталась той же, чего не хотела признавать никоим образом.  Я хотела начать жизнь заново, с чистого листа. И решила, что сделаю всё, что от меня зависит, чтобы стать счастливой.
- Иноэль, завтра начнётся твоё обучение. Но только в том случае, если учитель согласится. Тебе придётся постараться.
- Какой учитель? Что в нём такого особенного?
- Он дик и необуздан. Остальное узнаешь завтра. Теперь лишь от тебя зависит, будешь ты владеть магией, или нет. А сейчас можешь быть свободна. Отдыхай и привыкай к новой сущности.
Я тепло поблагодарила фею и низко поклонилась ей. Когда я поднялась, королева и вся её свита уже исчезли. Я осталась одна в пустом зале. Рубиновый кулон по-прежнему сиял на моей шее, наполняя тело блаженным теплом и неведомой силой. Я улыбнулась, прикрыла камень рукой и поспешила в свою комнату, на ходу то и дело взлетая немного и опускаясь.
* * * * *
Наутро за мной пришли феи-прислужницы и помогли одеться. Меня облачили в белое шёлковое платье с заниженной талией, стянутой золотым шнурком. Плечи были обнажены, лиф платья украшали нитки жемчуга. По краю подола тянулось золотое тиснение. Мои рыжие волосы распустили и надели на голову золотой обруч, не украшенный ничем. Обувь почему-то забрали, так что мне пришлось идти босой. Это оказалось приятно. Ни один камушек, ни одна веточка, - ничто не причиняло боль обнажённым ступням новоиспечённой феи. Мои прозрачные крылья легко колыхались за спиной. Королева сказала, что они могут менять цвет и форму в зависимости от одежды и моих пожеланий. Мир, куда я попала, не переставал меня удивлять. Земная жизнь в виде человека была окончена… Так я тогда думала…
Шли мы долго, без малого несколько часов. Наконец, впереди показались высокие коричневые скалы. В одной из них на высоте нескольких сотен метров виднелось отверстие – вход в пещеру. Я боязливо посмотрела туда, затем – на своих спутниц. Увидев мой озабоченный взгляд, они кивнули.
- Нам… туда? – в ужасе прошептала я.
- Да. Учитель живёт там. И никогда не спускается к нам. Всем, что мы знаем и умеем, мы обязаны ему.
- А кто он?
- Увидишь. Следуй за нами.
- Как же я босиком буду лезть на гору? – скептически пробормотала я.
- У тебя есть крылья. Неужели ты забыла? – усмехнулись феи.
- Да. Но я ещё не умею летать…
- Вот заодно и научишься. Вперёд!
Мне ничего не оставалось, кроме, как следовать за ними. Полёт сначала не очень получался, но вскоре я уже почти полностью освоилась в воздухе и стала получать наслаждение. Следует ли говорить, что до пещеры мы добрались очень и очень быстро? Как ни странно, здесь, наверху, феи оставили меня одну и пожелали удачи. Это больше напоминало исповедь перед смертью. Во мраке пещеры, одна, я стала ждать учителя, о котором почему-то никто не смел мне рассказать ни слова. «Кто же он такой?» - не отпускала мысль. Я даже не заметила, как пещеру полностью осветило золотое сияние. Затем послышался глухой рык, сразу вырвавший меня из состояния оцепенения. Я оглянулась назад и похолодела – в проёме напротив виднелась огромная жуткая морда… дракона! Золотого дракона! Я слышала о них сказки: Лусира рассказывала, что золотые драконы – самые великие и жестокие. И ещё: они люто ненавидят людей! Убивают их сразу, как встретят.
Сердце пропустило удар. «Я уже не человек! Я фея!» - кричал разум, но страх был сильнее. Меня трясло, и я ничего не могла с этим поделать. Тело не слушалось. Я полностью покорилась воле опасного сказочного существа.
- Да… Именно то, что ты Фея, тебя и спасает. – Проговорил, наконец, дракон, к моему изумлению.
Ощутив, что влияние «учителя» ослабло, я осмелилась ответить:
- Вы ведь знаете, зачем я здесь… Помогите мне, прошу Вас. Научите тому, что знаете, чему сочтёте нужным…
- Как мне хочется отказать тебе, но ты первая в истории фей, выбранная под символом бабочки. Я научу тебя всем видам магии, но пользоваться ты должна лишь белой, самой безопасной, ведь ты существо природы, а не ведьма.
- Спасибо Вам огромное!
Даже не думая, что делаю, я бросилась на шею к дракону, крепко обняла его и поцеловала.
- Меня зовут Фрейзос. – Прогремел «учитель». – Как твоё имя, фея?
- Иноэль, сэр. – Испуганно затараторила я.
- Приступим к занятиям, Иноэль. Но сначала скажи, не хочешь ли ты научиться летать?
- Очень хочу!
- Отлично. Садись ко мне на спину.
- Но зачем?
- Выполняй! – рявкнул Фрейзос.
Мне пришлось использовать крытья, чтобы забраться дракону на загривок. Ростом он был метров пятьдесят, если не больше.
- Забралась?
- Да, сэр.
- А теперь держись крепче!
Меня едва не сдуло порывом сильнейшего ветра, когда Фрейзос взмахнул крыльями. Я обняла его за шею, прижалась к блестящей чешуе каждой клеточкой своего тела и зажмурилась.
Через некоторое время я рискнула и осторожно приоткрыла глаза. И тут же в восхищении уставилась на «пейзаж». Мы леели по небу, сквозь облака, обгоняя стаи птиц. Я по-настоящему наслаждалась полётом. Вид открывался сказочный. Чтобы было лучше видно, я свесилась вниз головой и, удерживаясь ногами, руками пыталась ощущать облака.
- А вот сейчас работай активнее крыльями! – крикнул дракон и неожиданно в полёте перевернулся несколько раз, соответственно, сбросив меня.
- Я же не умею летать! – отчаянно закричала я, падая камнем вниз.
Инстинкт существа, обладающего крыльями, сработал вовремя. Крылья расправились, поймали потоки ветра, и скоро я уже плавно скользила по воздуху и радовалась своему счастью.
- Вот и научилась летать. – Подмигнул Фрейзос.
Я крепко обняла моего любимого дракона.
- А что мы будем изучать теперь?
- Заклинания. Я научу тебя управлять стихиями, лечить раны, вызывать мёртвых и многое другое. Садись сюда и слушай внимательно.
Я села на пол и облокотилась руками о стопку книг, стоящих рядом. Дракон одобрительно кивнул и начал урок:
- Заклинание – это приказ, достаточно официальный, тем или иным силам на исполнение дела, в котором могут встречаться и угрозы, и закрепления, и все яркие чувства человеческие. Структура заклинания почти всегда одинакова – классическая: призыв исполнителя ; пояснение сил, на которые опирается маг (может отсутствовать) ; суть самого приказа ; специальные, «заветные» слова и подтверждение правомочности приказа.
- Что значит «силы, на которые опирается маг?»
- Силы, к которым маг взывает для осуществления заклинания. Я продолжаю. Заклинания тесно связаны с различными способами применения мыслительной силы, такими как «созидательное видение», «позитивное мышление» и «позитивное воображение». Все эти способы сосредоточены на ментальных образах, ясном представлении о цели, многократном повторении слов о своем намерении достичь этой цели, проекции воли и привлечении помощи духов, божеств и Божественной Силы.
Заклинания представляют собой энергетические структуры, созданные за счёт личной энергии Мага. Он строит их узор сам. В основе заклинаний лежит представление о способе кодирования информации мозгом. Заклинания могут произноситься как с добрыми, так и со злыми намерениями. Они одинаково действуют на людей и животных. Цели их применения очень разнообразны и включают в себя здоровье, любовь, деньги, успех, плодовитость, долголетие, защиту от несчастий, неудач и зла, изгнание привидений и духов, победу в битве, открытие истины в гадании, управление погодой и совершение сверхъестественных подвигов.
Когда заклинания направлены против врагов, они могут вызвать болезнь, разрушение, утрату любви, бесплодие, провал начинаний и даже смерть. Заклинания можно использовать для себя или направить на другого человека, то есть с помощью магии помочь или навредить ему.
Положительное заклинание называют «благословением». В старину про заклинания говорили также «околдовать» или «зачаровать». Вредоносные заклинания называют обычно «порчей» или «проклятием». «Связывающим» заклинанием можно заставить окаменеть, чтобы предотвратить причинение боли или вреда, или не дать кому-либо совершить определённое действие, например, остановить убийство или изнасилование, как в деле преступников, или, в более невинном случае, - прекратить распространение сплетен.
Механизм действия заклинания почти всегда сводится к считыванию энергий энергетических линий непосредственно мозгом человека, минуя органы чувств. При этом, под влиянием заклинания, человек получает весь комплекс ощущений, которые должны были бы возникнуть, если бы событие происходило реально.
- Ух ты! – восхищённо воскликнула я. (На самом деле, я не понимала многого из того, что рассказывал Фрейзос, но никогда бы ему в этом не призналась.) – А как это?
- Например, мы пытаемся отучить человека от вредной привычки к алкоголю. С этой целью мы накладываем на него заклинание, которое заставляет его мозг отождествить ощущения, получаемые от приема алкоголя, с ощущениями от приема обычной воды. В результате, на уровне ощущений исчезает то состояние, ради которого человек пил. Приём алкоголя теряет смысл. Это понятно?
- Да, сэр. Но можно было привести не такой противный пример. – Я с отвращением фыркнула, так как не переносила всё, связанное с алкоголем.
- В жизни бывает всякое. Ну, слушай дальше. Само же заклинание представляет собой структуру, помещаемую в центры распознавания ощущений: вкусовых, обонятельных и других. Одной из важнейших особенностей магов является способность их мозга к излучению (передаче) мыслеформ.
- И что это значит?
- Маг может передавать другим людям свои мысли. Таким образом, мозг магов превращается в мощный передатчик, излучение которого не экранируется оболочками мозга обычных людей. Заканчивая заклинание, нужно обязательно сказать : "Да будет так!". Именно так окончательно закрепляется и утверждается воля мага. Далее я расскажу тебе, какие бывают заклинания. Ты не устала, Иноэль?
- Нет, сэр. Мне очень интересно слушать Ваше повествование. – Скромно ответила я, в душе мечтая поскорее отсюда уйти.
- Тогда я расскажу классификацию, и на сегодня закончим. Итак, классификация заклинаний!
1.По времени вступления в действие:
- мгновенного действия (большая часть заклинаний);
- с отложенным временем воздействия (действуют при выполнении определённого условия), например, расколдовывающие, когда тебя кто-нибудь по-настоящему полюбит, или ты кого-нибудь полюбишь.
2. По времени действия:
- постоянного действия (иногда – до смерти объекта воздействия), до применения контрзаклинания;
- временного действия,  действующие короткий период (до нескольких часов).
Время действия заклинания зависит от количества магической энергии, потраченной при произнесении заклинания. У фей эта энергия неисчерпаема, так что время действия зависит лишь от их желания.
3. По объекту воздействия:
- огонь, вода, воздух, земля – управляющие стихиями;
- неживые предметы – заклинания превращения, левитации, получение информации;
- живые существа – управление существом, превращения, иллюзии, понимание языка птиц и зверей.
4. По количеству объектов воздействия:
- направленные на определённый объект;
- воздействуют на различные объекты в рамках установленной границы.
5. По первичности заклинаний:
- первичное заклинание;
- контрзаклинание – обратно первичному.
6. По природе воздействия:
- созидающие (магия приращения) – создание магических существ, строительство, восстановление утраченных частей или лечение. Магия приращения использует то, что уже существует, увеличивая его количество или мощь, или сочетая разные силы и материи.
- разрушающие (магия ущерба) – контрзаклинания, уничтожение предметов или существ. Магия ущерба противоположна магии приращения по сути, как ночь и день. В то же время они связаны между собой. Можно что-то создать в мире, а можно все разрушить.
Ещё несколько важных сведений: заклинание может содержать неоговоренные настройки, если текст составлен нечётко или с прослеживаемыми другими смыслами слов.. Это вербальная магия, поэтому текст – это основа.. Как написан, так и действует.
Если не «дружишь» с силами, к которым обращаешься в заклинании, то и эффект будет соответствующим. Заклинание обязательно оплачивается в зависимости от сил. Нужно знать их свойства, что требует слишком углублённого познания, поэтому лучше готовиться заранее. Платы бывают разные. Нужно знать, что требуешь, и тогда будешь знать, что с тебя будут требовать.
Закрепительные слова ОБЯЗАТЕЛЬНЫ. Это приказание силам к повиновению. Можно, конечно, их не использовать, если есть уверенность в связи с силами и в своей силе слова. Сильнее те заклинания, которые «грамотно» написаны и «подходят» именно Вам. Некоторые энергии переродились, поэтому древние заклинания могут требовать больше сил, и у них более длительная задержка. Возможно даже, что эффект будет практически нулевым. Мощность заклинания зависит не столько от силы произносящего, сколько от силы его слова.
Вот, в общем-то, основные сведения, которые тебе следует знать. Завтра я научу тебя важнейшим заклинаниям, а сейчас можешь быть свободна. До встречи, Иноэль.
- До завтра. Надеюсь, это стоящие  заклинания.
* * * * *
На следующий день я надела ярко-оранжевое лёгкое платье и отправилась на очередной урок. Насколько мне стало известно, дракон лишь два раза проводит занятия. Следовательно, сегодня я выучу заклинания и стану полноценной феей.
Фрейзос уже поджидал меня.
- Доброе утро, Иноэль. Я долго думал, каким именно заклинаниям научу тебя, и решил, что это – заклинания Одина . Они одни из самых могущественных.
- А сколько их? – Я села и приготовилась записывать.
- Всего восемнадцать. Они носят название «песнь». В некоторых случаях их использование возможно только вместе с рунами. Итак, начнём наш урок. Песнь первая. Помогает для создания ситуации выхода из бедности, а также для восстановления внутреннего «равновесия»:
«Hialp heitir eitt,
En dhat hialpa mun
Vith savkam oc sorgom
Oc sutum giorvavllum».
Песнь вторая. Способствует быстрому выздоровлению, но используется, как дополнительное при лечении:
«Dhat kann ec it annat,
Er thurfol yta synir
Their er vilja laeknar lifa».
- Этим заклинанием королева исцелила мои раны!
- Песнь третья. Заклинание для создания защитного барьера. Этот энергетический барьер самый примитивный, но достаточно надёжный:
«Dhat kann ec it thrithia,
Ef mer verdhr thavrf micil
Haptz vidh mina haeiptmogu:
Eggiar ec deyfi
Minna andscota,
Bita-t theim vapn ne velar».
Песнь четвертая. Данное заклинание позволяет быстро менять уровень энергетических колебаний и, таким образом, «уходить в сторону» от уже начавшегося нападения. Кроме того, заклинание очень действенно во время попыток похищения энергии или информации через брешь в постоянной защите.
«Dhat kann ec it fiordha,
Ef mer firdhar bera
Bond at boglimum;
Sva ec gel,
At ec ganga ma,
Sprettr mer at fotum
Oc af havndum hapt».
Песнь пятая. Защитное заклинание, которое поглощает энергетику, не давая нанести удар.
«Dhat kann eс it fimta,
Ef ec se at fari skotinn
Flein i folki vadha:
Flygr-a hann sva stinnt,
At ec stavdhvigac
At ec hann sionom of sec».
Песнь шестая. Направлено на отражение астральных нападений с возвратом к нападающему:
«Dhat kann ec it siotta,
Ef mic saerir thegn
A fotum ras vidyar,
Oc dhann hal,
Er mic hepta kvedhr,
Thann eta mein haldrennmik».
Песнь седьмая. Останавливает негативные события, которые уже происходят.
«Dhat kann ec it siounda,
Ef ec se havan loga
Sal um sess-mavgom:
Brannr-at sva breitt,
At ec honum biargigac,
Dhat kann ec galldur at gala».
Песнь восьмая. Для нахождения «общего языка» между поссорившимися.
«Dhat kann ec it attunda,
Er avllom er
Nytsamligt at nema
Hvars hatur vex
Medh hilldings sonom,
Dhat kann et baeta bratt».
Песнь девятая. Заклинание полезно, если вы попали в поток неконтролируемой энергетики во время выхода в астрал или во время возвращения. Позволяет найти нужный путь и не заблудиться среди чужеродной энергии и информации.
«Dhat kann ec it niunda,
Ef mic nauth um-stendr,
At biarga fari minu a floti:
Vind ec kyrri
Vagia
Oc svaevic allan sae».
Песнь десятая. Это некромантическая формула, нейтрализующая энергию сущностей, имеющих некротическое происхождение (проще говоря, душ умерших), и не позволяющая проникать в наш мир мертвым сущностям при проведении операций, когда такой риск возможен.
«Dhat kann ec it tiunda,
Ef ec se tunridhur
Leica lopti a
Ec sva vinc,
At their villir fara
Sinna heim hama
Sinna heim huga».
Песнь одиннадцатая. Защитное заклинание, действующее на случай реальной опасности в физическом мире – вооружённого конфликта и так далее.
«Dhat kann ec it ellefta,
Ef ec scal til orosto
Leidha langvini:
Undir randir ec gel,
En their medh riki fara
Heilir hildar til
Heilir hildi fra,
Koma their heilir hvadhan».
Песнь двенадцатая. Тоже некромантическое заклинание, но с обратной целью – открывает перегородку некрослоя с целью вызвать определённую или неопределённую некротическую сущность либо в чистый астрал, либо в тело медиума. Заклинание очень опасно и рекомендуется только профессиональным некромантам.
«Dhat kann ec it tolfta,
Ef ec se a tre uppi
Vafta virgil na:
Sva ec rist,
Oc i runom fac
At sa gengr gumi
Oc maelir vidh mic».
Песнь тринадцатая. Используется для защиты новорождённых от враждебных астральных сущностей и физической опасности одновременно.
«Dhat kann ec it threttanda,
Ef ec scal thegn ungan
Verpa vatni a:
Mun-at hann falla,
Thott hann i folk komi,
Hnigr-a sa halr for hiorom».
Песнь четырнадцатая. Мощное заклинание при работе с любыми астральными сущностями. Генерирует энергию, позволяющую выйти на контакт с близко находящейся сущностью, а также найти принадлежащий ей энергоинформационный канал (грубо говоря, узнать имя сущности).
«Dhat kann ec it fiotanda,
Ef ec scal firdha lidhi
Teli a tiva for:
Asa oc Alfa
Ec kann allra skil,
Far kann osnotr sva».
Песнь шестнадцатая. Приворотное заклинание.
«Dhat kann ec it sextanda,
Ef ec vil hins svinna mans
Hafa gedh allt oc gaman:
Hugi ec hverfi
Hvitarmri kono
Oc sny ec hennar avllom sefa».
Песнь семнадцатая. Это не приворотное заклинание в чистом виде, но оно способствует зарождению чувства на более тонком, эмоциональном уровне, без грубых энергетических привязок.
«Dhat kann ec it seytianda,
At mic mun seint firraz
It mannvinga man:
Liodha therra
Munti, Lodhfafnir!»
Песнь восемнадцатая. Заклинание служит для инициации или самоинициации в качестве мага, освоившего предыдущие песни. Завершает путь, по которому обучающегося проводит сам Один.
«Dhat kann ec it atjanda,
Er ec aeva kennic
Mey ne manns kono
Allt er betra
Er einn um kann
Dhat fylgir liodha locom,
Nema theirri einni,
Er mic armi verr
Edha min systir se».
На этом курс обучения я считаю законченным. Но сначала расскажу немного о самой страшной из магий, о чёрной магии. Ты обязана это знать.
При всех операциях чёрной магии главную роль играют воля и воображение.
Для приобретения силы и определённости воля должна быть, во-первых, выражена, и для этого служат заклинания, а во-вторых, - иметь точку опоры, которую колдун находит в талисманах, пентаклях и тому подобных предметах. Все предметы, используемые колдуном, должны быть сделаны или добыты им самим, при этом их приготовление и добывание обставлены разными тяжелыми и мелочными условиями, на первый взгляд совершенно бессмысленными. Однако цель этих условий состоит в возбуждении воли и воображения колдуна и в сосредоточении всех его сил на данном предмете, в результате чего является как бы намагничивание предмета психической силой. Перед магическими действиями предписывается также пост и воздержание от любовных утех.
Магическая палочка или поражающий прут представляет собой ветку с двумя концами, срезанную на орешнике, еще не дававшем плодов, на восходе солнца, с соблюдением различных условий и церемоний.
Для некоторых магических операций, как, например, для вызова духов умерших, колдуны считали нужным иметь такие ужасные предметы, как свечи из человеческого жира, гвозди, вырванные из гроба казнённого человека, голову чёрного кота, кормленного человеческим мясом, труп летучей мыши, рога козла и прочее.
Заклинания, произносимые всегда вслух и с известными интонациями, имеют значение не только потому, что это – воплощение мысли, но и потому, что вообще звук обладает громадным влиянием на астраль и сам астральный мир. Заклинания колдунов часто представляют набор совсем бессмысленных слов, но этим-то и достигается цель, ибо они расстраивают и возбуждают воображение.
При вызове дьявола, то есть принципа тьмы, дисгармонии и абсурда, приёмы и заклинания колдуна должны быть противны логике, гармонии и свету. Пакт или договор с дьяволом, в сущности, представляет установление колдуном связи с эгрегорами зла или с низшими обитателями астраля, как-то элементали и лярвы. Астральные существа обычно знаменуют этот момент какими-нибудь знаками, аналогичными со спиритическими явлениями, например, стуки, передвижение предметов, прикосновение и даже появление духа (материализация).
При вызове духов и маг, и колдун всегда очерчивают себя магическим кругом, который является выражением их воли и служит для защиты от враждебных обитателей астраля. Обходя свое место по сделанному кругу, адепт приводит в движение волны астраля и испускает собственные астральные лучи, которые и образуют для него как бы барьер против астральных веществ. Кроме того, для отражения астральных существ адепт обычно берёт в руки металлическое остриё, которое обладает способностью разрежать астральные тела. Магическая палочка служит для конденсации астраля и направления его по своей воле.
Все операции магии для неопытных представляют немалую опасность.Обычно колдун бывает игрушкой или орудием в руках вызванных им астральных сил, так как страсти и дурные чувства подчиняют его лярвам и эгрегорам зла. Наоборот, маг действительно может господствовать над многими обитателями астраля, но для этого первым условием является чистота сердца и побуждений и отвлечение от земли, что ставит его в связь с высшими духовными существами и делает недоступным для злых духов.
- А кем стала я?
- Феей. Но феи относятся к разряду магов, так как служат силам природы. Колдуны и ведьмы используют чёрную магию, заключают контракты со злом. Ты ни в коем случае не должна изучать чёрную магию!
- Почему?
- Это смертельно опасно. К тому же, став ведьмой, ты утратишь свою душу и связь с природой. Тогда ты перестанешь быть феей, все феи отвернутся от тебя и жестоко накажут. А они бывают очень мстительны. Уж поверь мне, дорогая. Я рассказал тебе о чёрной магии, чтобы ты знала, с чем не следует связываться. На этом наши занятия закончены. Поздравляю!
- Постойте, Фрейзос! А как же другие заклинания? Как управлять стихиями?
- Теперь ты фея, и можешь придумать их сама. Не бойся, что не знаешь латынь. Можешь составлять заклинания на любом языке. Прощай, Иноэль. Мне было очень приятно обучать тебя.
- Прощайте, учитель. Спасибо Вам за всё. – Я сердечно обняа старого дракона, после чего мы оба отправились по домам.
Как же я была счастлива стать одной из них! Но всё время, что я находилась в волшебном мире, меня не покидала мысль о доме: о сестре и… о матери. «Как они там? Всё ли у них в порядке?» - то и дело думала я. Проходили дни, и моя тоска всё усиливалась, пока однажды королева Глориана сама не предложила мне вернуться домой. Я очень удивилась.
- Вы гоните меня, Ваше Величество?
- Нет. Я всего лишь хочу, чтобы ты перестала грустить.
- Я и не грущу. Я скучаю по ним. По ним обеим…
- Вижу. Поэтому и говорю, что тебе следует вернуться домой.
- Но как я вернусь? Я же одна из вас!
- Ты всё равно наполовину человек и, в отличие от нас, не бессмертна. К нам ты можешь вернуться в любое время, когда захочешь.
- А мои крылья?
- В мире людей их никто не увидит и не почувствует. И ещё, ты никому не должна рассказывать о связи с нами. Иначе тебя ждёт жестокое наказание, как предателя.
- Я никому не скажу, обещаю!
- Ну, тогда ступай. И помни, что в твоём мире, пока ты здесь, уже прошло два месяца.
- Я учту. Спасибо, Ваше Величество. До встречи!
- Иноэль…
- Что?
- Не показывай никому свои волосы и рубиновый кулон. Если человек дотронется до кулона, он сразу поймёт, что ты фея, и сможет видеть других эфемерных существ. Этого нельзя допустить ни в коем случае!
- Я буду осторожна. Спасибо Вам за всё!
Я со всех ног помчалась к невидимой границе, отмечавшей начало мира людей. Теперь я видела её глазами большинства здешних обитателей. Как только я переступила черту, сразу почувствовала – крылья исчезли. Стало неудобно двигаться, ведь я уже сильно к ним привыкла. Утешало то, что скоро я увижу родной дом. Я даже не догадывалась, что меня там ждёт!
Вот и дом… Но он другой! Новый и шикарный. На месте вросшей в землю лачуги стоял чуть ли не королевский дворец.
«Неужели их выселили, и на месте нашего дома построили дом какому-нибудь вельможе?» - невольно подумала я. И тут я увидела её, свою сестру! Хелена, одетая в сказочно красивое платье, выходила из этого самого дома. Она была похожа на принцессу.
Недолго думая, я бросилась ей навстречу с радостным визгом.
Сестра обернулась и испуганно вскрикнула, когда я кинулась её обнимать.
- Хелена, Хелена, это же я, Иноэль! О, как я по тебе соскучилась!
Наконец, сестра осторожно,будто опасаясь, что я исчезну, обняла меня своими нежными тоненькими руками. Она положила голову мне на плечи и закрыла глаза. И тут я почувствовала влагу на своей шее – Хелена плакала!
- Иноэль? Это и в самом деле ты? Я не сплю? – всхлипнула она.
- Да, это я. Прости, что не вернулась раньше. Я не могла.
- Из-за матери?
- И из-за неё тоже.
- А что ещё случилось?
- Я была присмерти, но Бог дал мне второй шанс. Не хочу говорить об этом. Расскажи лучше ты о себе.
Хелена, до сего момента выглядевшая радостной, резко погрустнела.
- Пойдём в дом. Я тебе всё расскажу.
Она взяла меня за руку и повела за собой. Я заметила какой-то блеск на пальце и присмотрелась получше: на безымянном пальце её левой руки сияло золотое обручальное кольцо… Я резко остановилась.
- Ты замужем? – сухо спросила я сестру, но замолчала, увидев каким стал её взгляд – печальным и ко всему в мире безразличным…
- Да. Но это долгая история.
- Рассказывай! И не смей ничего скрывать от меня!
- Мама давно уже сватала нас. Я до последнего надеялась, что он не согласится взять меня, но он почему-то согласился.
- Он обижает тебя? – спросила я, загораясь от злости.
- О, нет, Иноэль! Совсем нет!
- Тогда в чём же дело?
- Я… Он очень мне нравится. Я с каждым днём влюбляюсь в него всё больше и больше… Но…
- Что «но», Хелена?
- Я думаю, что я ему полностью безразлична.
- Но зачем тогда он женился на тебе? Кто он вообще такой?
- Лорд Клеймор.
- Тот самый, что приходил тогда с толпой богачей?
- Именно он.
- Чем он так тебе понравился? Его голос наводит ужас… - поёжилась я, вспомнив свои ощущения.
- Ты заблуждаешься. Тогда говорил не он. Это был его отец. Лорд Рейтан сидел, будто воды в рот набравши. Но он мне очень понравился… Жаль, что я ему не нравлюсь… - грустно вздохнула Хелена.
- Так его зовут Рейтан? Красивое имя. Теперь ты миссис Хелена Клеймор. Точнее, леди Клеймор. – Я от всей души обняла сестру и поцеловала её в щёку. – Скажи, Хелена, а … мама… Как она? По-прежнему за деньгами бегает?
- После твоего ухода она сильно изменилась. Мне кажется, она раскаивается. Поговори с ней, когда она вернётся.
- Обязательно… - слова застревали в горле. Я не знала, что нужно сказать и нужно ли вообще что-то говорить.
В дверь постучали.
- Я открою. – На ходу крикнула я Хелене, которая доставала из печи хлеб. – Здравствуйте, сэр… Я…
Я так и не нашлась, что сказать. На пороге стоял ослепительной красоты мужчина, высокий и стройный, с гладкими чёрными волосами и глубокими тёмно-синими глазами, в которых я утонула, едва встретившись с ним взглядом. В тот миг я пропала… Я поняла, что люблю его больше жизни. Именно его я искала всю жизнь.
- Рейтан, дорогой! – Хелена бросилась на шею гостю, и они поцеловались.
Наконец, собравшись с духом, сестра произнесла:
- Иноэль, разреши тебе представить своего супруга. Это Рейтан. Рейтан, это Иноэль, моя старшая сестра.
- Рад с Вами познакомиться, леди. – Лорд Клеймор поцеловал мне руку.
- Взаимно, сэр. Добро пожаловать в семью. – Тихо ответила я.
И никто даже не подозревал, что происходило в моей душе. Я потеряла свою любовь, ещё не успев её обрести. Начинались тяжёлые и мучительные дни в тоске и мечтах о несбыточном…
КОНЕЦ I ЧАСТИ.




Часть 2.  
Жизнь снова повернулась ко мне спиной, послав встречу с лордом Клеймором. Мне стыдно в этом признаваться, но я дико завидовала Хелене. Вто время, как я была лишена всего, она была счастлива с таким чудесным мужем; она как сыр в масле каталась, когда я умирала от голода в невесть каких краях в придорожной канаве. Знаю, это несправедливо по отношению к ней, но я ничего не могла с собой поделать. Рейтан стал моим наваждением, навязчивой мечтой, которой не суждено было сбыться. Сестра любила его, боготворила, но я часто замечала в её глазах горечь и боль. Это вызывало у меня чувство раскаяния. Я желала Хелене только счастья, но также я хотела, чтобы счастье постучалось и в мои двери.
Лорд Рейтан, почему-то, старался встречаться со мной как можно реже, а, если мы случайно сталкивались где-то, то он поспешно отводил взгляд и старался уйти поскорее, предварительно выдумав какой-нибудь банальный предлог. Я не могла понять, что с ним происходит. Мне было до смерти обидно, что он избегает меня, хотя в душе я понимала, что так будет лучше для всех нас. Ведь я была «отмечена дьяволом», как говорили люди в те времена. Мои волосы были моим самым страшным секретом. Они по-прежнему оставались рыжими, даже не думая становиться чёрными, как прежде. Я бы отдала всё на свете, лишь бы тогда, четыре года назад, они не поменяли свой цвет под жаркими лучами солнца! Ведь, если бы этого не произошло, жизнь сложилась бы иначе, и… Рейтан стал бы моим мужем,а не мужем моей сестры. Теперь, когда я его встретила, мои мечты о счастье снова воскресли. Если раньше я могла смириться с тем, что у меня нет и не может быть никакого будущего, то после этой встречи я уже ни за что на свете не хотела в это верить. Это было выше моих сил…
День сменялся другим. И постепенно всё стало меняться. Хелена всё чаще сидела грустная у окна, ожидая мужа, а лорд Клеймор, как нарочно, задерживался. Мне было жаль сестру. Теперь и я заметила, что Рейтан совсем не обращает на неё внимание. Это разозлило меня. «Чванливый глупец! – возмущалась я про себя. – Моя сестра – самая лучшая на свете женщина! А он, наверняка кичится её происхождением, вот и поступает с ней так жестоко. Негодяй!»
О, как сильно я тогда заблуждалась! Я совсем не знала его, чтобы так думать. Это было моей ошибкой. Разве я могла знать, почему муж моей младшей сестры так поступает? А у него были на то веские причины. Гораздо более серьёзные, чем происхождение Хелены. О них я узнала совершенно случайно, и, как ни странно, из его уст при очередной встрече в гостиной однажды вечером. Сестра и мать отсутствовали, занятые каждая какими-то важными им одним делами. Поэтому никто не мог помешать тому, что произошло тогда. И я была этому рада.
Рейтан неожиданно появился в гостиной, когда я в одиночестве сидела там и пила горячий чай с пирожными. (Господи, какая роскошь после всего того, что с нами было раньше!) Хуже всего было то, что сидела я с непокрытой головой. Мои волосы сияли медным золотом в лучах заходящего солнца, заранее обрекая на гибель.
- Иноэль, это ты? – раздался удивлённый голос лорда Клеймора прямо за моей спиной.
От неожиданности и дикого страха я подскочила на месте и в ужасе закрыла лицо руками, безуспешно пытаясь скрыть от него свою боль. Я резко развернулась и сделала попытку убежать, но она была им пресечена.
Лорд стоял и держал меня за плечи. Я по-прежнему закрывала лицо руками. Я не могла позволить ему видеть выражение моих изумрудно-зелёных глаз, в которых он бы с лёгкостью прочёл всё, что ему знать не было нужно. Он бы узнал о моих страданиях и… о моих чувствах к нему. Истина состояла в том, что я мечтала, чтобы он никогда не выпускал меня из своих объятий, но он был женат, и это было подобно смерти…
- Это и в самом деле ты? – не отставал лорд Клеймор. – Почему твои волосы такого необычного цвета?
- А что в нём необычного? – буркнула я в ответ, делая очередную безуспешную попытку освободиться из кольца его рук, обнимавших меня.
- Как расплавленное красное золото… Это божественно, прекрасно… - восхищённо шептал он.
Тогда я догадалась, что он совсем ничего не знает об истинном значении для большинства людей этого цвета. Я хотела его разубедить, но передумала. Мне хотелось, чтобы хотя бы кто-то принял меня такой, какая я есть. А особенно, если этим кто-то станет лорд Рейтан Клеймор.
- А другие не находят это прекрасным. – Уклончиво ответила я. – Для них это Геенна Огненная…
- Ну, и идиоты же они! Только идиот может сказать такое о женщине с такими чудесными, волшебными волосами. Ты очаровательна, Иноэль. Ты просто ангел. Позволь мне увидеть твои глаза. Я уверен, что они ещё прекраснее, чем я предполагаю.
- Н-нет…
- Что «нет»? Не прекраснее? – пошутил лорд.
- Я не об этом. Я не могу Вам этого позволить, лорд Клеймор.
- Но почему?
- Потому что тогда я точно умру…
- А если я не увижу твой взгляд прямо сейчас, то тоже отправлюсь на тот свет!
- О чём Вы, Рейтан? – ошеломлённо спросила я, убирая, наконец, руки от лица.
Рейтан в этот самый момент отвернулся, чтобы собраться с духом, и не видел, что я внимательно смотрю на него, в душе надеясь на что-то невозможное…
- Ты безумно нравишься мне, Иноэль! – выпалил, наконец, он. – Я постоянно думаю о тебе, и ничего не могу с этим поделать!
Я стояла, не зная, что сказать, плакать или смеяться… Он ведь только что сделал мне откровенное признание, пусть не в любви, но, по крайней мере, в глубокой симпатии. Но этот человек был женат на моей дорогой сестре, а её я никогда бы не сделала несчастной!
- Рейтан… Вы уже женаты… Простите, но думать обо мне – это как-то неправильно…
- И что ты мне прикажешь? Что, Иноэль?
- Забудь обо мне. Я не позволю сделать свою сестру несчастной!
- О чём ты?
- Ты её муж! Она любит тебя.
- Но я её не люблю!
- Тогда для чего ты женился на ней? Она мучается из-за твоего безразличия… Мне невыносимо это видеть!
- Наш брак устроили мой отец и ваша с Хеленой мать. Меня никто не спрашивал, согласен ли я. Её, я думаю, - тоже.
- Да. Лусира тогда словно помешалась на идее о богатом муже для моей сестры… Хелена не могла её ослушаться, она боится свою мать…
- Ты говоришь так, будто эта женщина тебе никто, а ведь она твоя мать.
- А она и есть никто, по крайней мере, для меня.
- Как ты можешь так говорить о той, что подарила тебе жизнь?
- Как подарила, так и отняла… Она отказалась от меня, когда случилось несчастье с моими волосами.
- А что с ними случилось?
- Они из чёрных превратились в то, что ты видишь, под воздействием солнечного света. Многие люди полагают, что это – признак ведьмы.
- Не понимаю…
- Меня считают ведьмой, Рейтан! И всё из-за этих проклятых рыжих волос! Сначала мать пыталась прятать меня, распустила слухи, что я заражена смертельно опасным вирусом, который может распространиться на всех, кто приблизится ко мне. А потом… постепенно я превратилась в её служанку, стала затворницей. Мне было отказано от конфирмации, от будущего… Даже моя собственная мать считает меня отродьем дьявола, говорит, что я порчу её репутацию среди соседей. Это невыносимо слышать каждый день, лорд Клеймор. Только одна Хелена оставалась со мной среди этого кошмара. Я нужна ей. Она единственный человек, который был добр ко мне после всего, что произошло! Знаешь, я даже стала часто ловить себя на мысли, что лучше бы я и в самом деле была ведьмой. Тогда бы все упрёки были хотя бы справедливыми… Поэтому ты не имеешь права упрекать меня в том, как я говорю о своей матери.
Сама не зная о том, что творю, я выложила этому человеку всё, что накопилось у меня в душе, не думая о последствиях. Я почему-то знала, что он не предаст, не расскажет никому о том, что узнал от меня. Слова лились сами собой. Даже если бы я хотела, то не смогла бы остановиться.
Теперь моя дальнейшая жизнь зависела от него. Если бы он захотел, то уничтожил бы меня, но он не стал этого делать. Он лишь обнял меня, прижал к сердцу и поцеловал в затылок, как бы утешая. Я потеряла дар речи, не смела пошевелиться, опасаясь спугнуть это чудесное мгновение.
- Прости… - прошептал он мне в ухо. Его дыхание согревало и приводило меня в немыслимый трепет. – Ты не заслужила такого отношения к себе. Я впервые слышу бред, что рыжие волосы символизируют ведьму. Только один человек, кроме тебя, говорил такое.
- И кто же?
- Мой собственный отец.
Я отшатнулась. Мне вдруг стало страшно.
- А кто он?
- Он верховный инквизитор. Но мне его методы кажутся бесчеловечными. Он неправ во всём!
Теперь уже меня затрясло. Я своими руками выкопала себе могилу – рассказала сыну инквизитора, что фактически являюсь ведьмой…
- Ты боишься? Но почему? – обеспокоенно спросил Рейтан.
- Он убьёт меня.
- Кто?
- Твой отец. Ведь он охотится за мной! А теперь ты ему расскажешь…
- Иноэль?
- Что?
- Я похож на предателя?
- Не знаю… Но твой отец…
- Мы с ним не одно и то же. Мой отец – подлый человек, но я не такой. Я ничего никому не расскажу, клянусь тебе!
- Спасибо, Рейтан.
В воздухе повисла напряжённая пауза. Мы смотрели в глаза друг другу. Каждый хотел что-то сказать, но не решался. Из этого состояния нас вывел звук входной двери – пришла Хелена.
- Не забывай, что я тебе сказал. – Подмигнул мне Рейтан и отошёл поприветствовать жену.
- Не забуду. – Тихонько ответила я и добавила так тихо, что никто не услышал. – Даже, если бы захотела…
* * * * *
Конечно, я была счастлива, что нравлюсь этому человеку, но, каждый день встречаясь с сестрой, понимала, что никогда не решусь забрать её счастье себе. И, конечно же, я начала безумно тосковатьпо миру, который покинула, миру, частью которого я стала. А также я скучала по своим ежедневным полётам.
Оставшись одна, я щёлкнула пальцами, и передо мной появилась огромная жёлтая бабочка с длиннющими оранжевыми шпорами и пушистыми усиками. Она нежно потёрлась крыльями о мою щёку и стала порхать рядом, наполняя меня ощущением счастья и покоя.
- Отведи меня в наш мир. – Попросила я её.
Снова оказавшись в своей родной стихии, я создала для себя яркое оранжевое платье длиной чуть выше колена и резные полупрозрачные оранжевые крылья. Я взлетела и стала кружиться в воздухе. Сотни бабочек, приведённые той, которую я вызывала, летали вместе со мной. Со стороны это можно было принять за листопад. Нет слов, чтобы передать, какое это сказочное ощущение…
Домой я вернулась поздно. На ступеньках сидел Рейтан и вглядывался в темноту, словно ждал кого-то. Когда я подошла ближе, он резко вскочил:
- Это ты, Иноэль?
- Да.
- Где ты была так долго? Я чуть с ума не сошёл от беспокойства!
- Гуляла… - уклончиво ответила я. – А что ты здесь делаешь? Ведь уже поздно.
- Жду, когда ты вернёшься с прогулки. – Серьёзно ответил молодой человек.
- А если бы я не вернулась?
- Пошёл бы тебя разыскивать! Что за глупый вопрос?!
- Лучше бы ты беспокоился о своей жене.
- Но я люблю тебя, а не её! – рассердился Рейтан.
- Что ты сейчас сказал? Повтори… - прошептала я.
- Я сказал, что люблю тебя!
- Нет!
- Что «нет», Иноэль?
- Ты не можешь меня любить…
- Могу! И ещё как могу!
Я даже опомниться не успела, как оказалась в его объятиях, и тут почувствовала прикосновение его жарких губ. Вся моя защита мгновенно исчезла. Я была в плену страсти, своей и его. И это было прекрасно…
- Ты ведь тоже любишь меня… - Хрипло прошептал лорд Клеймор. – Я чувствую это по твоей реакции.
- Да… Но Хелена…
- К чёрту её! Мы любим друг друга и должны быть вместе! Я разведусь, и мы с тобой уедем!
Известие о разводе сразу отрезвило меня. Я стала вырываться из кольца рук Рейтана. Наконец, мне это удалось.
- Никогда! Слышишь, Рейтан?! Этого не случится!
- Но почему?
- Твой отец убьёт меня! Увидев меня он сразу поймёт, что к чему, и тогда мне не жить! Умоляю, давай забудем обо всём, что сейчас случилось!
- Если ты так хочешь, то хорошо.
С видом, полным безразличия, лорд пожал мне руку и, открыв входную дверь, пропустил меня вперёд. В прихожей он пожелал мне спокойной ночи и сразу же удалился.
Пожелать-то он пожелал, но только после его поцелуев и объятий уже ни одна моя ночь не могла стать спокойной…
Рейтан, зайдя в супружескую спальню, слегка обнял жену и представил на её месте совсем другую женщину, живущую с ним под одной крышей, но бывшую настолько недоступной, будто она находилась в ином мире.
Молодой человек даже не подозревал, насколько были верны эти сравнения. Я уже не принадлежала к миру людей. Всё здесь стало для меня чужим и далёким, даже природа, прежде восхищавшая мою романтическую натуру.
Каждый день я уходила в мир фей, где была счастлива. Это счастье было омрачено лишь мыслями о человеке, которого я хотела бы забыть. Из этой затеи не выходило ничего дельного. Я всё-таки продолжала мечтать о лорде Рейтане, которого любила всей душой… Посещения волшебного мира помогали забыть о проблемах, но забыть о любви я была не в силах. И никто не смог бы мне в этом помочь.
Так продолжалось довольно долго, пока в один прекрасный день не случилось нечто из ряда вон выходящее. Я как обычно отправилась в своё заветное измерение. Вот и граница. Стоило мне переступить через неё, как кто-то сзади схватил меня за плечи и потряс. Я оглянулась. От неожиданности та, что стояла за моей спиной, пошатнулась и, чтобы удержать равновесие, схватилась за кулон, висевший на моей шее… Хелена, а это была именно она, засияла ярким светом, а потом округлившимися от ужаса и удивления глазами уставилась на меня. Я не сразу поняла, что с ней случилось, но тут она прошептала:
- Какие красивые крылья… Сестра, ты и вправду богиня…
Прикоснувшись к кулону, она, как и предупреждала королева, стала видеть всё, связанное с волшебным миром. Это была катастрофа!
- Господи, Хелена, что ты здесь делаешь? – в ужасе спросила я.
- Шла за тобой. Мне было интересно, куда ты ходишь…
- Это тебя не касается! – огрызнулась я.
- Зачем ты так? – девушка расстроилась.
- Прости, но это место не должно принимать посторонних.
- Но я твоя сестра…
- Да. Но для этого места ты посторонняя!
- Объясни нормально. Я ничего не понимаю!
- Я не имею права. Я давала клятву молчать. А теперь, ступай домой и не рассказывай никому о том, что ты видела.
- Она никуда не пойдёт! – раздался знакомый голос.
Хелена вздрогнула и перекрестилась.
Перед нами появилась королева. Она укоризненным взором посмотрела на меня, а потом повернулась к сестре.
- Ты нарушила границу волшебного царства, смертная! Это непозволительно. Теперь тебя ждёт строгое наказание! – провозгласила фея.
Сестра смотрела на неё немигающим взглядом, полным страха и восхищения. Ведь она не подозревала, какие последствия может иметь этот её поступок.
- Ваше Величество, - я поклонилась Глориане, - простите её, пожалуйста. Она не нарочно пришла сюда. Хелена вовсе не собиралась узнавать какие-то тайны. Она всего лишь шла за мной…
- И теперь она, опять же по твоей милости, видит обитателей этого мира, а также – твою новую сущность! Если об этом узнают другие люди, мы погибнем!
- Я никому не скажу о том, что видела… - скромно прошептала девушка, схватив пальцами правой руки рукав платья королевы. – Умоляю, простите меня, госпожа…
- А ты умеешь держать язык за зубами? – поинтересовалась фея.
- Да. Я же никому не рассказала о несчастье сестры.
- Весомый аргумент. Хорошо. Ради Иноэль я сделаю исключение. Ты наполовину станешь одной из нас. Когда ты будешь находиться в волшебном мире, на твоей спине будут появляться крылья, почти такие же, как у твоей сестры, но только прозрачные. В мире людей ты снова станешь обычным человеком. Большего я не могу предложить. И всё это ты должна будешь держать в тайне, а также – забудь о кулоне Иноэль. Он не твой. Возьмёшь его – и судьба твоя будет решена в худшую сторону.
- Она согласна. Ведь так, Хелена? – спросила я, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, ведь тело требовало полёта.
- Да, согласна. – Боязливо произнесла сестра.
Вздохнув, королева Глориана снова что-то прошептала, и между лопаток Хелены стремительно выросли огромные прозрачные крылья бабочки, а на ней самой появился чудесный наряд – короткое платье зелёного цвета, полупрозрачное и искрящееся, будто покрытое каплями росы.Девушка, восхищённо вздыхая, трогала материал и крылья. Всё это казалось ей весёлым и увлекательным. Да, по сути Хелена так и оставалась ребёнком, ведь у неё не было возможности расти, в то время, как у меня не было возможности жить, как все нормальные люди.
Когда, наконец, после клятвенных заверений сестры о том, что она будет молчать, королева исчезла, я обессиленно прислонилась спиной к стволу растущего рядом дерева и вцепилась пальцами обеих рук в его тёплую шершавую кору. Мысли беспомощно витали в голове, беспрестанно путаясь. Теперь пришёл конец моей жизни и в этом мире. Теперь, когда об этом месте знает моя сестра, та, кого я безумно люблю, и кого в душе проклинаю, жизнь уже не могла стать прежней. Только в мире фей мне было легко и спокойно, я могла быть здесь самой собой… до сего момента.
- Сестра! – раздался почему-то сразу ставший до жути ненавистным голос Хелены. – Я теперь тоже богиня, как и ты!
«Господи, за что мне такое наказание?» - подумала я, горестно вздыхая.
- Хелена, это не шутки! Её Величество королева Глориана сделала нам большое одолжение и пошла на этот риск… Теперь ты наполовину принадлежишь к этому миру. И не имеешь права прилюдно этим хвастаться! Это чревато весьма серьёзными последствиями для всех нас.
- Почему?
«О, Боже, её наивность сегодня неимоверно раздражает…»
- Потому что, если об этом узнают люди, они незамедлительно донесут всё Священной Инквизиции, а уж они не будут с нами так церемониться, как Её Величество с тобой. Они просто будут жестоко нас пытать, а потом убьют. Если ты этого не хочешь, то держи язык за зубами. Помни, ты дала клятву! Ведь тебе есть зачем жить на земле… В отличие от меня.
- Иноэль, почему ты так говоришь? Что ты имеешь ввиду?
- У тебя есть семья, Хелена! Мать, муж, которого ты любишь до безумия…
- Но который не любит меня! – отчаянно вскричала сестра.
- Что? – ошеломлённо произнесла я.
- Думаешь, мне не известно, что мой муж совсем не обращает на меня внимания? Да, я его люблю, но иногда мне так хочется, чтобы он исчез из моей жизни и перестал мучить своим безразличием, чтобы весь этот брак оказался просто кошмарным сном… Но потом я вспоминаю о своей любви и уже ничего не могу с собой поделать… Наверное, ты считаешь меня глупой…
- Нет, не считаю.
Я не знала, что ей ответить. Мне прекрасно были понятны её чувства, ведь я испытывала почти то же самое. Но я не могла причинить ей ещё более страшную боль. Она бы сочла это предательством. Рейтан изначально должен был стать мне «братом», но я сама нарушила ход событий, полюбив его. И расплачивалась за это сполна.
- Правда?
- Конечно, дорогая. – Я обняла сестру, хотя мне хотелось, чтобы её никогда не было в этом мире…Что же любовь делает с нами? И что делать той, кого вычеркнули из бытия, со своими чувствами к женатому человеку, да ещё и мужу её собственной сестры; той, кого на каждом шагу подстерегает смерть? – Я не знаю, как бы поступила на твоём месте. То, что происходит между вами, ужасно. Но лорд Рейтан обязательно тебя полюбит, ведь ты такая замечательная!
Мне хотелось отчаянно рыдать, когда я произносила эти слова. Как же было больно! Невыносимая мука!
- А ещё потому, что я твоя сестра! – тихонько ответила Хелена.
Я вздрогнула от неожиданности. Сначала мне показалось, что она всё знает о чувствах Рейтана ко мне, но потом я поняла, что она таким образом пыталась выразить мне свою любовь и благодарность. Малышка Хелена по-прежнему любила меня, свою ужасную сестру, недостойную такого счастья, но для неё такого человека, как плохая сестра, не существовало. Она знала и помнила меня лишь такой, какой я была раньше. И не хотела знать ничего другого. Осознав это, я поняла, что мне стало ещё тяжелее.
Я должна была что-то сделать с этим, но ничего не приходило в голову. Мысли о Рейтане стали почти постоянно гнездиться в моей голове. Я не могла вынести всего этого и решила написать ему письмо в стихах. Но я не могла написать напрямую о своей любви, не могла подставить всех под удар. Поэтому получилось так:
«Сижу, не зная, что мне делать…
Любви огонь горит в душе.
Забыть тебя или поверить?
Нож надо мной завис уже!
Меня так просто погубить,
Узнав секрет, что я скрываю,
И заставляя полюбить,
Тем самым душу истязая.
Я беззащитна перед страстью,
Мне неизвестны муки сердца,
Ведь к моему простому счастью
Судьба навек закрыла дверцы.
Тебя люблю, но я чужая…
Мне мир людей несёт лишь смерть.
Поэтому я убегаю
В тот мир, где ждёт иная твердь.
Но я беспомощно сгораю
В плену от мук своей любви
И в тайных мыслях умоляю:
«Приди, дотла меня сожги!»
Для нас с тобою это чувство грешно,
А также для жизни опасно.
Любовь есть океан безбрежный:
Здесь все возраженья напрасны!
Теперь живу одним тобою,
А ты мечтаешь обо мне.
Лишь в глубине души я скрою,
Как тихо плачу при луне,
Скорблю о том, что потеряла,
Грущу над тем, что обрела.
Я жизнь на горе променяла,
Себя на муки обрекла.
Хочу я стать такой, как раньше,
Чтоб боль рассеялась, как дым,
Чтобы идти могла я дальше,
А солнце согревало нас двоих".
Я ещё раз внимательно прочла то, что получилось, но осталась недовольна. Стихотворение слишком явно намекало на мои мечты о том, чтобы Рейтан был со мной, несмотря ни на какие преграды. Нужно было придумать что-то другое, то, что не выдало бы моего желания этому человеку.
Мысли стали сами собой складываться в слова, и в результате вышло это:
«Не утешай,оставь мою печаль
Нетронутой, великой и безгласной.
Обоим нам,  порой,  свободы жаль,
Но цепь любви порвать хотим напрасно.
Я чувствую, что так любить нельзя,
Как я люблю, что так любить безумно,
И страшно мне, как будто смерть, грозя,
Над нами веет близко и бесшумно…
Но я ещё сильней тебя люблю,
И бесконечно я тебя жалею, -
До ужаса сливаю жизнь мою,
Сливаю душу я с душой твоею.
И без тебя я не умею жить.
Мы отдали друг другу слишком много,
И я прошу, как милости, у Бога,
Чтоб научил он сердце не любить.
Но как, порой, любовь ни проклинаю,
И жизнь, и смерть с тобой я разделю.
Не знаешь ты, как я тебя люблю,
Быть может, я сама ещё не знаю.
Но слов не надо: сердце так полно,
Что можем только тихими слезами
Мы выплакать, что людям не дано
Ни рассказать, ни облегчить словами».
В тот же день я отнесла это «послание» Рейтану. Мне было неловко и стыдно, я ужасно смущалась. Тем не менее, дело было сделано. Теперь выбор был за ним. Потому что от этого зависела вся наша дальнейшая жизнь. Глупо, но я доверила судьбу нескольких человек ему, своему любимому и единственному. Что поделать, ведь так подсказало мне моё сердце.
* * * * *
Как позже мне рассказал Рейтан, он очень удивился, получив от меня письмо. Но то, что он там прочёл, поразило его до глубины души. Для него не было других вариантов, кроме, как связать свою судьбу со мной. Казалось, он даже не заметил моих тревог и волнений по этому поводу. Его стремление ко мне ослепило его, оглушило, он перестал замечать окружающий мир. Я не знала, как спастись от этого наваждения, и, в общем-то, вовсе не хотела спасения.
Он нашёл возможность встретиться со мной наедине, возле лесного озера неподалёку от дома, спустя примерно две недели после того, как я отправила письмо. Мне было страшно, но, в то же время, я сияла от переполнявшего меня счастья. Я тогда ещё не знала, какие мучения это может мне причинить.
Сияние луны освещало тропу, на которой мы стояли, и создавало на поверхности озера сказочные блики.
Я не хотела, чтобы он видел моё лицо, выражавшее мучительную тоску и отчаяние, поэтому отошла поближе к воде. Рейтан незаметно подошёл ко мне и обнял, обхватив меня всю руками крест-накрест. По телу разлилось блаженное тепло. Как же мне было хорошо! В тот момент я не хотела думать ни о чём, для меня существовал только он…
Я сразу вспомнила своё стихотворение… Слёзы при луне… Именно сейчас мне до безумия хотелось отчаянно рыдать, но я не могла себе этого позволить. Никто не должен видеть моих слёз! Ведь они отражение моих мук. Глаза болели от напряжения, вызванного моей отчаянной попыткой не проливать слёзы. Это плохо удавалось. Сквозь пелену солоноватой влаги на глазах я почти ничего не видела.
- Ты сегодня какая-то странная. – Неожиданно проговорил Рейтан. – Не похожа сама на себя.
Я не осмелилась ему ответить и продолжала молчать.
- Ты волнуешься из-за сестры? Елена ничего не узнает о нас.
- Её зовут Хелена… - едва слышно прошептала я.
- Что? Я не расслышал твоих слов.
- Мою сестру зовут Хелена, а не Елена!
- Прости… Мне казалось, что это не так важно.
- Это потому, что ты не любишь её! Не любишь свою жену! Ненавижу тебя за это!
- Иноэль, ты лжёшь сама себе! Ты не ненавидишь меня, а злишься, потому что я женат на твоей сестре и не могу быть твоим мужем, хотя это не совсем так! Ты же знаешь, что меня заставили жениться… Так зачем теперь обвиняешь во всех смертных грехах?
- Потому что всё, что ты делаешь, причиняет мне боль! Твои поступки, твои слова… Мне обидно за мою дорогую и любимую сестру. Её жизнь навсегда испорчена… Благодаря тебе, Рейтан… Ну зачем тебе нужна такая, как я?
- Затем, что я люблю тебя! И хочу быть твоей опорой и защитой!
Не знаю, почему, но эти его слова отогрели моё застывшее сердце и заледеневшую душу. Мне и в самом деле нужна была поддержка и защита, и не чья-нибудь, а именно его!
- Но почему именно я?
- Ты особенная, необыкновенная. Никто в мире не сравнится с тобой… Я понял это в тот момент, когда ты впервые открыла мне дверь и заглянула в глаза. Тогда я и понял, что совершил непоправимую ошибку, согласившись на женитьбу…
- Я тоже. – Пролепетала я, не в силах поднять на него взгляд.
- Что «ты тоже»?
- В тот момент пропал не ты один… - Я тоже пропала… в синеве твоих глаз… Известие о том, что ты муж моей сестры, повергло меня в ужас. У неё я бы никогда не стала ничего отнимать, поэтому и стала избегать тебя. Ведь я не имею права на такую жизнь.
Пока Рейтан осмысливал услышанные слова, я осмотрелась по сторонам, привлечённая неожиданно возникшими звуками. Вокруг, насколько хватало глаз, всё было покрыто волшебными существами различных расцветок и форм, названия которых я даже не знала. «Откуда они здесь взялись?» - недоумевала я. Итут меня посетила довольно неприятная мысль: «Они следят за мной, за всем, что я говорю и делаю…» Рукой я тут же непроизвольно схватилась за кулон, чтобы Рейтан не коснулся его. Я не могла допустить, чтобы случай, как тогда с Хеленой, повторился. Второй ошибки даже добрая и справедливая королева Глориана мне не простила бы.
Лорд Клеймор стал вдруг обеспокоенно озираться по сторонам.
- Ты ничего не слышала, Иноэль? – спросил он.
У меня душа ушла в пятки. «Неужели он видит их?»
- Нет. А что случилось?
- Мне показалось, что я слышал какой-то шорох.
- Наверное, какой-нибудь ночной зверёк. «Слава Богу, он не видит этих существ!» Думаю, нам стоит вернуться. Уже поздно. Сестра будет волноваться.
- Но как же мы?
- Встретимся в другой раз . И всё решим.
В полном молчании мы по узкой тропинке вышли из леса и отправились к дому.
Я была права: Хелена ужасно беспокоилась и ждала нас на ступеньках. Её совершенно не смутил тот факт, что я и её любимый муж так поздно гуляем вдвоём неизвестно где. Любовь её ко мне была безмерна, но я тогда не знала, что не я была той, к кому лежало её сердце, кого она любила больше всего на свете…
Стыд захлестнул меня, как волна, когда я виноватым взглядом посмотрела в глаза сестре. И вдруг поняла, что не смогу отказаться от своей любви к её мужу, но могу также не отнимать его у неё! Мне будет достаточно нескольких тайных встреч с ним и прогулок под луной. Эти воспоминания я сохраню, как самые драгоценные, самые незабываемые и важные. Для такой, как я, это было счастье, пусть маленькое и недолгое, но это всё, что я могла украсть у судьбы. И я решила, что ради этого могу разок рискнуть своим будущим.
* * * * *
Хелена боялась, как огня, своего свекра, - великого инквизитора, верховного инквизитора, лорда Орэстоса  Клеймора, отца Рейтана. Этот среднего роста и плотного телосложения человек с короткими чёрными волосами и светло-карими глазами приводил её в ужас всякий раз, как она видела его или слышала о его деяниях. Её трясло, когда его жадный взгляд останавливался на ней, ощупывая, раздевая, покоряя. Она не решалась сказать мужу о поведении его отца и старалась не оставаться наедине с «противным ослом», как она про себя называла Клеймора-старшего. Страх, всеобъемлющий, всепоглощающий взял над ней верх. Даже мне, горячо любимой старшей сестре, она не смела ничего сказать. Она боялась за мою жизнь, потому что понимала: если я узнаю, что ей причинили боль, то не остановлюсь ни перед чем, пока не отомщу. А мстить верховному инквизитору – прямая дорога к смерти,тем более – мне, хорошему экспонату в его коллекции «ведьм». Меня Хелена никогда бы не подвергла опасности.
Сестра менялась на глазах. Мне больно было наблюдать за этим «превращением». Я очень хотела помочь, но она не позволяла. Её улыбка исчезла, блеск в глазах погас, пропала любовь к жизни. Лишь любовь ко мне и мужу поддерживала её пошатнувшееся здоровье. Сестра стала сильно худеть, не могла видеть еду…
Я не заметила этой особенности, полностью поглощённая океаном своих прорвавшихся на свободу чувств к Рейтану. Мы продолжали наши встречи, и с каждым разом я влюблялась всё больше и больше… Я забыла обо всём на свете.
И это случилось… Я доверила своей любви всю себя, своё тело и свою душу, раскрыла сердце. Этот день навечно остался в моей памяти,как самый счастливый.
Однако, как обычно бывает, счастье длилось недолго… Примерно пару месяцев. Очередные женские недомогания не пришли, но меня это не особенно обеспокоило – могла сказаться теперешняя напряжённая обстановка. А когда и в другой раз произошло то же самое, я поняла всё! Сложно описать мои тогдашние чувства и ощущения. Но всё это привело к тому, что я решилась на серьёзный разговор с Рейтаном относительно нашего будущего.
Он пришёл с большим опозданием… когда я уже отчаялась и собралась уходить. Его безжизненный вид поверг меня в ужас. Ещё никогда я не видела своего «бога» таким беспомощным и несчастным… Но я была обязана сообщить о своём состоянии!
- Прости, что опоздал, дорогая Иноэль. – Прошептал лорд Клеймор и быстро обнял меня, после чего так же быстро выпустил из объятий.
- Я не сержусь. Ты вправе делать всё, что захочешь… Похоже, что-то плохое случилось… У тебя болезненный вид…
- Ты права… Скажу, как соберусь с духом. А теперь ты скажи, что заставило тебя так рисковать и отправлять мне это письмо?
- Клянусь тебе, Рейтан, я никогда бы не сделала этого, но… в теперешних обстоятельствах я обязана была так поступить.
От стыда я не знала, куда спрятать руки, куда отвести взгляд. В тот миг я была слабейшим в мире существом.
- И что же это за обстоятельства такие? – хмуро поинтересовался Рейтан чужим, неестественным голосом.
По спине побежали мурашки, тело сковал неприятный холодок, вызванный его словами, но я набралась смелости и, закрыв лицо руками, выпалила на одном дыхании:
- Я жду от тебя ребёнка, Рейтан!
Он на мгновение потерял дар речи, а я продолжала:
- Ты знаешь, что я не хотела разлучать вас с сестрой, но теперь решилась на риск. Давай убежим вместе! Туда, где нас никто не найдёт! Ты и я… Мы всегда будем вместе!
- Замолчи…
- Что?
- Я сказал тебе молчать! – рявкнул он.
- Но… почему? Разве не об этом ты мечтал?
- Это было раньше… Теперь всё по-другому…
- И что же именно изменилось? Ты хоть знаешь, скольких мук мне стоило это признание?
- Догадываюсь… И всё же, может, выслушаешь меня?
- Хорошо. – Еле слышно прошептала я, в душе бурно негодуя.
- Мы должны прекратить всяческие отношения между нами!
- Но почему?
- Потому, глупышка, что твоя сестра ждёт моего ребёнка! И срок уже довольно большой!
В глазах у меня потемнело, голова закружилась, и я стала медленно сползать вниз, пытаясь удержаться рукой за ствол дерева. Слова Рейтана повергли меня, как враг побеждает соперника на поле сечи… Я не ожидала такого исхода. Теперь мне стала понятна причина того, что Хелена так переменилась. Отнять Рейтана теперь стало невозможным! И тут меня затопила… злость!
- А как же я? И мой ребёнок? О нас ты подумал? Или ты всё время лгал мне о своей любви?
- Я не лгал, Иноэль… Клянусь, я сам не знал. Но сейчас я не смогу оставить её, ведь это часть меня!
- Внутри меня тоже часть тебя!
- Кто сказал, что это не часть кого-то другого?
- Что ты сейчас сказал?
- То, что не стану повторять. Прощай, Иноэль! Будь счастлива!
С этими словами тот, кого я любила и кто был мне смым дорогим и близким человеком в этой жизни, развернулся и быстрыми шагами удалился в сторону дома.
- Ненавижу! Ненавижу тебя, Рейтан! Я проклинаю тебя, слышишь? – рыдала я, но он не слышал, он давно ушёл. И только верная луна скрашивала мою печаль.
В следующий миг жгучая боль в области сердца заставила меня громко вскрикнуть и согнуться в три погибели. Задыхаясь, я упала на колени и пыталась успокоиться.
- Что со мной? Почему так… больно?
- Это наказание. – Раздался знакомый женский голос.
Передо мной стояла Её Величество королева Глориана и сверлила взглядом, не предвещавшим ничего хорошего.
- За что? – изумилась я.
- Ты фея. Использовать заклинания следует лишь на благо людям. Во зло их используют только ведьмы. Если ты и дальше станешь так поступать, то мы, феи, исключим тебя из нашего круга.
- Я и сама хотела уйти. – Прошептала я. – Ведь я давно уже перестала быть собой. Скажите, почему я ощущаю боль в сердце?
- Твоё сердце сейчас всё ещё живое, красное, но с каждымтвоим злым деянием оно будет становиться всё чернее и чернее. В тот момент, когда тьм поглотит его полностью, оно станет каменным… Поэтому отныне думай о том, что ты делаешь. И дольше проживёшь!
Произнеся это, фея растворилась в воздухе, оставив меня размышлять над её словами. Но в тот день я стала совсем другим человеком…
Сердце уже не болело, но я знала, что теперь оно с чёрным пятном от моего проклятья. Странно, но я совсем не ощущала в себе скорби и раскаянья, ведь всё, чем я жила, уничтожили. Мгновенно в душе стала разгораться злость… Злость на мою любимую младшую сестру, на то последнее, что связывало меня с миром и жизнью. Сердце отказывалось понять, почему всё так произошло. Лишь злость, только злость осветила мне путь. Через несколько дней я навсегда покинула свой родной дом, где до меня никому уже не было дела, и пустилась в странствие, строя в голове отчаянные и жестокие планы мести… Наказаны должны были быть оба предателя. И никакие доводы разума уже не могли меня переубедить.
Совсем скоро, в ночь полнолуния, в час зверя, в полночь, я исполнила магический ритуал приворота, воспользовавшись тайным знанием, которое передал мне мой учитель – дракон.
И он пришёл… Приполз на коленях, как дрессированный щенок, скуля от похоти и неутолимой ничем страсти. Я смотрела на это лицо и смеялась. Смеялась так, как никогда в жизни. Ведь так здорово, когда обидевший тебя человек приходит к тебе же и унижается! Даже если это всего лишь действие заклинания. О, он умолял меня вернуть всё назад, просил прощения и даже предлагал, как раньше, убежать вдвоём. Но мне это уже не было нужно. Свою месть над любимым когда-то мужчиной я свершала с диким азартом и восторгом. Однако не учла той маленькой детали, КТО он по крови.
А в тот момент, когда моё счастье от вида униженного Рейтана достигло апогея, его отец предпринял очередную попытку соблазнить мою сестру. Лишь появление Лусиры спасло её от бесчестья. Никто из нас тогда не подозревал, что этот человек может натворить.
Наконец, Рейтан, совершенно обессиленный, поплёлся домой, где и узнал всё, что описано выше.
Я осталась одна. Снова. Весёлая улыбка осветила моё лицо,ведь по сути, я всегда была одна, сколько бы людей ни утверждали обратное.
Боль пришла неожиданно и стала для меня шоком. Представьте, что в Ваше сердце вонзили миллионы мельчайших, незримых иголок, отравленных сильнейшим в мире ядом, от которого нет и не может быть противоядия – именно это ощутила я тогда. Моё сердце потеряло ещё одну часть… Тут уж я испугалась. Мне совсем не хотелось смерти, тем более такой. Никто не знал, что будет, если сердце станет чёрным полностью. Как можно жить с камнем в груди, и можно ли вообще? Как я ни старалась, не могла найти ответ.
* * * * *
Как только действие моих чар развеялось, Рейтан Клеймор снова стал самим собой. И он совсем ничего не помнил о том, где был и что делал той ночью мести.
Я и не догадывалась, что Хелена рассказала матери и мужу о притязаниях верховного инквизитора. И после добавила:
- Прости, что лгала так долго, Рейтан. Мне было страшно, очень страшно. Поэтому я и солгала о своей беременности… Я была в таком подавленном настроении, что не знала, что придумать, лишь бы вы все за меня не волновались.
- Что ты сейчас сказала, Елена? – ошеломлённо проговорил лорд.
- Но я Хелена… - начала сестра.
- Плевать! Так значит, никакого ребёнка нет?
- И не было. Прости меня…
Рейтан не стал слушать слезливые излияния жены. Он оттолкнул её от себя левой рукой и вышел на улицу, резко захлопнув за собой дверь. Душа его горела и рыдала. Он ведь на самом деле любил меня. Граф подумал о том, что я никогда бы не солгала… Я и его ребёнок отныне стали недосягаемы. Никто не знал, где я и что со мной. И он понял, что навсегда потерял свою единственную любовь и счастье.
Хелена, разумеется, видела страдания мужа, но она ничего не понимала. Знала лишь, что расстояние между их душами, сердцами и чувствами постепенно становится всё больше и больше, и она не сможет ничего предпринять, чтобы это остановить. Сестрёнка даже не подозревала о наших с её мужем отношениях. Я всегда была уверена, что я тот человек, которого она любит больше всего на свете. Но я, видимо, слишком плохо знала её… И совсем не понимала…
- Чёрт! Что же я натворил?! – бормотал Рейтан Клеймор, в бессилии сжав зубы. – Каким дураком я был! Где же ты теперь, Иноэль? Всё ли хорошо с тобой и нашим ребёнком?
Ответом ему была пустая тишина.
* * * * *
Орэстос Клеймор был вне себя от злости. Ещё никогда женщина, а, тем более, простолюдинка, не отказывала ему.
- Эта негодная девчонка ещё узнает меня!Я выведаю об этой семейке всё. Кажется, именно о них ходили слухи некоторое время назад. Связано со старшей дочерью этой дурёхи Лусиры… Чувствую, без колдовства здесь не обошлось. И моя прямая обязанность – во всём разобраться. Ах-ха-ха-ха-ха-ха!
Через несколько дней верховный инквизитор навестил Хелену в очередной раз. Заметив его, сестра хотела захлопнуть дверь перед его носом, но испугалась взгляда этих пронзительных светло-карих глаз, кажущихся стеклянными.
- Привет, дорогая невестка. Я так соскучился по твоим чудесным тёмно-зелёным глазам…
- Убирайтесь отсюда, сэр! Я ясно дала Вам понять, что мне неприятны Ваши авансы! Уходите немедленно, иначе я расскажу всё матери и мужу!
- Дурочка! – усмехнулся старик. – Твой муж – мой родной сын. Неужели ты думаешь, что ради тебя он пойдёт наперекор мне, важнейшему после короля человеку? А твоя мать? Что она, глупая алчная курица, может со мной сделать?
- Т-тогда я…
- Ну, что же ты тогда сделаешь, а?
- Я расскажу обо всём сестре! И она Вас жестоко накажет, противный старый осёл!
- Что ты сказала, дрянь? – лорд размахнулся и изо всех сил ударил Хелену по лицу.
На коже появился красный отпечаток огромной мужской ладони. Из носа сестры потекла тонкой струйкой кровь. Но она продолжала, не моргая, смотреть в глаза этому тирану и весело, победно улыбаться, что ещё больше раздражало его.
- Сестра не оставит это просто так! Ты жестоко заплатишь за этот удар! Она убьёт тебя! Жестоко измучает, а потом убьёт!
- Да кто же она такая, твоя сестра? – хитро прищурился инквизитор.
- Она фея! И не позволит таким, как ты, издеваться над беспомощными людьми! Иноэль ничего не стоит, произнеся пару слов, уничтожить любого!
- Так её зовут Иноэль, и она фея… Любопытно. Может быть, у неё ещё рыжие волосы и зелёные глаза?
- Да!
- Просто великолепно, Хелена. Ты очень мне помогла. Оказывается, даже такой мусор, как ты, может быть полезным.
- О чём Вы? – сестра испугалась и снова перешла на официальный тон.
- Твоя сестра ведь ведьма. Долго же вы с матерью скрывали сей факт от Священной Инквизиции… Но теперь всё открылось. Мы найдём ведьму и уничтожим. А какое же наказание придумать для моей дорогой невестки и её матери? А? Что посоветуешь, Хелена?
- Негодяй! Не смей трогать Иноэль! Да ты и ноготка на её мизинце не стоишь!
- А что ты предложишь мне в обмен на то, что я откажусь от охоты на твою сестрёнку?
- Всё, что угодно!
- Никогда!
- Ох, придётся, видимо, помучить красотку Иноэль…
- Нет… Не смейте!
- Выбор за тобой, Хелена.
- Хорошо, я согласна…
- И не смей ничего говорить матери и моему сыну. Ради их блага, конечно же. Я жду тебя завтра у себя. Скажем, в одиннадцать. Не опаздывай, милая. Всего хорошего!
Едва лишь за лордом Орэстосом захлопнулась дверь, Хелена в изнеможении опустилась на пол и зарыдала. Она и не догадывалась, что стала очередной обманутой в огромном списке жертв этого страшного человека. Больше всего её пугала завтрашняя встреча с ним.
Орэстос Клеймор веселился от души. Цель его визита была достигнута – он получил более чем подробную информацию о ведьме, обо мне. И, разумеется, он не собирался оставлять меня в живых. У него уже был план, как убить всех зайцев одним ударом, но даже он не мог знать, что что-нибудь пойдёт не так…
- Эта глупая девчонка даже не подозревает, что только что выдала мне секрет своей семьи. Какая же она наивная, раз поверила моему слову… Ну, всё, что ни делается, - к лучшему! Скоро ещё одна семейка ведьм будет уничтожена!
На следующий день ровно в одиннадцать часов утра бледная, измученная Хелена прибыла в дом к свекру.
Он уже поджидал свою неопытную жертву. Почтительное приветствие, богато накрытый стол, приятная музыка – всё было направлено на то, чтобы снизить бдительность сестры. Но Хелена ни на секунду не забывала, для чего она пришла. Она не могла допустить, чтобы её любимая сестра погибла.
Невозможно описать словами те пытки и мучения, которым несчастную подверг верховный инквизитор. Не оставив ран на теле, он искромсал её душу и сердце. Когда сестра уходила, опозоренная навеки, она не слышала его противного смеха, не знала о его планах касательно её. К сожалению.
Я тогда всё ещё злилась. Предатель Рейтан получил своё наказание, но Хелена оставалась безнаказанной, как мне казалось. И я провела ещё один обряд. Сложный и довольно опасный. Оставалось только ждать…
* * * * *
Придя домой,  Хелена первым делом встретилась лицом к лицу с матерью.
- Где ты была? Ты опоздала к обеду, Хелена.
- Извини, мама. Я гуляла. Больше я не повторю такую ошибку.
- Что случилось? Ты сама не своя. Глаза прячешь почему-то…
- Тебе просто кажется. Со мной всё в порядке.
- Какая непослушная! Ты становишься похожей на свою несносную сестру!
Рейтан, не замеченный сестрой, вздрогнул, услышав слова Лусиры, сказанные про меня.
- Елена, - произнёс он спокойно, - чего ты боишься?
- Я не боюсь… С чего ты взял?
- Ты моя жена. Я достаточно хорошо знаю тебя, чтобы ошибаться. Это снова мой отец? Что он сделал на этот раз?
Сестра не смогла сдержать порыв эмоций.
- Он… он сказал, что убьёт её, убьёт Иноэль, если я не соглашусь на его притязания! Он знает о ней практически всё! Я не могла допустить, чтобы он добрался до сестрёнки!
Лорд Клеймор похолодел. Он всегда знал, что является сыном верховного инквизитора, но никогда не придавал этому значения. Теперь Рейтан вспомнил всё, что я ему рассказывала о себе, о своих страхах. И замер от ужаса. Он понял, что моя и нашего ребёнка жизнь висят на волоске…
- Ты была у него в покоях, ведь так? – тихо признесла Лусира.
Сестра,молча, кивнула, от стыда опустив взгляд в пол и не зная, куда деть руки.
- Наверняка это ты рассказала отцу об Иноэль… - прошептал вдруг Рейтан.
- Нет! Я не… - сестра запнулась. Всё-таки она не умела лгать.
- Скорее всего, ты пыталась спровадить его. Угрожала, что сестра поможет тебе. Хотела запугать его. Но он оказался умнее и таким способом выведал у тебя всю нужную ему информацию. Да ещё и опозорил тебя навеки. Ненавижу…
Хелена заплакала и убежала в свою комнату. Она так и не узнала, кого на самом деле ненавидит её муж.
Через некоторое время Лусира постучала в дверь её комнаты.
- Дочка, спускайся уже. – Мне нужна твоя помощь.
В коридоре сестра обнаружила несколько моих картин, связанных верёвкой в одну стопку.
- Для чего это? – удивилась она.
- Сходи и продай. Они напоминают мне об Иноэль. Невыносимо каждый раз видеть их.
- Мама, почему ты так ненавидишь сестру? Она ведь тоже твоя дочь! Она тоже хотела быть счастливой! Хотела, чтобы ты любила её!
- Я не ненавижу её. Я не смогла вынести бремя, упавшее на меня в тот день, когда её волосы стали огненными. Так тяжело жить с этим, опасаться всех и каждого, лгать соседям и друзьям… Это невыносимо! – Лусира разрыдалась.
- А ей было ещё тяжелее, ведь даже её мать отказалась от неё. Ей тоже было тяжело! А где она теперь? Что с ней? Может быть, она уже мертва. Ты ведь даже не подумала об этом… Хорошо, мама. Я продам картины, но одну оставлю себе. До встречи.
Как только Хелена ушла, Лусира и Рейтан принялись обсуждать ситуацию.
- Это не должно остаться безнаказанным! Она моя дочь!
- Согласен. Отец переступил грань. И должен заплатить. За Иноэль,  за Хелену.
- А ведь об Иноэль ты беспокоишься больше, не так ли? Я давно это заметила.
- И что с того? Теперь это уже неважно… Ведь Вы, госпожа Лусира, с самого начала поставили крест на своей старшей дочери. Я полюбил её, лишь только увидел. Но я уже был женат из-за Вашего и отца непомерного желания этого союза. И она меня полюбила. Но не смогла отнять у сестры. А теперь она где-то совсем одна, наедине со смертью. И носит под сердцем нашего ребёнка!
- Рейтан! Когда вы…
- Она тоже имеет право на счастье! Какой же я идиот, что поверил в «беременность» Хелены!
Ни лорд Клеймор, ни Лусира не заметили, что несколько человек тайно пробрались и подожгли дом, предварительно закрыв снаружи все выходы из него.
Когда Хелена вернулась, то вместо дома обнаружила огромное пепелище. Тела матери и мужа лежали рядом. Они обуглились так, что невозможно было разобрать лиц. Безжизненным взглядом девушка смотрела на самых любимых людей, которых у неё уже не было. Она села, положив голову мужа себе на колени и обняв руками труп матери, и беззвучно заплакала.
В тот момент моё сердце почернело ещё на одну часть. Боль, по-прежнему, была невыносимой, но я к ней уже стала привыкать. Я не знала, что произошло с Хеленой, но знала, что она понесла наказание. Этого было достаточно. Мне было наплевать, что я, толком не зная правил и законов чёрной магии, применяла её, как мне вздумается.
Орэстос Клеймор был очень доволен своей затеей. Он хотел уничтожить невестку и её мать, но план дал трещину. Верховный инквизитор даже не предполагал, что его жертвой станет его же собственный сын!
- Не успокоюсь, пока не уничтожу эту семейку полностью! Я сделаю так, что эти ведьмы будут ненавидеть друг друга. Да начнётся охота на ведьм!
* * * * *
Внутри меня что-то умерло. Как будто частичка души. Я мучилась, не знала, что произошло. Инстинкт тянул меня на Родину. Я скучала по сестре, матери и Рейтану. Прошло время, и я простила его. Решение вернуться домой было принято молниеносно.
По мере приближения к родным местам страх всё сильнее сковывал меня, будто запрещая идти дальше, но я не останавливалась. Я ожидала увидеть всё, что угодно, но только не пепелище. На том месте, где раньше стояла наша ветхая лачуга, а затем – огромный шикарный дом, теперь валялось несколько обугленных брёвен и обломков мебели. Увидев это, я застыла, потеряв дар речи. Не моргая, я обводила взглядом местность, не слыша, не замечая ничего вокруг.
Ко мне подошёл какой-то человек в плаще. Безразлично я спросила его: «Что здесь произошло?» Он едва слышно ответил: «Дом кто-то поджёг. Хозяин и хозяйка не смогли выбраться и сгорели заживо».
И тут я очнулась.
- Кто? Кто именно сгорел? Скажите же, умоляю!
- Хозяин, лорд Клеймор. И хозяйка, госпожа Лусира. Их нашла жена лорда, Хелена. Мать отправила её продать какие-то картины, а когда она вернулась, то обнаружила то же, что и Вы сейчас. Эй, Вам плохо? Что с Вами, леди?
Я уже не слышала его. В глазах помутнело, живот пронзила резкая боль, и я потеряла сознание, упав прямо на руки незнакомца, поведавшего мне о судьбе моей семьи.
- Наконец-то Вы пришли в себя! – раздался чей-то приятный голос.
Я открыла глаза и осмотрелась. Я лежала в комнате на большой кровати, заправленной чистым и дорогим белым бельём. Справа от меня стоял столик с завтраком. А рядом с кроватью на стуле сидел мой «спаситель» - симпатичный молодой человек лет двадцати пяти, шатен с чудесными сине-зелёными глазами. Странно, но он чем-то неуловимо напоминал Рейтана… которого уже не было в живых.
- Где я? Что со мной случилось? – прошептала я, еле выговаривая слова.
- Вы потеряли сознание. Я отнёс Вас к себе в дом и пригласил врача. Меня зовут Касмир. Не бойтесь меня, пожалуйста. Скажите Ваше имя, чтобы и я мог обращаться к Вам более дружественно.
- Ино… - начала я, но тут же опомнилась. Никто не должен был знать моего имени. Прежняя я умерла. Имя пришло на ум само. – Меня зовут Риада. Очень рада знакомству.
Молодой человек странно на меня посмотрел, но ничего не сказал.
Неожиданно я вспомнила о своих волосах. Они лежали на подушке, не прикрытые ничем, и горели огнём под лучами солнца. Моя паника не ускользнула от Касмира. Он улыбнулся и взял меня за руку, успокаивая:
- Не бойтесь. Я никому не скажу. Но Ваши волосы – настоящее сокровище. Они прекрасны.
Я отвернулась лицом к стене, чтобы не видеть синеву его глаз, и вдруг поняла, что со мной что-то не так. Что-то изменилось. Ужасная догадка закралась в мозг, но я не решалась в это поверить.
- Скажите, Касмир, - дрожащим голосом, полным ложной надежды, пролепетала я, - зачем сюда приходил врач? Что со мной произошло?
Молодой человек молчал, с грустью глядя на меня.
- Скажите же, умоляю! – из моих изумрудно-зелёных глаз покатились крупные слёзы.
- Когда я принёс Вас сюда, то заметил, что Ваша одежда вся запачкана в крови. Если быть точным, Вы истекали кровью. Я сразу же побежал за доктором. Нам удалось Вас спасти.
- Почему была кровь? Отвечайте!
- Ну, доктор сказал, что Вы ждали ребёнка…
- Да… Продолжайте.
- Ребёнок…Его больше нет. У Вас от волнения случился выкидыш. Вы потеряли много крови и едва не покинули этот мир. Леди…
Мой истерический визг пронзил воздух. Внём было всё – моё мучение, печаль, скорбь. Почему я не умерла вместе с ними? Зачем Господь сохранил мне жизнь?
- Риада, прошу, успокойтесь! Успокойтесь же!
Касмир суетился возле меня, не зная, что предпринять. Наконец, он обнял меня и прижал моё лицо к своей груди, утешая, пытаясь облегчить мою боль. Я была ему безмерно благодарна за это.
- Почему? – прошептала я безжизненным голосом.
- Что «почему» ? – спросил Касмир.
- Почему они умерли, а я жива? Почему я не умерла вместе с ними?
- Наверное, потому,  что ты, Риада, должна жить. И стать счастливой.
- Счастье не для меня.
- Не говори так!
- Такие, как я , не имеют права на счастье. Могу я побыть одна? Пожалуйста, Касмир, оставьте меня одну.
- Как пожелаешь. Если можно, обращайся ко мне просто по имени. Не люблю все эти церемонии.
- Я постараюсь.
Касмир вышел, оставив меня в одиночестве. Мне нужно было время, чтобы осознать произошедшее, принять его и смириться. Однако, я не представляла, как это вообще можно было сделать.
* * * * *
Мысли роились в моём мозгу, но ни одна из них не доходила до сознания. В голове не укладывалось, как могло произойти такое с ним… «Неужели это всё я?» Словно в ответ на этот вопрос моё сердце снова скрутила ужасная боль. Я попыталась сжаться в комок, чтобы немного облегчить муки, но тут новая боль пронзила тело – швы, которые мне на живот наложил врач, ещё не зажили и дали о себе знать. Не в силах пошевелиться, я заплакала. Без слёз. Беззвучно. Больше всего на свете мне хотелось умереть и не чувствовать больше ничего.
Он пришёл именно тогда. Ещё не зная о том, что он рядом, я уже почувствовала его.
- Тебе совсем плодхо, да? – проговорил Касмир тихим, нежным, участливым голосом.
Даже если бы я захотела, то не смогла бы ему ответить – сил не было. А он… он понял меня без слов. Просто сел рядом и осторожно обнял. Тут меня словно прорвало – я зарыдала навзрыд, доверчиво уткнувшись лицом в его плечо, сильное и крепкое, такое надёжное… Я плакала и плакала. Долго… Всё это время он ласково гладил меня по спине, шептал что-то успокаивающее, я так и не запомнила, что именно. Наконец, я уснула. Прямо в его объятиях.
Когда я проснулась на следующий день, то обнаружила, что мне стало легче на душе. Краска стыда обагрила моё лицо, едва я вспомнила о вчерашнем. Я, ведьма, не знала, куда спрятаться от смущения.
И он снова пришёл. Будто почувствовал, что я уже проснулась. Пришёл, неся в руках огромный поднос с самой разнообразной едой. Я очень удивилась. Касмир выглядел бедно, но деньги у него явно водились. Я была полностью заинтригована. Мне до смерти хотелось узнать, кто он на самом деле, но на все мои вопросы он уклончиво отвечал: «Я, всего лишь, странник». И любопытство оставалось неудовлетворённым.
Примерно через месяц я была уже полностью здорова. Конечно, свою роль сыграло моё лечебное колдовство, а также – моя сущность феи, точнее, бывшей феи. Теперь я стала настоящей ведьмой. Именно тогда, когда пути назад уже не было, я стала по-настоящему жалеть, что ступила на эту дорогу, поддавшись порыву минутной ярости. Мысли о смерти до сих пор не давали покоя. Они заковывали меня, не отпускали. Я мучилась. Я потеряла всё, что имела. Даже – свою сущность.
Не помню, как я оказалась на крыше дома. Смерть – вот к чему я стремилась. И вот, я стою на крыше… Душа кричит: «Люблю тебя!», но никто не может слышать это. Сердце колотится, как безумное. Словно в ответ на это с неба хлынули потоки дождя. Сверкнула молния. Послышались раскаты грома. Я стою одна. « Мне так плохо без тебя, любимый!» Воображение нарисовало картину той страшной трагедии, которая навсегда разлучила нас. «Я словно вижу твою кровь там, внизу». Даже не думая, что творю, я улыбнулась, протянула руки к небу и смело шагнула вперёд с мыслью : «Я умираю, теряя любовь…» И вот, я падаю с небольшой, но достаточно серьёзной высоты, закрываю глаза… и…
- Вот глупая! Да что ж ты делаешь то?
Слышу его голос. Меня подхватывают сильные мужские руки, но не могут удержать. Вместе мы падаем на мягкую траву, но уже без какого-либо риска для жизни. Он крепко-крепко обнимает меня, словно боится, что, если отпустит, я исчезну. На его ресницах блестят крупные слёзы. Я потеряла дар речи.
- Дурочка! Зачем ты так сделала? Что было бы, если бы ты умерла? Вот так, просто… Что бы было? Ты обо мне подумала? О себе, в конце-то концов… Нельзя же так просто разбрасываться жизнью!
- А почему это тебя так волнует? Ведь я тебе никто. Да и ты мне. Мы знакомы без году неделя.Так почему? Зачем ты всё это делаешь?
- Потому что ты… Ты…
- Что я?
- Потому что ты до боли похожа на мою мать!
Сказав это, он отвернулся. Я была поражена до глубины души. Ведь если я похожа на его мать, значит она тоже ведьма.
- А… где она сейчас?
- Там, куда я тебя не отпустил только что. В другом мире.
- О-о-о… Но как… она..?
- Её убили. У неё были рыжие волосы, ярче, чем у тебя,зелёные глаза. Её звали Лита.
- Кас, кто посмел сотворить такое?
- Чёртова инквизиция. Мне тогда было всего семь лет. Я пытался защитить маму, но что такой малыш способен сделать против разъярённой толпы?
- Я тебя понимаю… - прошептала я, вспомнив своё детство.
Довольно долго мы просидели молча, каждый размышлял о своём.
- Послушай, - неожиданно проговорил Касмир, - скажи мне своё настоящее имя…
Я вздрогнула.
- Д-для чего? То есть, ты же знаешь, как меня зовут… - промямлила я еле слышно.
Молодой человек рассмеялся.
- Да знаю я, что ты боишься инквизиции. И имя, наверняка, поддельное. Моя мать тоже так делала.
- Иноэль… Так меня звали раньше. Теперь я Риада. Я прошу тебя, Кас, забыть моё настоящее имя. И никогда не вспоминать о нём.
- Но почему? Твоё имя прекрасно…
- Я же сказала забыть его! – разозлилась я.
- Хорошо-хорошо. – Касмир с хитрым взглядом примиряюще потрепал меня по руке и пошёл в дом, но на пороге обернулся и, улыбнувшись, произнёс:
- Ты прекрасна, Иноэль. Особенно волосы. Как солнечный свет.
Он скрылся за дверью до того, как я успела что-нибудь в него кинуть. Воспоминание об инквизиции заставило задуматься. Я вспомнила, что Рейтан имел к этому отношение, а также то, что сестра, по-видимому, осталась жива. Я была обязана с ней встретиться. Воодушевившись этой идеей, я вскочила и побежала вслед за Касмиром в дом.
* * * * *
Хелена была вне себя от горя. Потерять в одночасье мать и любимого мужа… Сестра неизвестно где совсем одна… Домогательства верховного инквизитора… Ухудшение самочувствия… Что ни говори – беда не приходит одна! Совсем ещё недавно счастливая жена, а сейчас – безутешная вдова. Одетая в простое, но дорогое чёрное траурное платье с короткими рукавами и рюшами на них и с оборками на юбке сестра молча сидела у окна, подперев правой рукой подбородок, и смотрела вдаль, где синело небо и зеленела, как ни в чём не бывало, трава. Ей же всё вокруг виделось, как в тумане – слёзы застилали глаза. Она не могла их унять. Слишком тяжело для неё. Тяжёлый, полный страдания вздох. За ним ещё один. И ещё… Сегодняшний день принёс с собой ещё одну ужасную весть – причиной недомогания была самая настоящая беременность. Само по себе это было не плохо, но Хелена была точно уверена, что этот ребёнок – не от мужа. Он от изверга во плоти, её свекра. Фу, как же это гадко и противно. Девушка закрыла рот рукой, понимая, что ей сейчас станет плохо. Мерзкая тошнота – ещё один компонент мучений, сопровождала её вот уже почти месяц.
Так как прежний её дом был уничтожен пожаром, Хелене пришлось просить приюта у ненавистного Орэстоса Клеймора. С каким пренебрежением и скрытым удовлетворением инквизитор позволил ей поселиться в его роскошном особняке. Разумеется, не просто так. Но сестра в её теперешнем состоянии не обращала внимания на то, что с ней делают. Единственной её мыслью было: «Иноэль, милая моя сестра, ты только живи! Не смей попадаться в лапы этому жуткому чудовищу!»
Так и коротала свою жизнь Хелена Клеймор, мечтая в глубине души увидеться со мной. Довольно скоро эта возможность ей представилась, так как лорд Клеймор организовал бал для высших слоёв общества. Даже король должен был на нём присутствовать. Огромный плюс состоял в том, что был – костюмированный, иначе говоря, бал-маскарад. Всё это Касмир сообщил мне, когда я попросила его узнать о местонахождении Хелены. Он даже купил мне костюм – прелестное тёмно-фиолетовое платье с короткими рукавами, от которых отходили широкие длинные фижмы, с корсетом с чёрными шёлковыми лентами, пышной юбкой, поражающей обилием бантов, лент, оборок, рюш и фижм, а также – две маски – одну чёрную, простое домино, крепившуюся на специальной палочке, а вторую – серебристо-белую, в виде птичьего черепа с длинным «клювом». Теперь я могла не опасаться, что меня кто-нибудь узнает. А волосы? Я же в костюме колдуньи! Улыбка осветила моё лицо, стоило мне только представить вид идиотов из высшего общества, когда мой план удастся. В тот же день я написала письмо сестре, в котором упомянула, что приду на бал, чтобы встретиться с ней и поговорить. Касмир вызвался передать письмо, за что я ему была весьма благодарна. Я не подавала виду, но я была счастлива, что он появился в моей жизни, словно посланник Бога, в которого я уже давным-давно перестала верить…
«Мой первый в жизни бал!» - пронеслось в голове, но здравый смысл подсказывал: «Как бы он ни стал последним из того, что ты увидишь в жизни!» Я прекрасно осознавала, что сильно рискую, но была обязана увидеться с сестрой и узнать всё о случившемся.
* * * * *
- Добрый день. Дома ли сейчас леди Клеймор? У меня для неё письмо.
Касмир стоял на пороге роскошного особняка верховного инквизитора, ожидая, когда моя сестра примет его, и безмолвно сгорал от ненависти. Он ненавидел лорда Орэстоса всей душой, и только они вдвоём знали истинную причину этого. Именно этот человек восемнадцать лет назад сломал ему жизнь.
- Простите, мне сказали, Вы хотеи меня видеть… - прозвенел нежный, тоненький голосок, выведший молодого человека из раздумий. Он внимательно рассматривал сестру, ища взглядом наши общие черты, и очень удивился, что ими были лишь глаза, зелёные, но всё же разного оттенка.
- Вы и есть леди Хелена? – хмуро осведомился он.
- Да. Это я. Кто Вы, и зачем Вам потребовалась эта встреча?
- Я могу надеяться, что этот разговор останется только между нами?
- Да. Я никому не расскажу.
- И отошлите слуг, если это возможно. Дело очень важное.
Хелена нахмурилась, но всё же отдала приказ слугам покинуть комнату. Что-то в тоне её посетителя заставило её заволноваться. Когда они остались одни, девушка прошептала:
- Ну, говорите же скорее, что там у Вас?
Касмир чуть не рассмеялся её нетерпеливости, но, увидев, каким огнём горят её глаза, вздохнул и спокойно ответил:
- У меня для Вас срочное письмо от Вашей старшей сестры Иноэль…
Глаза юной леди округлились. И в следующее мгновение наполнились слезами, которые она попыталась безуспешно скрыть.
- Дайте мне его, скорее же! – рыдая, сестра вцепилась в рукав пиджака Касмира и стала за него дёргать. – Умоляю Вас!
- Вот, возьмите. – Кас передал тонкое письмо в руки сестры и встал в стороне, ожидая, пока она его прочтёт.
Дрожащими руками Хелена Клеймор разрывала помятый конверт и, наконец, добралась до его содержимого.
«Милая моя Хелена, я так соскучилась по тебе! Как ты живёшь? Как протекает твоя беременность? Я совсем недавно узнала о том, что случилось с мамой и твоим мужем. Мне очень жаль. Ты даже не подозреваешь, насколько… У меня сейчас всё хорошо. И я вполне довольна такой жизнью. Конечно, пришлось изрядно помучитьься, но всё уже в прошлом… - На этом месте в письме красовалась огромная, жирная клякса, которую я случайно поставила, поддавшись грустным мыслям. – Меня очень беспокоит твоё здоровье и душевное состояние, дорогая сестрёнка. Я не могу поверить, что эта страшная трагедия произошла на самом деле. Нельзя оставлять всё, как есть. Те, кто это сотворил, дорого заплатят нам за свои поступки. Клянусь тебе в этом! Хелена, сегодня вечером я приду на бал в костюме рыжеволосой ведьмы. Прошу, напиши мне ответ и передай его молодому человеку, доставившему тебе моё письмо. Он хороший. Ему можно доверять. Он спас мне жизнь. Умоляю, нам с тобой нужно о многом поговорить… Твоя преданная сестра Иноэль».
Хелена Клеймор, прочитав письмо, ничего не видела из-за пелены слёз, застилавшей глаза. Горло сдавило рвущимся на свободу рыданием.
- Спасибо Вам… - прошелестела она едва слышно. – О, если бы Вы знали, как мне было тяжело…
- Ей тоже. – Кратко ответил Касмир. Его раздирали противоречивые чувства.
- О-о-о… - выдохнула сестра. – Пожалуйста, подождите немного. Я напишу сестре ответ.
Через пятнадцать минут Кас взял из рук юной графини небольшую записку для меня и, попрощавшись, вышел, но не отправился сразу ко мне. У него было в этом доме ещё одно важное дело, но я ничего об этом не знала.
Довольно долго он стоял на третьем этаже перед массивной деревянной дверью кабинета верховного инквизитора, борясь с самим собой. Наконец, Кас набрался духу и несколько раз своеобразно постучал, ударяя кулаком по двери. Оттуда мгновенно раздался раздражённый возглас:
- Кто ещё там?
- Кайнес.
- А, это ты… Заходи!
Орэстос Клеймор силдел за своим любимым столом, возле открытого окна. Кас поморщился. Как всегда, ему неприятно было видеть этого человека.
- Какие новости для меня? – продолжал старик. – Ты ведь пришёл сюда не просто так?
- Да… Но Вы должны знать, что я делаю всё это только потому, что хочу Вашего признания. Не ради Вас, а для того, чтобы стать в глазах людей не ублюдком , а законным гражданином. И то, что я для Вас делаю, мне отвратительно. Я ненавижу Вас всей душой, и Вы прекрасно знаете это…
- Ты закончил? – рявкнул инквизитор. – Мне не интересно твоё отношение ко мне. Выкладывай, что ты узнал об этой девчонке, и поскорее! Ты нашёл доказательства того, что она ведьма?
- Нет. Она не ведьма. Просто у неё прекрасные медно-рыжие волосы…
- Это главный признак! Идиот! И это – мой собственный сын! Она околдовала тебя своими чарами. Вся её семейка была нечистой. Жаль, что этой швали не было в доме, когда мои люди устроили там пожар! Гореть ей в аду!
Касмир, а точнее сказать, Кайнес Клеймор, незаконнорожденный сын верховного инквизитора, онемел. Он и в мыслях не предполагал, что за жуткой трагедией, унёсшей жизни моей матери и мужа Хелены, стоит его отец. Это было так подло и низко, что молодой человек не сдержался.
- Ты уничтожил невинных людей, отец! Это не прощается!
- Верховному инквизитору не нужно ни прощение, ни разрешение. Он Глас Божий, сам Закон! Никто не смеет перечить мне! Даже эта идиотка Хелена. Чьего ублюдка, по-твоему, она носит под сердцем? Уж точно не моего внука – сына твоего брата Рейтана. Жаль, конечно, что он погиб в пламени, но ничего не поделаешь. Его жертва не пропала даром.
Кайнес был в бешенстве.
- Ты чудовище… - яростно выкрикнул он.
- И горжусь этим! – довольно промурлыкал Орэстос Клеймор. – Осталась лишь эта рыжая бестия. Но я приберегу для неё особые развлечения. Она будет умирать медленно и мучительно.
- Я не позволю тебе!
- Что? Да ты, никак, влюбился в неё?
- Не твоё дело! Не смей приближаться к ней! Если ты тронешь её хоть пальцем, я убью тебя!
- О-о-о, это уже попахивает заговором… Не лезь в это дело, Кайнес, если не хочешь разделить судьбу своей матери.
Тот застонал. Он снова вспомнил тот день, когда умерла его мать. Об этом даже сложили песню, которую все вокруг напевали, не думая о том, что говорили эти слова:
«Рыжую ведьму сожгут на костре.
Плачет ребенок чуть в стороне.
Странная ночь, странные люди
На странную деву смотрят в округе.
Рыжие волосы лежат на плечах,
В полных слёз зелёных очах
Можно увидеть тоску и печаль.
Люди смеются, её им не жаль.
Люди смеются, надежды тут нет -  
Ведьма идет на верную смерть.
Плачет мальчишка, смотря на огонь.
Остался теперь он сиротой.
Горит его мама, без крика, без шума -
От этой картины становится дурно…
Прекрасная дева горит на костре,
И плачет ребенок чуть в стороне».
И верно, мать Кайнеса, Лита, была милой и доброй рыжеволосой девушкой с яркими зелёными глазами. Она была от рождения бедна, приходившись дочерью одному из крестьян. В один из пасмурных осенних дней, когда с полей уже убирали урожай, деревню посетил инквизитор Орэстос Клеймор. Тогда он ещё не носил звания верховного, но всё равно отличался дьявольской изобретательностью, жестокостью и желанием выслужиться перед высокопоставленными лицами: «Все слуги дьявола должны гореть в Геенне Огненной!» Увидев рыжеволосую Литу, лорд Орэстос сразу понял, КТО она. Но существовала ещё одна проблема – она привлекала его в физическом смысле. «Она всё равно умрёт, - думал «слуга Божий», - так почему же не поразвлечься немного?»
Застенчивая Лита с первого взгляда была очарована красавцем-инквизитором и разделяла его мысли о слугах дьявола, нисколько не подозревая, что он считает её одной из них. Клеймора веселила эта страсть к справедливости и безграничная доверчивость девушки, и он решил ещё немного продлить «игру».
Через некоторое время Лита забеременела. Она вся так и светилась от счастья. Инквизитор же не разделял её восторгов по этому поводу. Во-первых, он уже был женат и растил сына, Рейтана, а во-вторых, дитя «ведьмы» могло быть только ребёнком дьявола. Неизвестно, какими мотивами руководствовался Орэстос Клеймор, но Лита в один прекрасный день произвела на свет красивого и здорового мальчика, получившего при крещении имя Кайнес. С тех пор молодая мать и её сын стали изгоями общества. Кайнес считался незаконнорожденным, нажитым в грехе и блуде. Даже любовь Литы к теперь уже верховному инквизитору не могла замять слухи о ней. А он ждал своего часа. И, наконец, время «возмездия» пришло… Была открыто объявлена охота на ведьм, и Лита с сыном бежала из родной деревни. Несколько лет она удачно скрывалась у дальних родственников, но её нашли и там – Орэстос Клеймор постарался на славу! Когда Лита увидела, кто стоял за всем этим, то страшно разозлилась, но уже ничего не могла сделать. Тогда она поклялась, что не издаст ни звука, как бы её ни мучили. И сдержала клятву. Её страшно пытали, много месяцев пытались сломить её волю, но всё тщетно. Лита была сильной духом женщиной.
Последней ступенью был очистительный костёр. Но и там, сгорая заживо, она молчала. Лишь грустными глазами глядела на своего маленького Кайнеса, который безутешно плакал и рвался к ней, сдерживаемый толпой. «Что его теперь ждёт?» - пронеслась в голове несчастной женщины последняя мысль. Как ни странно, Орэстос Клеймор не убил мальчика. Он воспитал его. Не сам, конечно, а отдав в другую семью. И после стал использовать в своих целях. Кайнеса звали ублюдком, сыном дьявола, и его это безмерно огорчало. Он в мельчайших подробностях запомнил сцену гибели матери и того, из-за кого она умерла, - своего отца, которого возненавидел всей душой. Кас выполнял его гадкие поручения под страхом смерти и веря его лживым обещаниям о том, что его официально признают.
Встреча со мной изменила его. За то время, что мы странствовали вместе, он полюбил меня по-настоящему. Да и вообще, он всегда искренне беспокоился обо мне. Теперь же, Кайнес не мог позволить отцу убить меня. Его терпение лопнуло!
- Я не боюсь твоих угроз, отец… - прошипел Кайнес. Слово «отец» он выговорил с трудом, будто выплюнул что-то донельзя гадкое и противное. – Если с ней хоть что-то случится – ты умрёшь! Клянусь!
С этими словами он резко развернулся и выскочил из кабинета верховного инквизитора, хлопнув при этом дверью.
Между тем, я внимательно обдумывала свои дальнейшие действия, сидя перед стопкой книг за маленьким деревянным столом при свете всего одной сальной свечи, уже наполовину сгоревшей. И даже не заметила, как провалилась в глубокий, без сновидений, сон…
X * * * * *
Кайнес Клеймор с грохотом ввалился во входную дверь и крикнул:
- Иноэ-эль! Ты где? Нам уже пора!
И вдруг резко осёкся. Иноэль спала, сидя на столом, положив голову на сложенные крест-накрест руки и опираясь на стопку книг слева от неё. Но поразило молодого человека вовсе не это… Волосы, длинные блестящие локоны, в беспорядке рассыпавшиеся по её лицу, рукам, разметавшиеся по столу, были не рыжими! Они были… чёрными, как уголь?! Кас недоверчиво хмыкнул, зажмурил глаза, открыл их снова, но ничего не изменилось. Девушка продолжала мирно спать, а её волосы оставались чёрными. Юноша
Мог бы вечно так стоять и наблюдать за ней, но времени уже не оставалось. Они и так сильно опаздывали на бал.
- Иноэль, милая, вставай. Нам пора. – Кайнес осторожно потормошил девушку за плечо, шепча в нежное ушко ласковые, но пробуждаюшие слова.
Я мгновенно вздрогнула, зевнула, слегка потянулась всем телом, моргнула и, открыв глаза, сонным взглядом уставилась на «нарушителя спокойствия».
- Кас, это ты? Уже так поздно? – прошептала я хриплым после сна голосом.
- Да. Мы уже опаздываем. Хелена, наверняка, ждёт вашей встречи. И… ох… Что с твоими волосами? – удивился Кас.
- А что с ними не так? – недоумённо спросила я.
- Ну… они… Да нет, ничего особенного. – Пробормотал парень, ошеломлённо взирая на мои волосы, сияющие рыжим золотом, ещё недавно чёрные, как смола.
Касмир Клеймор не знал, что и подумать, но был уверен, что я понемногу возвращаюсь к нормальному облику и состоянию, не понимая, однако, причин этого.
Приблизительно через полчаса мы отбыли на мой первый бал в специально нанятом для этой цели закрытом экипаже, запряжённом четвёркой великолепных лошадей липизанских кровей. Я удивилась, но ничего не сказала, видя, как мой спутник не желает распространяться на тему своего происхождения и положения в обществе. Расслабившись, я откинулась на красную бархатную спинку сиденья и стала наслаждаться открывающимися мне видами – сказочными пейзажами и повседневной жизнью людей на их фоне. Как ни странно, в эти мгновения во мне проснулась ностальгия по прошлой жизни в лесах параллельного мира, о тех временах, когда я летала на драконе и принадлежала к роду самых настоящих фей… Как же я скучала по всему этому! Невольно я дотронулась руками до рубинового кулона, свидетельствовавшего о том. Кто я… Да, феи изгнали меня. Но я всё ещё считала себя одной из них. Нельзя было забывать и о том, что Хелена тоже была феей (пусть и наполовину), но, в отличие от меня, её никто не изгонял. Вот бы сейчас превратиться в одну из бабочек и беспечно летать среди зелени и цветов, окружавших всё вокруг, насколько хватало глаз.
- Иноэль, мне нужно тебе кое-что сказать…
Голос Касмира прервал поток моих мечтаний и воспоминаний.
- Называй меня Риада, пожалуйста. Ты узнал что-то важное?
- Более чем. – Кивнул мой спутник.
Он был одет в тёмно-зелёный бахатный камзол, скрывающий находящийся под ним жилет из позолоченной ткани и белоснежную рубашку, и нечто, похожее на брюки – длнные штаны бутылочного цвета, не обтягивающие ноги, но в то же время не позволявшие ошибиться в оценке этого представителя сильной половины человечества. Завершала образ золотая маска, украшенная бриллиантами и изумрудами.
Касмир был божественно прекрасен, и я, как ни старалась, не могла отвести от него глаз.
- Рассказывай быстрее. Я сгораю от нетерпения. – Я поёрзала на месте и приготовилась внимательно слушать.
- Твоя сестра, леди Хелена… Она… Она ждёт ребёнка, Иноэль!
- Но Рейтан погиб! У них же уже должен был родиться ребёнок!
- Боюсь, что нет. Хелена Клеймор переносит сейчас свою первую беременность, и срок не такой уж большой, примерно три месяца.
- Но тогда… Получается, что она обманула всех… И Рейтана… И… О, Боже! Если бы не она, Рейтан и наш ребёнок были бы живы!
- Не ругай её, Иноэль. Я знаю, что ты перенесла ужасные муки, но и твоя сестра страдает. Она боялась. Боялась своего свекра, верховного инквизитора.
- Какое теперь это имеет значение? – разозлилась я.
- Хелена ждёт ребёнка от Орэстоса Клеймора, Иноэль!
- Что?! – опешила я, мгновенно забыв о краткой вспышке злости.
- Она таким способом пыталась защитить тебя от преследования Священной инквизицией. Хелена стала любовницей этого отвратительного человека, и всё ради тебя! Она боится его. Боялась раньше, когда он преследовал её при жизни мужа, и боится сейчас, ведь её некому защитить…
- У неё… есть я! – выдавила я сквозь слёзы и вцепилась пальцами в рукав Касмира. – Что я могу сделать для неё? Умоляю, скажи же мне!
Кайнес сидел и с грустью смотрел на меня, рыдавшую так, чо у кого угодно разорвалось бы сердце. Наконец он слегка улыбнулся и, осторожно обняв меня левой рукой, поцеловал в висок. Я оцепенела. Мне было одновременно и страшно, и приятно.
- Ты можешь жить и стать счастливой. – Хрипло прошептал он мне на ухо. – Уверен, Хелена это оценит.
От звука его голоса меня бросило в дрожь. То давным-давно забытое и утраченное чувство стало возвращаться. Но я не могла, не имела права его возрождать, не должна была подвергать Касмира смертельной опасности!
- Я должна её спасти. – Пролепетала я, сделав безуспешную попытку освободиться от его тёплых объятий.
- Это ещё не всё, милая. Есть ещё одна новость, и, боюсь, она тебе не понравится…
- Что ещё за новость?
- Я выяснил, кто виновник поджога и гибели твоей матери и Рейтана.
-  О чём ты говоришь? Ты знаешь, кто убийца Рейтана? – разволновалась я. – Кто это? Говори немедленно!
- Приказ сжечь дом был отдан верховным инквизитором, Орэстосом Клеймором…
- Но… но Рейтан – его старший сын и наследник! Почему? И откуда об этом знаешь ты?! Ведь ты обычный путешественник, странник!
- Я подслушал разговор лорда Клеймора и его доверенного слуги, когда ожидал аудиенции с Хеленой. Смерть Рейтана стала неприятным сюрпризом для его отца. На его месте должна была быть Хелена, но мать отправила её на рынок, тем самым спасая от гибели. Если бы и ты была в доме, тогда триумф лорда Орэстоса был бы полным. Он ненавидит тебя, Иноэль. Ты угроза его власти. Этот человек не остановится ни перед чем, чтобы убить тебя. Боюсь, что даже на этом проклятом балу будут присутствовать шпионы. Ты можешь, сама о том не ведая, оказаться в опасности. И никто не сможет тебе помочь. Встреча с сестрой может привести тебя к смерти, а я не могу потерять тебя… Я слишком сильно тебя…
- Кас! Теперь, когда я знаю, кто убил мою мать и любимого, и издевается над моей любимой сестрёнкой, я обязана отомстить! Орэстос Клеймор умрёт, я клянусь!
Кайнес был готов поклясться, что в тот момент мои глаза горели дьявольским огнём. Он, однако, был огорчён, что его пламенное признание не достигло цели, но не унывал.
- Касмир, - тихо проговорила я, - я всё равно увижусь с сестрой и назначу ей встречу в том месте, где никто не станет нас искать. Это – мой долг. Я очень тебе благодарна за помощь и поддержку. Если тебя не затруднит, не мог бы ты ещё какое-то время оказывать мне помощь и добывать информацию? Уверяю, это не займёт много времени… Мне очень это важно…
- Для тебя я сделаю всё, что попросишь. И даже то, о чём промолчишь, не решаясь рассказать. Ты можешь полностью полагаться на меня.
- О, спасибо тебе, Кас! Ты моё спасение! – В восторге я бросилась на шею своему кавалеру и крепко обняла, поразившись при этом своим ощущениям.
В тот миг я поняла, что полюбила его… Не так, как Рейтана , - пылко и страстно, а по-другому, - более глубоко и проникновенно. Этого нельзя было допустить!
- Вот мы и на месте… - резко произнёс Касмир.
Экипаж остановился, и встречавшие помогли мне и Касу выбраться из него, а после проводили до входной двери в самый прекрасный дворец, какой я когда-либо видела на картинках своих любимых сказок.
Едва увидев, какое количество людей прибыло на бал, да с учётом того, что все они были в масках, я осознала, что найти Хелену будет, мягко говоря, непросто. Но и тут Кас помог мне.
- Она будет в костюме лесной феи-бабочки. Так она сказала. Хелена уверила меня, что ты всё поймёшь и сразу же отыщешь в этой толпе. Хотя, по-моему, это дело весьма непростое.
Я хитро улыбнулась и взяла его под руку, мельком оглядев зал.
- Да вон же она! Спасибо тебе за подсказку, Кас.
- Но как ты… - начал было отвечать молодой человек, но тут вдруг понял, что стоит один, а я уже на пути к сестре.
* * * * *
Хелена Клеймор никак не могла выбросить из головы слова верховного инквизитора о том, что я, её собственная сестра, стала причиной отчуждения её мужа, что он изменял ей со мной. Она любила меня, и всё же… мужа она, как оказалось, любила ещё сильнее. Прежде, чем решить всё, девушка захотела встретиться со мной и всё узнать самостоятельно.
Именно в таком противоречивом настроении я и нашла её, стоящую возле столика с кремовыми пирожными и безе.
- Хелена…
- Сестра, это ты?
Вопрос прозвучал так неестественно, так обычно, будто сестру вовсе не волновало, кто перед ней.
- Да, это я, малышка!
Я порывисто обняла Хелену, но она холодно высвободилась и спросила:
- С тобой всё в порядке? Я боялась, что ты умерла.
- Я жива. У меня сейчас всё хорошо. Хелена, у меня очень мало времени. Здесь повсюду шпионы инквизиции. Давай встретимся завтра в полдень у местной границы волшебного мира. Ты ведь чувствуешь, где она находится. Там нас не найдут и не помешают нашему разговору.
- Но я лишь хотела знать…
- Я всё расскажу тебе завтра. До встречи, дорогая моя. – Я взяла сестру за руки и поцеловала в правую щёку, после чего поспешила найти Касмира, чтобы покинуть бал.
Хелена лишь вздохнула. Её подозрения только усилились. Но она твёрдо решила, что пойдёт на встречу в волшебный лес.
Между тем, я нашла Касмира и потащила к выходу, но тут, как назло, заиграла чудесная мелодия, до боли напоминавшая «Mariage damour» Шопена.
- Могу я пригласить Вас на танец, леди Иноэль? – с хитро сверкавшими глазами Кас поцеловал мою руку.
- Благодарю, но я…
- Не бойся… - ласково прошептал он. – Покажи им всем, что ты смелая, малышка.
И я согласилась. Мы закружились в этом венском вальсе чувств и страстей. Во время танца мои истинные чувства вырвались на свободу. Глаза сияли, весёлый смех то и дело срывался с губ. Неожиданно я вспомнила, что в одну из наших встреч с Рейтаном он сказал, что мечтал танцевать со мной венский вальс под музыку Шопена. Теперь его мечта отчасти сбылась – я танцевала венский вальс под мелодию Шопена с мужчиной, до боли напоминавшим мне Рейтана, с тем, кого я полюбила ещё сильнее, чем его.
После танца мы с Касмиром незамедлительно покинули бал, но, как ни странно, экипаж вёз нас не туда, где мы жили, и я по-настоящему испугалась.
- Кас! Кас! – Тормошила я задремавшего парня.
- Что такое, милая? – нежно поинтересовался он.
Меня будто молнией пронзило. Но не время было отвлекаться от главного, и я выпалила:
- Нас, кажется, похитили!
К моему удивлению и раздражению, Касмир засмеялся.
- Почему ты смеёшься? – злобно прошептала я. – Нас же могут убить!
- Не могут. Это я договорился с возницей, чтобы после бала он прокатил нас по окрестностям. Ночью эти места очень красивы. Свет луны придаёт им неземной, сказочный вид. Пойдём, я покажу тебе кое-что.
Экипаж остановился. Кас схватил меня за руку и потащил наружу. Мы шли и шли, пока перед нами не появилось… великолепное лесное озеро… Огромная луна, казалось, наполовину погружена в него. Это было так сказочно и так… знакомо… «Рейтан… С ним я тоже была ночью у озера».
- А сейчас – проверим мою догадку.
Не успела я спросить, о чём, собственно, речь, как Касмир зажёг факел и осветил моё лицо.
- Именно так, как я и ожидал! – довольно пробормотал он.
- О чём ты?
- Ты снова становишься прежней, Иноэль! Твои волосы снова чёрные!
- Не может этого быть!
- Посмотри сама.
Я взяла в левую руку прядь волос и поднесла её к свету факела. И правда – локоны были угольно-чёрными.
- Но как?
- Похоже, твои волосы становятся такими, когда ты спишь, и ночью, при свете луны. Когда я сегодня приехал за тобой, ты спала, и твои волосы были тоже чёрными, но, стоило тебе проснуться, как они снова стали медно-рыжими.
- Но… феи сказали мне, что моя душа была похищена.
- Что-что?
- Меня обманули! Все эти годы я верила лжи, разлитой вокруг меня! Не прощу! Никогда не прощу!
- Я ничего не понимаю, Иноэль…
- Сейчас поймёшь.
С этими словами я схватила руку Касмира и прижала её к висевшему на груди рубиновому кулону. Сердце сжалось от новой нестерпимой боли, но я не обратила внимания. Я нарочно нарушила запрет, мгновенно вспомнив всё, что прочитала о феях во время своего обучения: об их коварстве, злобе и непостоянстве, лжи, предательстве. Касмиру я доверяла. Понять меня теперь мог только он.
- Что ты делаешь? – закричал юноша, в шоке отдёргивая руку с моей груди, но тут же глаза его недоумённо расширились, и он стал медленно озираться по сторонам.
Теперь он видел его, видел мой мир!
- Что всё это значит? Что это за существа?
- Это жители волшебного мира и царства фей. Ты смог их увидеть, потому что коснулся моего кулона. Мне было запрещено это под страхом смерти, но теперь, когда я поняла, что всё это время феи мне лгали, я нарушила запрет. Теперь ты знаешь мой секрет.
- Какой секрет?
- Я фея, Кас. Одна из них. Раньше я была человеком, но они обманом заколдовали меня. Я умерла и переродилась в новом облике. Я изучила также все обряды и заклинания, все языки волшебного мира. Мой символ – бабочка. Я могу превращаться в них, могу летать и многое другое. После того, как Хелена узнала мою тайну, меня лишили бессмертия. А когда я покинула их мир, наслали проклятье. С каждым злым поступком часть моего сердца чернеет. Когда оно полностью станет чёрным, то превратится в камень. Что случится после этого, мне неизвестно. Но теперь, когда я знаю, кто виновен в гибели Рейтана и мамы, я отомщу. Страшно отомщу! Мои силы велики, но они служат добру. Поэтому я собираюсь попросить силы у ведьм. Ты поможешь мне?
- Но… Я думал, что ты обычный человек…
- Я была такой когда-то давно. Но теперь я другая. Так как ты постпишь со мной? Поможешь, или отправишь прямиком на костёр?
- Я… помогу!
- Тогда держись, Касмир! Мы отправляемся к Сёстрам Тьмы – к троице ведьм, самых опасных на свете!
Последним, что увидел Кас в тот миг, была ослепившая его вспышка света.
* * * * *
Привели в чувство молодого человека раздававшиеся откуда-то слова – это я говорила с кем-то, при ближайшем рассмотрении оказавшимся самым настоящим ведьмовским чёрным котом.
- Кас, ты проснулся! – обрадовалась я. – Познакомься, это – месье Бонжуар. Он проводит нас к ведьмам.
- Рад знакомству, сэр. – Важно промурлыкал кот.
- Я что, сошёл с ума? – прошептал Кайнес, прикрыв глаза.
- Нет, не беспокойся. Просто после прикосновения к кулону ты тоже стал понимать язык этих созданий.
- О, Боже… Этого мне только не хватало! Ради тебя, Иноэль, я иду на великие жертвы.
Через пару часов непрерывной ходьбы в сопровождении кота Бонжуара и Иноэль, одетой теперь в длинное пышное чёрное платье с корсетом и со сверкавшими за её спиной полупрозрачными узкими крылышками, Кайнес добрался до места обитания знаменитых трёх сестёр-ведьм, Сестёр Тьмы, как их называли в народе. При встрече оказалось,что они прекрасны, как боги, но души их были чёрными и злыми. Несмотря на это, ведьмы согласились помочь Иноэль и решили поделиться с ней своими силами.
Само по себе решение стать ведьмой было гибельным. И я тотчас же почувствовала это на себе. Боль была настолько сильной, что я дико закричала и тут же потеряла сознание, ощущая, как в груди разливается мертвенный холод, а кожу щиплет, как от сильнейшего ожога.
- Эй, ты, Абажур, или как там тебя? Что с ней? Если с ней что-то случится, то я… - Кас был в шоке. Он искренне беспокоился обо мне.
- Меня зовут Бонжуар! – огрызнулся кот.
- С ней уже случилось самое страшное. – Ответила старшая из ведьм, Гольда, высокая блондинка с льдисто-серыми глазами. – Её сердце полностью почернело и обратилось в камень. Кроме того, она прекрасно свыклась с новыми силами, которые мы ей подарили. Феи всегда были и будут нашими заклятыми врагами, именно поэтому мы и согласились ей помочь.
- Её судьба тяжела и страшна. – Подхватила средняя сестра, Терра, среднего роста, зеленоглазая с русыми волосами.
- Только ты можешь её спасти. Если она искренне ответит тем же на твою любовь. – Рассмеялась младшая, Блар.  Она была самой низкой из сестёр. Её волосы были черны, как смоль, а глаза – тёмно-синие. – Если же нет, то её путь в этом мире закончится. Береги её, Кайнес Клеймор. Мы надеемся на тебя!
С этими словами ведьмы и кот растворились в воздухе, а Кас со мной на руках оказался в нашем доме. Он так и не узнал, откуда ведьмам известно его настоящее имя. Парень положил меня на кровать, заботливо укрыл одеялом, прилёг рядом и тут же заснул. Разбдил его непонятный шёпот совсем рядом. Юноша прислушался.
- Я холодная, жестокая, гордая:
Сизых капель из глаз не жди.
Я теперь как скала отчуждённая,
С серым камнем в груди.
Я как ладан в потухшей лампаде.ю
Где не теплится больше огонь.
Только ветер по летнему саду
Разнесёт эту горечь и боль.
Одинокая, властная, гордая.
Дикий смех на поверхность пущу.
Да, я ведьма! И жутко проворная.
Бойся! Проклятие напущу.
Ты в ногах моих будешь валяться,
Будешь ёрзать в промокшей листве.
И взгляд мой, пущеный вороном,
Даст на всё ответы тебе.
Я сидела и шептала это стихотворение, мгновенно сложившееся в голове.
- Иноэль, что это ты говоришь?
- Это моё сообщение для лорда Орэстоса. Он услышит его, когда заснёт, и ему приснится кошмар. Это начало моей мести. А теперь мне пора. Скоро встреча с Хеленой. Ты можешь ещё отдыхать.
- Помощь не потребуется?
- Нет. Всё сделаю сама.
- Иноэль…
- Что?
- Я люблю тебя. Хочу, чтобы ты это знала.
- Кас, я…
- Называй меня Кайнес. Это моё настоящее имя.
- Это уже неважно. Я не могу ответить взаимностью на твоё чувство. Я не имею права на это. Ты сам всё поймёшь со временем. До свидания, Кайнес. Я счастлива, что встретила тебя.
Душа моя обливалась кровью, когда я оставляла в тот день Кайнеса. Хотя я и не призналась ему, но я любила его больше всего на свете и не могла подвергать опасности.
Кайнес долго стоял, размышляя, правильно ли он поступил. Неожиданно его взгляд наткнулся на уголок от письма, старательно кем-то спрятанного между книгами с необычными названиями. Кас улыбнулся. Он понял, что это письмо написала я, но у меня не хватило смелости не только отдать его, но и спрятать хорошенько.
Юноша взял помятый и потёртый конверт. Сверху была надпись: «Касмиру от Иноэль». Кас не удержался и, развернув послание, принялся читать, постепенно осознавая простую истину – я испытывала то же чувство, что и он.
«Я ведьма! Да. И на моём окне
Плетёт паук сорочку для луны.
Внизу по полусогнутой метле
Ползут мои непойманные сны.
Я ведьма! Да. И в чёрных волосах
Моих запутались куски заката,
На порванных и пыльных рукавах
Трава, вино, медвежья кровь и вата.
Я ведьма! Да. В чугунном котелке
Кипит страстей пьянящая отрава,
И только Тень, живущую во мне,
Бросать в котёл я не имею права.
Я ведьма! Пусть! Но ты ко мне придёшь,
Ворвёшься в дом, сожмёшь мои ладони.
«Я ведьма…», - но ты слов не разберёшь,
И ангелы проснутся в моём доме.
Куски заката в чёрных волосах
Смешаются, и капельки надежды
На порванных и пыльных рукавах
Зальют траву, вино и кровь медвежью.
Я ведьма! И по телу на бегу
Шипят огни, облизывая кожу.
Я без тебя остаться не могу,
А ведьма быть твоей, увы, не может.
Я ведьма! Да. Убей меня, убей!
Освободи! Нет – стой! Прошу, о,Боже!
Не бог, а демон в голове моей,
Не боль, а счастье мое сердце гложет.
Я ведьма…Одинокой наготы
Спадает жар, и снова пахнет ядом,
А за окном глубокие следы
Уходят прочь за розовым закатом».
И подпись: «Я не фея. Всего-навсего практичная ведьма».
Кайнес закончил чтение и облегчённо вздохнул.
- По крайней мере, ещё не всё потеряно. Главное, чтобы она призналась в своих чувствах, и тогда я смогу спасти её.
Взгляд его упал на несколько рам, стоявших возле кровати. Это оказались портреты Лусиры, Хелены, Рейтана и… его самого. По щеке молодого человека скатилась предательская слеза. Сейчас он ничего не мог поделать. Оставалось верить в меня и ждать моего возвращения.
* * * * *
Хелена уже ждала меня. Про себя я чертыхнулась. Внешне с сестрой всё было в порядке, но на самом деле я чувствовала, что её что-то терзает.

- Хелена, что мучает тебя? – ошеломлённо прошептала я.
Сестра вздрогнула и повернулась ко мне.
- Ты стала ведьмой. – Хмуро констатировала она, разглядывая моё чёрное платье.
- Мне пришлось. Всё ради…
- Замолчи! – злобно прошипела Хелена. – Тебе всегда было плевать на меня! Ты знала, КАК я люблю Рейтана, но всё равно отняла его у меня!
Я была настолько ошеломлена, что даже не подумала опровергнуть эти слова.
- Я любила его. Мы хотели убежать далеко-далеко…
- Так значит, это правда… - послышалось в ответ.
- Я ждала от него ребёнка, Хелена.
Сестра дёрнулась. Видимо, не ожидая такого поворота дела, но тут же успокоилась.
- И где этот ублюдок, которого ты родила? – злобно поинтересовалась она.
- Господи, Хелена… Да что с тобой? Я же люблю тебя! Именно поэтому я и не убежала с Рейтаном. Я сама просила его вернуться к тебе. А потом ты сказала, что ждёшь ребёнка… Тогда я и изчезла… Я бы никогда не причинила тебе боли!
- А он всё это время любил тебя! И как я этому не верила? Лорд Орэстос мне всё рассказал.
- Даже то, что это по его приказу подожгли дом, в котором погибли Лусира и Рейтан?
- Это ложь!
- К сожалению, нет. По чистой случайности Рейтан пришёл туда, и также случайность то, что тебя не оказалось дома. Он, мой любимый, погиб вместо тебя, сестра! Когда я узнала об этом, то потеряла ребёнкаи сама чуть не умерла. Меня спас Кас. И я безумно благодарна ему за это. Сюда я пришла за тем, чтобы заручиться твоей поддержкой. Я отомщу Орэстосу Клеймору и королеве фей Глориане за то, что они разрушили нашу жизнь. Ты со мной, Хелена?
- Лучше бы ты умерла…
- Что?
- Жаль, что в тот раз смерть не прибрала тебя к рукам! – дико заорала Хелена. – Я ненавижу тебя, сестра! И сделаю всё, чтобы ты сгорела на костре инквизиции. Прощай!
С этими словами сестра исчезла. Мне ничего не оставалось, как вернуться к Кайнесу. На следующий день на меня была открыта охота. И среди них, ужасных убийц, была моя по-прежнему горячо любимая младшая сестра, которую я всегда защищала, но которая поддалась лжи и мести и забыла о том, что когда-то любила меня больше жизни.
Несколько месяцев я и Кас скрывались от преследования. Но я так и не нашла в себе сил признаться ему в любви.  Случалось, конечно, что я забывала обо всём и с радостью отдавалась ему, каждый раз тихонько молясь о том, чтобы это было не в последний раз. Я безумно любила его, жила только им. Но планы о мести в моём каменном сердце продолжали жить. И тогда я решилась на отчаянную авантюру. Кайнес ничего не знал об этом. Он бы не позволил мне подвергнуть себя смертельной опасности, поэтому я сохранила всё в тайне от него. Да, я знала, что он станет меня искать, и решила написать письмо, как всегда – в стихах, чтобы заставить его отказаться от меня.
И вот, в один прекрасный день Кайнес Клеймор получил очередное послание. Прочтя его, он побелел… А было там вот что:
«Я ведьма, я свожу с ума.
Ты пригубил лихого зелья,
И пенится твоя судьба
В оковах жуткого похмелья.
Гордец, постыдную молву презрел,
У ног ужом свернулся.
Ещё не понял, почему,
Но уж рабом моим очнулся.
Запутался: где явь, где сон.
Да и кому какое дело,
Что воспылал твой жаркий горн,
А разум не владеет телом?
В любви клянёшься каждый миг,
Забыв о нормах и приличье.
Люблю твой дикий, злобный рык,
Когда вхожу к тебе в обличье.
Перед тобой опять явлюсь,
То страстною,  роскошной девой,
То чёрной птицею взовьюсь,
То омутом замру замшелым.
Ты опьянеешь, закричишь,
Увязнешь, плотью возбуждая,
Взлетишь, замрёшь и замолчишь,
В экстазе бешено стеная.
Так измотаю, изведу,
Сорву всю спесь твою шальную...
А утром...от тебя уйду.
Тебя отныне не люблю я».
- Вот и люби после такого! – в отчаянии прошептал молодой человек.
Мой план удался. Кас поверил мне. Он даже вновь вернулся к нелюбимому отцу и стал помогать ему в поимке опасной рыжеволосой ведьмы – меня.
Я знала, что для осуществления моего плана, Орэстос Клеймор должен был находиться в непосредственной близости от меня. Поэтому пошла на риск и добровольно сдалась в лапы инквизиции. Они жестоко мучили меня, но я терпела, сносила все муки и унижения и ждала своего часа.
И время моё пришло. Я была приговорена к смерти через сожжение на костре. И то, что меня накрепко привязали к столбу, ничего не меняло. Одними губами я потихоньку произносила страшные проклятия. Да, не сегодня, но этот негодяй умрёт. И жутко будет страдать всё время, пока смерть не освободит его. Мне было всё равно, что я тоже умру, но, глядя на собравшуюся толпу, жаждущую свежей крови, я не выдержала и обратилась ко всем в своей последней, пламенной, речи:
- В чёрном милом одеянье,
Не в лохмотьях на метле.
Перенёсшая страданья,
Путь закончу на костре.
Что мы знаем друг о друге?
Что известно обо мне?
Возвращала радость людям,
Убирая боль в спине?
Я парней не ворожила,
Чувства искренни, чисты.
Над землёю не кружила,
Призывая ужас в сны.
Да, я ведьма! И горжусь!
Свою сущность принимаю.
Всё надеюсь, что проснусь,
Не за правду умираю...
Развели костёр. К столбу,
Руки привязали смело.
Думаете, призову
Дьявола. Кому есть дело?
Веру в Бога не предам,
Не расплачусь вам в угоду.
Прав никто не получал,
Кто в огонь,а  кого в воду.
Я грешна! Но вы грешней!  
И проклятий не оставлю.
Правда на Земле сильней,
Крепче охлаждённой стали.
Лижут языки костра
Ноги,  тело и одежду.
Избавляетесь от зла.
Но в душе моей надежда...
- Замолчи, тварь! – раздался знакомый голос.
Ко мне подошли Хелена и… Кайнес… Оба – с зажжёнными факелами в руках. На лице сестры горела ненависть. Кас же, казалось, сомневался, но я знала, что после того письма он меня возненавидел. И была уже не в силах что-либо изменить. Я лишь нежно улыбнулась им обоим. Огонь уже и так безжалостно терзал меня, но я терпела.
- Прости, Хелена. Я люблю тебя, моя маленькая сестрёнка. Помни об этом всегда.
Хелена бросила на хворост свой факел, фыркнула и, отвернувшись, вернулась на прежнее место.
Кас нежно и с грустью смотрел на меня какое-то время, потом прошептал: « А ведь я правда так сильно тебя любил…» и, закусив губу, тоже кинул факел.
- Лорд Клеймор – мой отец, Иноэль. – Прошептал он. – Надеюсь, теперь он признает меня.
Внутренне содрогаясь, юноша отправился на своё место, но до него донеслись мои слова:
- И я надеюсь, что ты будешь счастлив. Я очень люблю тебя, Кайнес Клеймор. Простишь ли ты меня когда-нибудь за то письмо? Но я не могла поступить иначе. Только так я могла ему отомстить…
Слова мои потонули в яростном крике агонии, когда я почувствовала, что горит моя кожа.
В этот миг Кас взглянул на отца, на Хелену, на толпу – и осознал, что я его провела, и что он предал меня, не сделал ничего, чтобы спасти меня. Он посмотрел на постамент и увидел, что волосы горящей там девушки были чёрными, как смоль… Я снова стала прежней, признавшись ему в своих чувствах.
Забыв обо всём, Кайнес кинулся ко мне, уже потерявшей сознание, и, схватив на руки, попытался вытащить из этого адского пламени. Ни единой раны не было на моём колдовском теле, но я была уже мертва. Преследуемый толпой и стражниками, Кас спрятался в часовне. Здесь он и похоронил меня, положив в один из недавно сделанных гробов, предназначенных для важных сановников, недавно покинувших этот мир.
Юноша уже собирался уходить, но тут, вдруг, натолкнулся на Хелену. В глазах её стояли слёзы. Она тоже всё поняла и раскаялась.
- Мне… мне так жаль… - еле двигая губами, прошептала она. – Я была идиоткой… Я поверила этому мерзавцу и предала сестрёнку.
- Она и твой муж, мой брат Рейтан, действительно любили друг друга, но Иноэль не хотела, чтобы ты мучалась, и отказывалась быть с ним. Она считала, что чуть большее количество мук ничего не значит для неё… Но не смогла ничего поделать с любовью, разгоревшейся в её душе. А знаешь, она хотела покончить с собой, когда узнала, что потеряла ребёнка брата…
- Нет… Господи, как я могла думать о ней самое плохое, когда она так мучилась… Она же брала на себя все мои страдания… Ей тоже хотелось счастья… А я… всё испортила… Теперь уже поздно… Что же мне делать? Куда пойти? Этот негодяй достанет меня на краю света.
- Он скоро покинет этот мир. Так сказала мне Иноэль. Так что тебе придётся недолго переждать где-нибудь это время. Я знаю, что у тебя есть хорошие друзья в городе и за его пределами. И ещё, Хелена, не срывай злость на своём малыше. Он не должен отвечать за грехи своего отца. К тому же он, как-никак, наш с ней племянник.
-Я постараюсь. Обещаю.
Кайнес отправил Хелену домой, стараясь, чтобы никто не узнал об этом. Мы остались наедине. И в этот миг он услышал голос. Самый любимый голос в мире. Мой голос. А потом увидел и мою тень. Она выглядела в точности, как я, но была почти прозрачной.
Я подошла к нему и заговорила:
- Ты здесь, со мной. Я не одна, но, всё же, не с тобой. С чего ты взял, что знаешь меня? По тому, что я говорила или делала? Ты знаешь только то, что я позволяла тебе. Я закрыта от человеческих глаз, даже от твоих. Но я скажу тебе, раскроюсь. Однако прошу: не дай мне замёрзнуть без моей привычной накидки. Держать все мысли в себе нет больше мочи. Я желаю поделится своими оковами с тобой и пойму, если ты не пожелаешь и оставишь меня замерзать.
   Ты думаешь,  кто я? Странная, но притягательная девушка, любящая котов, говорящая так, как будто из другого времени, весёлая и слегка сумасшедшая? Ты заблуждаешься. Это всё – составляющие моей сущности.
Знаешь ли ты, что я вижу, когда закрываю глаза? Так слушай: я горю, горю и проклинаю всех. Я не делала плохого, просто это часть человеческой сущности. Вы истребляете то, чего боитесь, во что не верите. Вы думаете, что это – проявление силы, но нет. Это слабость. Вы стираете улики того, что отвергаете и боитесь признать. Так поступили и со мной. Я была независима и свободна, сама решала, что – добро и что – зло, карала и спасала. О, Боги, я проклинаю инквизиторов. Это они еретики, а не я, если отвергают любых богов, кроме своего. Клянусь тебе, я бежала сколько могла, но проклятый терновник, распространявшийся на весь лес. И вот... я уже на пьедестале хвороста и какая-то жалкая деревенщина кидает факел к моим ногам. Пламя жадно глотает мою кожу, и мой крик волной накрывает замок и лес. Пламя пощадило меня, ещё раз доказав, что я не обыкновенна, но поздно, и жизнь покинула меня. Ты видел свою душу? А я видела. Ты, мой преданный друг, похитил тело с пьедестала, и вот я уже в часовне. Душа взвивается вверх, а дальше... Я снова здесь. За что? Что же творит человечество? Грехи и боль тысячекратно обострились. Я не желаю жить здесь, в этом времени, и не желаю умирать, как раньше. Я живу лишь местью и отвращением ко всему человечеству. Ты знаешь, что месть – это блюдо, которое подают холодным. Оно успело остыть за века... А ты? А ты молчишь... Молчи. Быть может, это лучше.
   Знаешь ли ты , что я делаю, когда спит весь мир, и луна освещает дороги, когда спишь ты? Я танцую. Да, да! Именно танцую. Всю ночь ветер насвистывает мне мелодии. Я выхожу на лунную дорогу, кружусь до тех пор, пока мир не превратится в карусель, и дьявольски смеюсь над миром. Знаешь ли ты, кто мои вечные спутники? Я не служу ни дьяволу, ни богу, я существо природы. Я служу стихиям, небу и земле, воде и звёздам. А летними ночами лёгкий прохладный ветер подует в окно. Воздушная тюль колыхнётся, и тёмный ангел влетит, занимая своими крыльями весь простор комнаты. Он шепнёт мне счастливое слово. В голове промелькнёт что-то близкое и родное, то, чего я не вижу в этом мире. Это кажется таким возможным, но настолько не уловимым…  На некоторое время моя вечная грусть  превращается в неукротимую романтику. Этого времени хватит, чтобы сладко заснуть. А ангел бесшумно покидает мои покои и летит к луне, чтобы утром утащить её с собой в небытие, ведь солнцу запрещено её видеть. Оно завистливо, а луна прекрасна.
   И молю, не бойся, если я пожелаю без всякой на то причины впиться в твою чуткую кожу, смертную плоть. Позволь, ведь ты тёплый и нежный человек, а моё тело вечно хладно. Я остужу тебя своими ладонями в любую погоду, а ты отдай мне взамен тепло своей крови.
А теперь скажи: кто я? Ведьма, демон или существо природы?  Я та, кто ведает твоим сердцем. Прогони меня –  и оно перестанет биться. Я ведаю и я ведьма.
Кайнес Клеймор с любовью взирал на меня, а потом подошёл, крепко обнял и нежно поцеловал, прошептав при этом:
- Да… Моя любимая ведьма!
В этот миг его душа оставила тело, ведь Кас получил множество ран и ожёгов, вытаскивая меня из пламени инквизиторского костра, и улетела вместе со мной… Туда, где нас ожидала новая жизнь. Непонятная, неизвестная, но только НАША…
* * * * *
- Иноэль, где же ты? Тебя там давно уже дожидается Кайнес!
Я подняла упавшую кастрюлю, поставила на стол и улыбнулась.
- Да, мама. Я сейчас приду.
Лусира, сидевшая с моей сестрой Хеленой и её мужем Рейтаном на диване, счастливо рассмеялась.
- Я же говорила, что Иноэль будет счастлива с твоим братом, дорогой зять. И жду не дождусь рождения своего первого внука!
Хелена покраснела. Они с Рейтаном ждали ребёнка.
А Кайнес… Кайнес Клеймор – мой жених. Через месяц у нас свадьба. Я очень его люблю. И благодарю судьбу за нашу встречу. А также я теперь знаю, кто я такая на самом деле.
На дворе сентябрь. Я одела лёгкую вязаную шапочку и короткую стёганую куртку.
Кайнес с букетом белых роз ждал меня в холле.
Мои волосы чёрные от природы, но сейчас они рыжие. Цвета огня, страсти и пламенной любви. Я хочу, чтобы сейчас и всегда, когда я буду счастлива, они приобретали этот цвет.
Со счастливой улыбкой я сбежала вниз по лестнице и упала в тёплые, любящие объятия Кайнеса.
-Я уже заждался, любимая… Что тебя так задержало?
Я посмотрела в сине-зелёные глаза жениха, потрепала рукой его мягкие каштановые волосы и произнесла:
- Знаешь, милый, там, на кухне, я вдруг оказалась в совершенно другом мире. Точнее будет сказать, в своей прошлой жизни. Это было похоже на сон, на видение. Но всё происходило в реальности. У нас в кладовой есть книга о ведьме с рыжими волосами по имени Риада. Там говорилось, что она лишила сил королеву фей Глориану и уничтожила коварнейшего в истории инквизитора Орэстоса Клеймора. Мы с ней одно целое. И я счастлива, что я была ей в прошлой жизни. Судьба подарила нам всем шанс начать всё сначала. Я благодарна за всё, что вы сделали для меня. А особенно, тебе, Кас. Только благодаря тебе и твоей любви мы стали теми, кто мы сейчас. Я так тебя люблю!
Я порывисто обняла любимого, а он, довольно усмехнувшись, поцеловал меня, нежно и страстно. Он тоже всё помнил. И мысленно поблагодарил за неоценимую помощь трёх Сестёр Тьмы, которые, оказывается, тоже имеют сердца.
Сейчас они стояли, невидимые для всех, и довольно улыбались. А самая младшая сказала:
- Всё, сёстры. Это последний раз, когда мы помогали кому-то. А то наш секрет раскроют, и нас перестанут считать самыми злейшими и опасными существами во Вселенной!
И все трое дружно расхохотались…

КОНЕЦ.




Впервые опубликовано на «МегаСлово»
© Мария Бычкова (maria_kou) 2012
закончен 2.11. 2011г.

Жизнь юной девушки по имени Иноэль изменилась в одночасье в тот день, когда её волосы поменяли цвет под лучами летнего солнца. Всё бы ничего, только вот времена тогда были неспокойными - самый разгар ОХОТЫ НА ВЕДЬМ...


Добавить в альбом

Голосовать

(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

Обсуждения и отзывы

0  
ღ . thrown dream .ღ
Прочитала запоем!!!!!Прекрасно!!!
0  
Katy Fox
привет талантливые  люди меня зовут Катя я прошу вас подарить мне песню так я пишу сама но у меня творческий кризис очень надо прошу пожалуста мой айди в контакте http//vk.com/id118831536
Туры в Хорватию и Черногорию

18+
Продолжая пользоваться сайтом вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и использование файлов cookie.
Ознакомиться с нашими соглашением об обработке персональных дпнных можно здесь, с соглашением об использовании файлов cookies здесь.
© «МегаСлово» 2007-2017
Авторские материалы, опубликованные на сайте megaslovo.ru («МегаСлово»), не могут быть использованы в других печатных, электронных и любых прочих изданиях без согласия авторов, указания источника информации и ссылок на megaslovo.ru.
Разработка сайта Берсень ™