планета Поэтян и РасскаЖителей

Рассказы и Истории,Проза,Мистика, ужасы,Психоделическая проза,Психологическая проза,Лирика прозаическая
«Эмоции»
Johny Brando

Логин:
  
Пароль:

Эмоции

Мой мучитель смотрел на меня немигающим взглядом. Лицо его скрывала черная маска и видно было лишь его кривую усмешку и ярко-голубые глаза.  Руки уже начинали затекать, но больше всего угнетал царящий в помещении холод и запах стерильности. На фоне белых, аккуратных кафельных стен маньяк смотрелся убого и не к месту. Хотя, кроме него, всю эту медицинскую целомудренность оттеняла моя влажная, прилипшая к телу одежда, вся в крови и грязи. Но что действительно меня выводило, так это собственная беспомощность: руки были подвязаны к чему-то сверху, а ноги просто связаны ремнями. Да, это по-настоящему раздражало и злило. Возможно, уместнее было бы трястись от страха, но уродец не жаждал моей крови, не жаждал моей смерти. А кроме боли, бояться мне было нечего. Да и страх прошел, спустя столько часов, проведенных в этой болезненно-стерильной комнате, увидев столько испуганных, измученных, а затем и мертвых глаз. Он будто бы не мог чувствовать их боль сам, и наблюдал, как тонко чувствовала я их душевные страдания. Про себя я называла его Рэм. Он однажды показал мне бумажку с этой надписью. Рэм - это очень подходящее для него имя. "Р" - буква хищника. "Э" возбуждает мистические, загадочные ассоциации. А "М" довершает всё своей силой, Мужественностью. В перерывах между его развлечениями мне нечем было заняться и я просто думала. Абстрактно и ни о чем. Два раза в день он приводил новых жертв. Одну за раз. Путем проб и опытов находил именно те вещи, которые причиняли мне больше всего боли. На третий раз он уже совершенно умело и изощренно нашел необходимую тактику: он заставлял жертв делать так, чтоб они сами причиняли себе невыносимую боль. После каждой пытки мой рассудок начинал бунтовать, а тело объявляло войну. А Рэм снова смотрел на мое лицо немигающим взглядом, на мои слезы, в мои глаза.
Он вздохнул и выпрямился. Его широкоплечая мужская фигура отбросила на меня густую тень. Маньяк завязал мне глаза повязкой. Мой живот вздрогнул от легкого прикосновения. Ножницы заскользили, разрезая ткань от рукава и вниз. Его дыхание коснулось моей щеки. Сопротивляться не хотелось - не было смысла. А стеснительность тут и вовсе не к месту. Холодные лезвия ножниц пробуждали армии маршерующих по моему телу, мурашек. Дыхание замедлилось. Слышен был лишь легкий скрежет ножниц по ткани.  Один за одним, ремни на ногах были убраны. -"Даже и если я сейчас пну его так, что он потеряет сознание, то что дальше? Руки над головой, да еще и связаны. Так и останусь здесь висеть.". Рэм принялся за джинсы. Закончив с ними, он осторожными движениями снял остатки одежды.  Этот сумасшедший снял с меня повязку, и глаза, отвыкнув от яркого света, заболели. Когда способность видеть вернулась полностью, я увидела рядом с собой тазик с водой и тряпку. Он в течение минут 40 кропотливо очищал мое тело. Рэм достал откуда-то шприц, но увидев в моих глазах тревогу, покачал головой. А что мне оставалось, как не довериться ему? Игла проникла под кожу и я провалилась в сон.
Я очнулась на операционном столе. Слава богу, что не во время какой-нибудь операции. Ощупала себя - руки и ноги были на месте. Одежды не было. На шее был тонкий ошейник-удавка из шелка, на такой же тонкой цепочке, всего лишь в половину сантиметра. Он аккуратно убрал мне волосы в пучок. Я посмотрела по сторонам - никого, обернулась и мое сердце дрогнуло: он навис надо мной, словно какая-то гротескная фигура. Я вскочила со стола, но смогла сделать всего лишь пару шагов - он потянул цепь на себя. Удавка на шее начала неумолимо сжиматься. Теперь ясно, почему маньяк выбрал именно шелк. Пришлось вернуться на место и сесть.
Его пальцы держали небольшой кубик льда. Он провел им мне между лопаток, от чего я повела плечами.
-Что ты чувствуешь?
-Холод, - прошептала я.
-Опиши подробней.
-Холод... Колется, как маленькие иголки. Влагу... Капли влаги текут по спине... Прохладные капли...
Он коснулся пальцами моей спины:
-Что ты чувствуешь теперь?
-Тепло. Человеческое тепло... - на мгновение мне показалось, что его что-то зацепило. Он постоял не двигаясь и даже не дыша секунд десять, потом фыркнул, отдернул руку и в этот раз сжал пальцы у меня на шее. От неожиданности и испуга я даже не могла шелохнуться. Казалось, воздух больше не нужен.
-А сейчас? Ты чувствуешь страх?
-Нет.
Он был удивлен. Задумался над чем-то на секунду. Отпустил. Затем сделал то, что повергло меня в шок. Снял маску. Оказалось, это был мужчина лет 30ти, с всклокоченными темными волосами, тонкими бледными губами. Ох, лучше бы он ее не снимал - в ней он выглядел далеко не так устрашающе.  Но имя Рэм стало подходить ему еще больше.  Он поставил рядом со мной мешок с одеждой. Я покапалась в нем и выбрала майку  джинсами.
"О боже, опять". Маньяк притащил в комнату женщину. Она рыдала и тихонько завывала. Я в жизни не смогу понять, что нужно сказать человеку, чтобы вынудить его на такие ужасные поступки. Этот раз был хуже всех остальных. Рэм усадил меня на стул и связал так, чтоб я не могла пошевелиться. Жертва сидела практически у моих ног. Он раскалил газовой горелкой тонкий металлический прут. Сам он держал его щипцами. Как только прут покраснел, он протянул его женщине. Она зарыдала и забормотала снова. Началось. Я опять начала чувствовать. Я зарыдала вместе  ней . Он продолжал держать перед ней раскаленную железку. Её испуг ударил мне по мозгам. Она тоже боялась боли. Я забилась на стуле это было выше моих сил. Она взяла в руки прут, её пальцы зашипели, она заорала, мой крик раздался, даже немного заглушая её.  Он стоял сзади. Включил газовую горелку, поднес к ее волосам. Они вспыхнули на ней, но через пару мгновений угасли. Женщина пугала меня все больше и больше. Когда я наконец осознала, что она собирается сделать, уже было поздно что-либо ей кричать. Она, дрожа, начала медленно протыкать свой левый глаз этой гребаной железкой. Этой гребаной раскаленной железкой. Тут, видимо, не выдержав боли, она грохнулась в обморок. Убийца прижал ее к полу и начал водит пылающей коленкой по её бедру. Кожа тут же покраснела и начала пузыриться. Женщина очнулась и он перешел к ее лицо. К счастью для нее, ее сердце не выдержало.
Рэм держал мои плечи и смотрел на меня в упор. Я тряслась и рыдала. Пусть лучше бы он сразу меня убил.


Добавить в альбом

Голосовать

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

Обсуждения и отзывы

Туры в Хорватию и Черногорию

18+
Продолжая пользоваться сайтом вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и использование файлов cookie.
Ознакомиться с нашими соглашением об обработке персональных дпнных можно здесь, с соглашением об использовании файлов cookies здесь.
© «МегаСлово» 2007-2017
Авторские материалы, опубликованные на сайте megaslovo.ru («МегаСлово»), не могут быть использованы в других печатных, электронных и любых прочих изданиях без согласия авторов, указания источника информации и ссылок на megaslovo.ru.
Разработка сайта Берсень ™