планета Поэтян и РасскаЖителей

Фэнтези и Фантастика,Проза,Романы
«Чистый хозяин Собственного Мира. Главы с 101 по 105.»
Женя Стрелец

Логин:
  
Пароль:



Чистый хозяин Собственного Мира. Главы с 101 по 105.

Глава 101.

Туманные Моря дроидов 2-1 окружают Морскую Звезду, её лучами разделённые довольно условно. Специфика их во многом понятна лишь дроидам и людям вроде Ауроруа, с выдающимися способностями к абстрактному мышлению. Чётких границ между морями, действительно "туманными", нет.

А наверху, над высоким небом, где заканчиваются облачные миры, не имеется побережий, каменных мысов, зато границы весьма чётки. Между семействами второй расы 2-2. И внутри них, порой. Учитывая и "живые изгороди", траектории дроидов несущих службу одновременно подле нескольких тронов. Настолько специфичных, важных дроидов, что им дозволяется это не поощряемое, неудобное для владык поведение.

Общий план таков... Турнирная площадь находится над пиком Юлы - вершиной Синих Скал. Нужно помнить, что, касательно перемещений, дроидская сфера - обратна человеческой. Турнирная площадь - переломный момент, снаружи от неё нет свободных пространств для прогулок, "движения куда-то". Из центра её - есть. Там будут многие земли... Вольные... Вплоть до горы Фортуны, до птички Фавор, парящей, поющей. Но сейчас о том, что снаружи, о границах семейств.

Турнирную площадь окружают неравными секторами владения четырёх главных тронов. Семейство Там превосходит по площади все остальные вместе взятые. Площади, объёму?.. Всё так умозрительно... Короче, оно здорово большое! Семейство Закрытое-ото-Всех-не-Дроидов, меньшее из четырёх, расположено между крупным Дом и средним Сад. Владения же Там не только подковой огибают турнирную площадь, но и второй подковой, разорванным бубликом охватывают Сад и Дом снаружи, не смыкаясь перед владениями Августейшего. Бублик тоже не сплошной. Система лабиринтов, протоков... Вольготный Сад протуберанцы выбросил наружу сквозь неё. Более строгий Дом вторгается некоторыми полянками. Дальше этих трёх - веером расходятся меньшие троны, от родственных им областей.

А Закрытое Семейство, внешняя орбита Августейшего имеет правильную, идеально круглую форму. К другим не вторгается и к себе не допускает. Всё ему смешно, ничего его не касается! В частности, то, что задевает "мажордомов" и "садовников", вопиющая неправильность - нахождение за общей орбитой чрезмерного количества дроидов семейства Там. Это делает их похожими на вольных 2-1, аморфных в специфике, в обязанностях, непредсказуемо взаимозаменяемых... Если проще сказать, холодных владык бесит, что трудно послать метку внутрь тёплого семейства с запросом на конкретного дроида! Метку примут. Исполнителя пришлют. Подходящего для требуемой работы... Но - неизвестно кого! Не угадаешь, какого именно дроида! Это сильно мешает переманивать, интриговать. Но не мешает сопровождать запросы Восходящего, вдвойне обидно! Упрекают в излишнем числе взаимно перепутанных орбит... Хотя порядка и повиновения трону внутри Там - побольше, чем у некоторых!

Есть общие для дроидов склонности и предпочтения. Обилие нейтральных пространств, включённых в общее поле Юлы, пустует. Находиться в них дроиду, человеческим языком говоря, неуютно. Самый холодный дроид предпочтёт быть на время связанным обязательствами и местоположением с самым тёплым троном, чем провести это время в чистом поле. Гора Фортуны самое пустынное место, да. Дроид - упорядоченность, потомок машин... Неуютно... Тотальная открытость - орбитам постоянным, широким, искажённым, и Вепрям, и меткам, и крику Выпей, насквозь продуваемое пространство.

А самое неохраняемое из упорядоченных, это как раз-таки бублик Там вокруг Сада и Дома. Потому, сердясь, беспокоясь и недоумевая... Радуясь обнаруженной закономерности, важной для людей, делясь ею с другими тронами, приближёнными чужих тронов... И просто так... Самые разные дроиды заходят побыть в этих тёплых областях. В общей форме посещают эти излучины. Дельты, заливные луга Там. Ни в чьи орбиты, зайдя, не вмешиваются, не пересекаются. И никто из хозяев их не беспокоит, не встречает и не гонит.

Для людей в Собственных Мирах области Там - недоступные, для дроидов – наоборот, открытые, как нечто имеющее среду, густоту тепла. К кому бы в первой расе не принадлежал дроид, тепло общее, холода специфичны, степени холода.

Тишь да гладь... Поле, сглаживающее скачки орбит, даже сложно закрученные орбиты идут ровно... Прекрасное место поговорить 2-2 о текущих делах и вечных принципах в общей форме на дроидском эсперанто. Праздность. Не турнир. Не облачный рынок дроидов...

И тут не без суеверий! Почему не задерживаются надолго... Якобы, если утратишь представление о времени, семейство Там отделит островок, унесёт далеко-далеко на нём и вынесет... Куда? Логично предположить - прочь от всех тронов, от тёплого и своего, в туманные Моря 2-1, в состояние вольного дроида... Ан, нет! Не вниз, а на головокружительную высоту, выше горы Фортуны. Туда, где кружат Белые Драконы, а над ними, над ними... Не будем про того, кто над ними. Космос, будем считать... То есть, забудешься, станешь драконом! Белым, автономным, безвозвратно. Кружись в голубизне, во мраке под яркими звёздами. Жди, пока невообразимо прекрасный лик Коронованного не направит к Восходящему, на последнюю службу.

Причиной суеверия послужила, вероятно сама аморфность, текучесть Там. Вроде движение, а вроде и нет... Вне турнирной площади, как говорилось, нет перемещений, есть перемена принадлежности, дроидсих статусов. Но Там создаёт иллюзию перемещения во множестве своих непостоянных протоков. Иллюзию того, что может истончиться перешеек, соединяющий уголок периферии с троном. Ерунда.

Владыки чаще других отправляются на островки гостеприимного, тихого Там. Им - ни отпрашиваться, ни отчитываться!

Граница семейства Дом на этом отрезке представала скругленьем кирпичной стены. Кладка рыжего, песочного цвета из массивных кирпичей. Зубцы поверху. Фундамент из крупных, тёсаных камней. Окон, бойниц не имеется. Трещины поросли мхом, кое-где и берёзками. Видимость, насмешка дроидов Там: старовата ваша крепость, подновить бы её!

Стену огибал ров с проточной водой, зеленоватой, речка. Само Там включало ров и стелилось по другую сторону от него лужком, причёсанной ветром травой. Не широкое, полоса. За ней ступенчато поднимались руины какого-то заброшенного, одичавшего сада. Близкое к Дому и Саду семейство Руины, именно. Живописное. И тщательно блюдущее мирную живописность в памяти ливней, в накопленных знаниях об упадке и разрушении материалов. Тема слишком близка к запретным Впечатлениям и артефактам, требует внимательной, постоянной фильтрации.

На причёсанной, выгоревшей, рыжеватой траве позднего лета сидели два дроида. Прямые, торжественно-прямые. Каждый будто на троне своём сидит! Одна рука уперта в колено, другая... Владыка Сад и Владыка Дом таскали из бумажного кулька вишню. Из полосатого кулька всех цветов радуги - натуральную вишню... Довольно-таки кислую, купленную Черным Драконом для них на Южном Рынке. Плевались косточками в быстрое течение зеленоватой воды и громко, неудержимо смеялись! Оттого, что приютившая их полоска Там косточек не принимала, и методично вышвыривала от поверхности воды по высокой, красивой дуге, соответственно авторству плевка: то в область Дом, за кирпичную стену, то дальше руин сада. А иногда обратно - в царственный дроидский лик, успевавший, однако, увернуться!..

Вишни кончились. Доминго смял и вознамерился швырнуть туда же, в воду кулёк, но Сад пресёк безобразие:

- Брось, Доминго, то есть, дай, дай мне! Отдай, Доминго! Ты чего, а? На ближнем периметре - самое милое место. Прекрати, нас выгонят и больше не пустят!

- Меня? - Доминго наклонил голову к плечу.

- Тебя!

- Мигом выясним... Метку или дроида прокатить?

- Это справедливо расценят за подглядывание. А в курсе ли владыка, почитаемый сосед мой...

- ...давай, произнеси: а в курсе ли неизначальный дроид... Я всё жду довеска - "неизначальный", и всё никак не дождусь от тебя! Владыка, по дружбе... Скажи, а что вы все, ладно - они все, имеют в виду, произнося это?.. Кроме желания очутиться на турнирной площади?!

- Не поймёшь и не поверишь... Нам просто нравится произносить.

- ...издёвки?! Если б не от тебя услышал...

- Представь себе, наоборот!

Доминго и понял бы, если допустил бы такое, главный трон... Бесконечное умиление любого изначального дроида человеку... Пришедшему к ним и возросшему до первого среди них.

- Наоборот?.. О Фавор сладкий голос!.. Но не без причины же в каждом случае? Скажи, что меня выдаёт, мой приход известен в дроидской сфере каждому, зачем повторять, что напоминает вдруг? Заново?..

- Не поймёшь...

- Владыка садов, позволь, попытаюсь!

- Ты суровей, чем надо.

Действительно не понял...

- Но есть дроиды очень точных орбит... Точнее меня. Августейший...

- Так ведь он её не поправляет, не одёргивает постоянно, как кафтан, - возразил Сад, демонстративно подёргав себя за ворот и узкие рукава. - Дроидов вообще образовала воля, информации невостребованная часть. А совершенную стену его Закрытого Семейства - воля дроидов желания туда зайти.

Доминго развёл руками, прося продолжать: он смысла не улавливает, но внимательно слушает...

- Дроид мыслит, - сказал Сад, - на один-два шага вперёд, рассыпая лучи. А ты - на десять, отсекая тысячу по сторонам. Отсекая и то, чего нет еще, и скорее всего не будет! Зачем?..

- Чем-то плохо?

- Необычно. Дроид идёт от недостатка, от толчка пустоты. Запроса на что-то человеку, или трону, или ему самому недостающее. Не суть важно, в любом случае действует - от. От побуждения, а не к цели...

- Владыка, друг мой, взойти на трон, не цель ли всякого дроида?!

- Ох, Доминго, я предупредил, что не поймёшь....

Раз одёрнув, владыка Сад продолжал поправлять одежду. В общей форме выглядели они очень показательно.

Через миллиарды лет пронесший счастье быть дроидом и память о том, что не всегда был им, Доминго облачался в свет. Ничего не изображающий. Кроме специальных случаев.

А Сад... Есть выражение "с продуманной небрежностью", он - с непродуманной! Очевидной. Отбеленного, некрашеного холста штаны, рубаха навыпуск, пояс для инструментов, шейный платок бежевый, линялый. Широкая повязка поперёк лба с золотыми нитями, потому что - корона. Всё велико ему, болтается, волочится. Часто поверх костюма большой, как палатка дорожный плащ. Иногда, что и одёргивал, - узкий... Пиджачок, кафтан? В нём был похож на бродягу, нанятого в садовники, пожалованного этим кафтаном. Изначальный дроид стремился походить на человека. Общую форму использовал, чтоб побыть в чужой шкуре, вникнуть. На фоне руин с колоннами и разросшегося сада выглядел органично. Казалось, там нашёл себе приют, шалашик соорудил вернувшийся наследник. Нанял первым делом садовника... Хотя Дом-то с другой стороны!

- И всё же, - владыка Сад вернулся к недоговорённому, перебитому вопросу, - ты был осведомлён кем-либо или сам интересовался, с чего началась линейка запретов? Ты, так следящий за её делениями, знаешь, когда там единичка покинула ноль?

- Единица, - отвлёкся Доминго, заспорил, - ноль не покидала... Она бесконечно меньше ноля. Покинуть его не может...

Доминго расправил кулёк обратно, разгладил на колене и теперь складывал кораблик. Идея... Закончил, уловил суть вопроса, и поднял отрешённое, безупречное лицо. Не знал и не задумывался...

- С чего началась линейка?

- Представь, Доминго, с запрета дроидам дроидами играть! Без цели, просто так. Как люди говорили: это тебе не игрушка! Как мы Белым Драконам часто про людей говорим...

- А толку-то...

- Автономные ящерицы! Они не участвовали. Высшие дроиды таковыми став, оглядевшись, сказали друг другу сначала про неавтономных: это не игрушки. Затем и про других высших, временно подчинённых, так же сказали. Оно теперь вылилось в регламент турниров. Обязательных причин, неизбежной результативности.

- Хм, интересно... Это из-за уплотненья орбит?

- Да, при каждом взаимодействии. Инструмент тупится, изнашивается, по делу ли, не по делу использовать его.

- Иначе сказать, первым делом дроиды осознали себя набором созданных людьми инструментов и ощутили ответственность за их сохранение. А потом уже, как взаимодействовать, как служить, понимать и воплощать без распределяющего центра... В общем, разумно...

- И я считаю, разумно... Что будет, если сфера дроидов окажется состоящей сплошь из тронов? Это уже не - сфера... Осколок лазуритовый. Упадёт в океан и всё.

- Но друг мой, владыка Сад, это - ничтожное уплотнение...

- Не процент важен, а принцип. К тому же, и малое уплотнение может раскрыть широкий веер последствий... Не долька, а сколько!.. Не сравнить со своевольным человеческим контактом, но суть та же. А подглядывать-то, Доминго, это - играть! За людьми смотри, сколько хочешь, чем больше, тем лучше... А за дроидами, изволь: зачем?..

- Ммм... Да что я не раскрою веер в нужную сторону?!

- Доминго! Ты мыслишь, как человек!

- А, к чему и шло! Ты всё-таки не удержался!

- Доминго ты и ссоришься, как человек!.. Не желаешь немножко истории?.. Волнами идёт развитие, да? Универсальное - специализированное... Они чередуются. Инструмент примитивный - он универсален... Камень тяжёлый и острый... Пошло развитие - два камня, один тяжёлый другой острый. Третьим чертят, рисуют... Они часто рисовали в саду... Дошло до кисточки, пригодной к одному типу мазка... Следующий виток - далеко отстоит. Примитив. Универсал: экран для команд касанием и словом... И дроид, реагирующий на команду, автономный, Доминго... И вот наш виток: высшие дроиды, отвечающие каждый за что-то одно... Мне удалось донести мысль? Высший дроид, это минимизация, необходимый минимум, не наоборот...

- Ну, это твоя позиция...

- Не только моя.

- Но - только позиция.

- Максимум восприимчивости, минимум вариантов это называется точность, Доминго.

- Всё верно. Но почему это должно быть распределено так широко, разбросано между семействами и дроидами? Почему не завязать на одного?

- Потому что - не получается! На кого одного, Доминго? Этого одного нужно выбирать нового под каждый конкретный запрос! Халиф на час. Восходящий выбирает манок...

- Совершенно бессознательно!..

- Зато сам.

- Это не считается за выбор.

- Это не наше дело. Или считаешь, чей-то один манок должен заставить замолкнуть все остальные? Одно ухо и один переводчик? Интересуюсь, кто? Сейчас скажешь, что - ты! И сделаешь вид, что в шутку.

- Шутка!..

- Ты мыслишь, как человек, друг мой, владыка Дом, не потому что желаешь заграбастать всё, и я желаю, и все до последнего дроида, разжалованного в улитки, все в дроидской сфере этого желают! А потому что, не понимаешь... Стать настолько всеобъемлющим и великолепным, чтоб большинство запросов оказывалось обращено к тебе, это база, основа... Ты видишь в ней кайф... А дроидский кайф, дроидское блаженство...

- Будь добр, продолжай, мне, в самом деле, интересно...

- Я подбираю слова... Смысл дроида - откликнуться очень точно на очень узкий запрос. Знал ты или угадал! Это именно твоё, твоя функция и понимание! Зона твоих дождей... Когда Восходящий собирает шикарный эскиз от начала и до конца под твоим руководством. Не перечит, не ошибается, это не кайф, это норма. Ты доволен собой, и прекрасно. Ты горд, и законно, дроидски горд... Но блаженство досталось тому, случайному 2-1, кто проводил его под грозовой тучей поймать глоток: проходит полуденная жара, а машина с вращающимися лопастями медленно полетает над головой... Звук вертолёта... Тому, кто увидел его расширившиеся зрачки и услышал: "Дроид, это! Именно это!.." Потом он станет узнавать, а что, собственно, это за машина... Будет направлен к следующему дроиду, под следующие дожди... Возможно, на континент, возможно за артефактами, что есть в книгах, редко встретишь в дожде от и до...

- ...а потом он погибнет на рынке, прожив от завершенья эскиза десять жалких лет...

- Десять человеческих лет. Это их дело, Доминго...

Владыка Сад помолчал немного и добавил:

- Когда тебе, говорят "неизначальный дроид", внизу под этими словами, не пренебрежение к тому, что ты делаешь, а недоумение к тому, чем довольствуешься... Что имеешь в награду... - он кивнул в сторону крепостной стены. - Что ты получаешь за поддержание этого здания? Личные контакты, личные сопровождения отсутствуют почти, ты видишь людей, и они тебя видят в худший момент - возвращения Огненного Круга...

Доминго разглядывал готовый полосатый, радужный кораблик:

- Я ещё помню, - прошептал он на человеческом эсперанто, Сад владел им, - насколько хотел сюда... Впустил бы меня владыка Там не равным, а навсегда - улиткой, без промедления согласился бы... Владыка садов, как думаешь, небо разверзнется подо мной, уплотняться орбиты до лазуритового шарика, я провалюсь вниз, если скажу правду? Давай проверим... Я принимаю все ваши условия, соблюдаю все - ну, почти все! - границы... Но, но, но... Для вас люди - цель... Для меня - средство... Я радуюсь размеру своего семейства, счастлив каждому новому дроиду, даже на короткое время вошедшему в него, я радуюсь каждому их успеху... Владыка садов, я искал дроидской сферы...

- Это превосходно... Нет, Доминго, неизначальный дроид, твои слова - не слова человека... Какой-то третьей сущности... Фортуна благоволит к тебе, и не зря, я знаю...

Доминго улыбнулся немного смущённо, и Сад перевёл тему:

- А ты ещё воспринимаешь вишню и вкус целиком? Можешь создать целую схему?

- Неа!.. Когда отвлекаюсь, воспринимаю. Когда очнусь - не могу уловить, что это было. И как можно записать?!

- Эх, жаль... Начертил бы хоть до половины, было б семейство Вишня!.. У меня, ко мне поближе!

- А то нет? Да наверняка есть!.. Давай отправим метку?.. К Выпи. А пусть она...

- Милый Доминго, это и называется - дроидами играть! Не пройдёт тебе бесследно!

Доминго рассмеялся и снова подумал, что дроиду готовому быть счастливой улиткой, трудно угрожать. А сейчас он имел абсолютно всё: господство, друга, слуг и почитателей в одном лице, любимого, большую турнирную силу, и особое положение в орбитах Гелиотропа... Всё-при-всё.

Бумажный кораблик закачался на воде, и река не отвергла его. Повлекла, сама выправила чуть завалившегося на бок.

- Вот видишь! - простёр белую руку Доминго. - На нас не сердятся! Но капитан кораблику нужен?.. Как же без него! Пусть дроид прокатится...

Владыка Сад, как настоящий сад под ветром, тихо вздохнул. Смирился. И он имел всё-при-всё. И друга...

Но так получилось, что друга - бывшего человека, поэтому больше дорожил, сильней беспокоился за него. Несомненное покровительство, Гелиотропом оказываемое Доминго, скорей пугало, чем радовало его... И доверие несомненное!.. Не бывает так просто, одно без другого, без далеко идущего веера лучей. Как сам Гелиотроп говорит: не долька, а сколько?.. Автономный дроид он, и по многим признакам ближе к драконам, чем ко второй расе... По силе, по безоглядности в принятии решений и осуществлении решённого... Вторая же раса побаивается драконов, дружит с ними лишь в частном порядке.

Как цирковой артист, балансируя не на канате, а в умозрительных дроидских сферах между общей и необщей формами, Доминго играл, смеясь, клубком подобного же баланса, дроидом. Шар, клубок синих орбит катал по орбите рук, соединённых пред собой, по груди, прокатывая, и нагибая голову, по плечам... Подбросил и сильным ударом ладони запустил в отдалившийся, маленький кораблик. Попал. Вышло следующее... Кораблик оказался в его руке, на уровне лба, окружённый пылящим синим светом.

Индиго предстал перед обоими и осведомился, что требуется от него. Насуплено почтительный, с искрящимися счастьем глазами. Как стал дроидом, это выражение не покидало их.

- Ммм... - протянул Доминго, на ходу выдумывая задачу. – Проследи, сколько проплывёт, есть ли по берегам Дрёмы следы...

- И доложи, где причалит, - добавил владыка Сад, чего уж там.

- То есть, я понижен до метки? - уточнил Индиго, вместо того, чтоб исчезнуть немедленно.

Доминго сделал ловящий жест рукой, - прямо, как муху ловил! – но на тыльной стороне руки уменьшившегося Индиго вернул к межбровью:

- Дроид! - грозно обратился, и сразу мягко, насмешливо. - Ты не понял? Это повышение...

Поднял выше, ещё выше, над головой... Улыбнулся: повышение! Иди-иди!.. Статуэтка синего дроида, сделала шаг на бумажный борт... И дивная белая рука, когда-то державшая его же Огненный Круг перед ним, как вход в бесконечное счастье, швырнула кораблик в воду. Откуда изъяла, где ускорялось течение. Близ кирпичной стены полосатый кораблик с синим огоньком на борту закрутился на месте... Кажется, продолжил путь. Достиг поворота... Там встретил... Волну?.. Даже очень волну!.. На гребень её взлетел, растущей стремительно...

- Говорил тебе... - успел шикнуть владыка Сад.

Зелёная стена водяная закрыла обзор, небо, белый свет и окатила их!.. Не удовольствуясь содеянным, поднялась, покачала кораблик на себе, и ровно вишнёвую косточку, выплюнула его за кирпичные зубцы, в пределы Доминго.

Мокрые, владыки с хохотом повалились на траву.

- Не желают соглядатаев! - выговорил дроид сада.

- Не прокатило!.. - согласился Доминго, легко признав тактическое поражение.

- Ты, если не секрет, искал новые или подтверждённые следы?..

Но Индиго уже стоял перед ними.

- Ни следа, ни причала, владыки, - с полной серьёзностью доложил он, искрясь счастливыми глазами.

- Хорошо, - также серьёзно принял Доминго пустой отчёт.

Положил руки ему на голову и возвратил дроида в орбиты семейства.

- История не мой конёк, - сказал владыка Сад, - простого садовника увлекают простые материи, но даже при минимальном знакомстве с ней трудно не заметить... Людям имевшим власть грозила опасность от своих же охранников, за спиной ли стоявших, или у армии во главе, и от тех, кого любили.

Доминго лишь хмыкнул. Мысль о передаче власти, чуждая изначальным, ему - неизначальному не была чужда... Пожалуй, он хотел бы однажды увидеть Индиго на самом высоком троне. И сам хотел бы повторить путь успеха с некоего условного подножия, с вольного 2-1...

- Я думал, друг-Сад, обнаружить любые следы. У Дрёмы есть метка постоянно на тёплый трон ориентированная, а у меня есть - связанная с ней... Владыку Там я хотел обнаружить на троне... Прямо даже уже интересно...

- Появится когда-нибудь.

- О, Фавор, это странное исчезновение не кажется мне исчезновением! Они тут, - те, что соглядатаев не пускают! - давно уже все такие правильные... Такие порядочные!.. Что-то прячут за правильностью, не ходы ли единично используемых орбит? Тех, что через трон - по касательной?..

- Доминго! Ревнуешь, придраться не к чему?

- Я знаю, достоверно знаю, сколько Дрёма меток по берегам раскидал, а не вижу на тёплых берегах ни одной! Почему?

- А, вот ты о чём... Будь покоен, переводчика он найдёт!

- Ты так спокойно говоришь об этом...

-  И о чём беспокоиться? О Лале, о борце? Ты замучил его, мальчик по нескольку суток должен лететь в Собственный Мир? Зачем?! Доминго, какое наивное препятствование!.. Этот человек никогда в жизни не создаст высшего дроида, хоть всех переводчиков Туманных Морей приведи ему! И никакой другой человек - тоже не создаст.

- Почему ты уверен?

- Гелиотроп мудр, Доминго. Огненный Круг в-третьих опора телу. Во-вторых - основание рамы Собственного Мира. А во-первых - утешение. Жизнь людей никогда не было сильно радостна... Огненный Круг - обет: всё хорошо, всё само по себе правильно. Коронованный заботится о том, что это не фальшивка. Но это - преграда подлинной концентрации, рассеяние её. На пустую точку схождения в Стократном Лале сосредоточенности человеку не хватит. Незачем. Все хорошо, нормально, правильно. Высшего дроида, подобие человека воплощают всем существом, забыв о себе, помня только его схему. Это и для нас с тобой неблагоприятно, ты знал? Трон на некоторое время перестаёт быть. Поэтому работу выполняют специальные 2-1...

Аргументы понятные...

- Да, но... - с сомнением в голосе заметил Доминго. - Может получиться фигня какая-нибудь...

- Непременно! - весело согласился Сад. - Вот проблема, жизнеспособную, автономную фигню, как можно случайно создать?! Тысячекратно меньшая вероятность чем неслучайную нарочно! Забудь!.. Хватит преследовать дроида и борца. Доводилось тебе забирать Огненный Круг с рынка, что они зовут "Рулетки"?.. Так и наш Лал, как и наши улитки для людей - просто игрушки. Не более чем...

- Что-то я сомневаюсь... Мысль безумная, но... Люди живучи и изобретательны. Да, владыка, изначальный дроид, в данном случае мне видней! Неизначальному!.. Разве Огненный Круг неотделим от тела? Вполне... Им, к счастью, не приходило в голову...

- И не должно приходить! Отделим. Но без него, дальше некоторого срока жизни, небольшого совсем, когда импульс, произошедший от холодного из-под-морья, угасает естественным образом, ходу нет... Управление техническими орбитами и контурами в теле требует единой воли. Сознательной. Железной. Потому и называются они - неавтономными дроидами... Ты можешь вообразить такого человека?

- Нет, - улыбнулся Доминго, - среди борцов точно!

- Какая обидная, должно быть, оговорка для них!..

- Ну, будем надеяться, они не услышат!..

- Кстати, про сферу людей... А на что Черныш купил вишни?

- На игрушку для них, как ты точно подметил! На улитку Дубль.

- Дубль... Полезная улитка... - Сад присмотрелся к мерцанию в облаченье Доминго и воскликнул. - На мою?!

- На твою, она медленнее... Была. Я поставил... Мы поставили... Ну, как на Рулетки, рядом их...

- Ты забег устроил?!

- Ну... Да. И твоя проиграла. Пользуйся моей...

Владыка Сад поднялся гордо, одну ногу вперёд выставил, и бросил сверху вниз:

- Ты... Неизначальный дроид!

Поправил корону-повязку, тронной орбиты зримый символ, намекнув, это - не как у тебя, а заслуженно. Доминго засмеялся... Его рука засветилась... Перчатка! Зубами снял, и той же рукой бросил её:

- Обсудим при зрителях мою неизначальность?..

- Это вызов?

- Да!

- Ты играл моей улиткой, продал её, ты же меня и вызываешь?!

- Именно так! Однако вишней я поделился...

- Доминго... - Сад покачал головой, скорбно. - Это вульгарно, это пошло, не по-дроидски пошло так просчитывать ходы! Ты что-нибудь делаешь без задней мысли? Бываешь простым?! Тебя наедине с самим собой пора бы оставить, на денёк запереть внутри крепкой чьей-то тронной орбиты, чтоб ты сам себя обчистил до огонька, сам себя сверг, и вообще!.. Я знаю, к какому дроиду ты подмазываешься! Куда тянешь лапы! Давно присмотрел?.. А?.. Это мой старый дроид, Доминго! Он мне нужен... По-дружески отдал бы, а теперь, и проиграю, но не отдам!

- Видишь ли, садов несравненный владыка, нет под Юлой тронной орбиты, широкой, крепкой орбиты, способной меня запереть... А так, всё верно!

- Я принимаю вызов! И если Фавор пропоёт мне... Ты покупаешь - сладкой черешни, не знаю, на каких улиток, но - на своих!

- Мне пропоёт! Но я тебя в утешение - угощу...

Ах, жаль, высшим дроидам не сцепиться вне турнирной площади! Поэтому, обнявшись, руки на плечи, друзья-владыки по берегу Там отправились к месту, где сужается луг, кончаются руины. Чтобы разойтись каждый к себе. От бережка речки, ставшей ручьём, налево - садовая ограда с открытыми навстречу буйной зелени воротами. Пузатые каменные вазы - по аллее вдаль. Направо, за полоской воды - Дом, крепостные ворота закрыты. Индиго, привратник Дома, насупленный и почтительный, распахнул их, завидев владык. Тяжёлые створки на себя потянул. Они пролили оранжевый свет, раскатывающийся наружу сапфировым, синим. Широкий луч перекинулся через крошечный ручей, застыл монументальным, широким мостом. Ступени наверх и вниз. Мост с решёткой, на восьми столбах... Индиго перешёл его, счастливые глаза. Поклоном проводил Доминго на одной стороне, исчез, и поклоном приветствовал на другой, дома...

Между тем, лишённый Огненного Круга, высокий бледный человек стоял в тёмном шатре Густава и смотрел на опустевшее место, оставшееся от торговой пирамидки Шамана.

Глава 102.

Рассмешить дроида вообще, а уж Белого Дракона в особенности, не что-то требующее специальных усилий. Разговорить его - задача посложнее. Лёгкость первой задачи была бы подспорьем к решению второй для того, кто заинтересован в общении с дроидами. Но у континентальных полудроидов не котируется это общение высоко. И у чистых хозяев - с дроидами Я-Владыка. Не все знают, что с ними в принципе можно поговорить. Освещающий, раскрывающий Собственный Мир голос Я-Владыка для них просто данность, обстоятельство существования. Как и телохранитель. Что говорить про ездовых Белых Драконов, обыденность из обыденности... Чудо из чудес.

Иное - небесные бродяжки, люди замкнутые, редкие и пугливые посетители рынков. За таким в пыльном ряду Чёрный Дракон идёт, не исчезая. В глазах хищников местных смотрятся... Примерно как те, из эпохи до дроидов, кто предпочитал ярким страстям: войне, власти, любви - собачку или кошечку... Не дом, но лачугу в уединении, возле печки - кошка... Или дорогу, пути-дороги, на поводке - собака... Понятно зачем и отчего, но не серьёзно как-то... Соответственно и относились к ним, к их дружбе с дроидами, насмешливо, не серьёзно... Оч-чен-но зря!

Гулять по небу и дружить с собственным Белым Драконом - едва ли не лучшая для человека участь! Упоительней, легче и тысячекратно надёжней любви. Судьба не отнимет. Хотя... Драконы Котинички и Дзонга погибли прежде них, но это уж совсем небывалое, исключительный случай. Со своим дружить, а значит и со стаями его приятелей... Контакты не санкционированные, своевольные? Да, конечно... Да, а что?.. Ящерицам белым, крылатым, независимым навсегда, кто же им запретит?..

К слову, что уважается среди континентальных полудроидов, - ни что не ново в череде эпох... – две вещи: храбрость... и отчаянная храбрость! При соблюдении минимальных, а лучше максимальных, стандартов дроидского, благородного поведения. Если нет, на такового будут смотреть, может быть, и снизу вверх, но - со стороны.

Для человека публично преступившего достойное порядком за грань, или чуть-чуть, но регулярнопреступающего, не пройдёт это бесследно. Изначально никакого отношения к морю не имея, он начинает сближаться с теми, кто легче смотрит на вещи и на него, беспринципного, с неморскими демонами, а затем и морскими, самыми что ни на есть, чудовищами. Небесная и рыночная среды как бы выталкивают его из себя, подталкивают к океану. Где нередко всё и заканчивается. Бойкот, изгнание - для полудроидов единственно возможный, непроизвольный и трудно обжалуемый приговор. Вне игр, там свои правила.

Эти неписаные представления о дроидском, среди разных групп, статусов и сословий распределённые с разными акцентами, и являются причиной того, что лучший охотник тот, ловушки которого ненасильственны, и акции как таковые незаметны. Неморские демоны здесь не отличаются от людей. Они будут принадлежать к сословию чудовищ, но статус их будет бесконечно низок или подлинно высок не в зависимости от топанья изуродованными ногами или мутной плёнки на глазах, а от степени дроидского в общении. В долговременной перспективе. Неаккуратная, связанная с его именем охота на Густава означала бы для Биг-Буро огромную потерю из-за одного гадёныша. А аккуратную против него трудно провести! И даже чудовище наедине с чудовищем, Шершень в гостях у Олива вёл себя пристойно. Пока на суше. В море же, это в море... Спросу нет.

По линии дроидское - недроидское, можно нарисовать шкалу от материка до неба. Предпоследняя степень падения и несчастья будет: на нейтральных или заведомо мирных территориях охотится силой. Последняя - группой. А на другом, верхнем конце шкалы, к нравственному, безнравственному вовсе не относящееся, счастье... Шикарное, мало кому известное счастье: играть, дружить, носиться по розе ветров со своим приятелем и его премногими приятелями, со стаей Белых Драконов!

Что же смешно им? Всё!..

В первую очередь - Драконы Чёрные... На задних лапах ходящие!.. "Аааххх-хааа-хааах - на задних лапах!.. Ууух-хо-хо-хо!.." С точки зрения Белого Дракона подняться на задние лапы тоже, что для человека прислуживать на четвереньках, только гораздо больше в комичность, чем в унижение. Ну, это меж ними чёрно-белое вечное, Рута уже видал, сталкивался.

Вторая раса целиком смешна им, 2-2 в особенности. Пребывание дроида за орбитой трона, иерархичность. Атрибуты иерархии!

Они, воображая с чужих слов или заглянув одним глазком в семейство, могут пересказывать друг другу, как выглядят трон и владыка, с той же страстью, что деревенский пацан, вернувшийся с ярмарки, костюм и корону шута! Всем подряд и по многу раз! А уж что он выделывал!

"Уффф-уррр!... Ха-ха-ха!.. На коготь мой, видите... Нет, этот велик!.. Вот на этот смотрите, видите?.." Дракон левой лапой старательно отогнёт мизинец на правой и, высоко лапой лапу подняв, всем покажет, чешуйчатому белому собранию... "С коготь высотой... - Трррон!.. На голове - венчик!.. С зубчикамиии-ах-ха-ха!.." Оскалив пасть. А ему уже подсказывают: "Размеррром вот с эти зззубчики?!" Вот хохоту!.. "Уррр-ах-ха-ха!.. Не с эти, с твои!.. Пожалуй что, мои - великоваты... С твои!.. Аха-аха-ха-ха!.." Ну и потасовка, конечно.

А потом: "Ещё, дальше скажи!.." Дракон головой замотает: "Не поверррите, вы не поверррите... Вокруг трона дроиды кругами, кругами... Стоят и стоят... И год стоят, и два стоят... Уйдут, - холп! - и снова, снова стоят: я сделал, владыка!.. И не кувыркаются!.. Аааа!.. Вовсе не кувыркаются!.. Кругами так и стоят... Порядок у них там... Трон - в загородке. Выпь прокричать запрыгивает - в загородку!.. Дроиды - на одном колене или... - в загородке!.. Уррр-ха-ха-ха!.. Вепрь приносит с меткой 2-1, верите, приносит... - сразу в загородке!.. Уррр-как это грустно!.. Аххх-ха-ха-ха!.."

Клубы белоснежной компании ему в ответ: "Аааах-ха-ха-ха!.. Уффф-выдумал!.. Не верим-уррр-ха-ха-ха!.." И такое Рута видал не раз.

Сама форма драконья, не в обиду людям будь сказано, была избрана автономными дроидами, конструирующими последующие поколения дроидов, как оптимальная, наиболее совершенная. В них вместилось история развития живого, вроде как базис человеческого кода содержит память о предыдущих стадиях. Водная стихия, для Черных Драконов оставшаяся доступной, земляная, норная и воздушная. Неспециализированная форма, подходящая для любой специализации. А досталось Белым лишь одно - носить людей и кувыркаться! Остальное - их жизнь, их созерцательность, их дела...

Не дифференцированность по функциям и выдающиеся способности, в чём угодно, логично вытекают из их происхождения. Драконы проходили, как положено им стадию яиц и порой невероятно долгую. Они были заготовкой максимально развитых базовых качеств: охват пространства, сила, скорость восприятия и реагирования. Идеальные заготовки. Драконья форма...

Шла эпоха неавтономных дроидов. Автономность драконы обрели вместе со всеми. Специализации не обрели. Оказавшись в числе целого сонма таких же, которых никуда не направили да и направить не могли те, что станут второй расой. Созданное ими превосходило их, кто они, чтоб этим созданиям указывать?

Благосклонность к людям не являлась в этом сонме привязанностью к ним. Общего поля Юлы не существовало. Общий контур координации запросов людей и базовых обеспечений только начал формироваться. Не захватил драконов. Они сами не включились в него. И великолепное множество расширилось до предела орбит, растворилось в космических просторах.

Чёрные Драконы и Белые, вернувшиеся - капля их общего числа.

А зависимость срока Белых Драконов от человеческого срока обусловлена тем, что, всесторонне одарённые, они мало-мало имеют тяги развивать какое-то одно свойство, талант, завязывать контуры орбит с другими дроидами. Им и так хорошо!.. Функция стала бы их именем, продолжением их бытия. Но бытие так вольготно, так полнокровно, что нет тяги, его преобразовывать, удерживать, когтями вцепляться и держать. Просто нет. Импульсу Коронованного они подчиняются, начиная службу, обретая смертность.

Белые Драконы, невозможно старые, крайне независимые, драгоценный сплав глубочайшей умудрённости с ребячливостью, очень склонны к повторам. Они - такая вечная, провинциальная глубина, не то что презирающая перемены и не признающая столиц, а просто не верящая в их существование где-то. "Моя пасть - моя столица, мои когти - мои границы". Их девиз! Законный. Они - внешняя орбита, с Юлой совпадающая. Белые Драконы не разлучались со светом солнца и звёзд, никому не позволили заслонить от себя небо. Под чистым небом и проходит их огромная жизнь, вольная. Признают, что видят: смену сезонов, ночи и дня, людей и отдельного человека... Видят первую расу, уравновешенную в них, не холодных, не тёплых. И расу вторую, угловатую, путанную, забавную, копошащуюся вокруг людей.

Чего Рута не сразу узнал: этой же склонности благодаря, когда пофыркать компании не находится или особенное созвездие оказалось над головой, печалящее, - звёзд не любят драконы, в звёздное небо независимость едва не утащила их, - под настроение, в общем, они пропевают на дроидском эсперанто очень красивые гимны... Сплошь из повторов... Такой, услышав случайно, пьёшь и не напиться, не кончался бы никогда... Как возникает песня, так и уходит в небытие, никто не запомнит её, не запишет... Да и не услышит, наверняка.

Недроидское происшествие на мирном рынке явилось причиной того, что среди людей ходит чудесная драконья песня... На Мелоди двое подрались, насмерть. Белый Дракон погибшего таял над рынком и пропел её... Не прощальная, приветственная. О том, как просыпается человек в заснеженной степи, чтобы увидеть Царя-на-Троне, как просыпается Восходящий с Огненным Кругом в груди, как, закончив эскиз, просыпается хозяин в Собственном Мире... Три раза по три строки. В первых трёх повторяется одна, во вторых - две строки, а три последние, одинаковые - гимн хозяину Собственного Мира. Пропел и пропал...

Белые Драконы сто тысяч раз могут повторять понравившуюся им шутку! Или сценку... Сатирическую.

В широкой лакуне между купами облачных миров самый отчаянный дракон компании, - только бы не его, Руты, не то, держись!.. - взмывал над другими ящерами и зависал вертикально. Хвост назад, на плечо закинут. Задние лапы - лапа на лапу перекинута, будто на троне сидит. Морда изображает надменную мину: усы вверх топорщатся и в стороны, по ветру развеваются...

Остальные драконы, моментально приняв игру, усы почтительно и понуро свешивали. Окружали его. Кто, типа, трон поддерживает... Кто на одном колене, переднюю лапу поджав, указаний ждёт... Кто указанное приносит в пустой раскрытой лапе, в двух, поднятых почтительно над головой... Со страшными когтями! Если бы и Лал в них пурпуром светился, над этими зверски-прищуренными глазами, кто посмел бы взять?! А он типа, берёт... То пустоту, то, натурально когтями же сложенную, фигу...

В это время издали к нему, троносидящему, один Белый Дракон другого, как бы призванного или нарушителя за шкирку тащит... За гриву... Озирающегося, совсем повесившего усы... Тронный дракон как фыркнет на него!.. Нос в нос!.. От этого-то игривого ящера ему скоро нехило, больше чем от других, и достанется!

Когда же спектакль надоедал им... Воображаемая свита захватывала в кольцо воображаемый трон. Кружила быстрей, быстрей... Драконы принимали горизонтальное положение. Усы приподнимались. Лапы отталкивались от неба. Они бежали, как крупные звери, прыжками. Вились змеями… А тронный дракон, головой не вертя, зыркая круглыми глазами, напрягался до кончика хвоста. Хвостом этим бил. Нарастало глухое урчание...

Поднырнув, два, три дракона из "свиты" на очередном вираже вышвыривали его с "трона" как снаряд! Ох, Рута боялся этого момента! А вышвырнув, начинали самозабвенно драться за освободившееся место. И все остальные присоединялись к ним, включая свергнутого!.. Куча мала!

Но тронный дракон мог и не позволить вышвырнуть себя. Оказавшись шустрее...

Для них в потасовке промежуточный успех, зубами за шкирку, гриву схватить... За нос сверху!.. Ухватив так, тронный дракон трепал пойманного сколько душе угодно. Этот выбывал. Значит - следующего... До последнего - ни-ког-да! - не доходило. Это - драконы! Окончательно надоев всем, он оказывался в один непрекрасный момент под белым, чешуйчатым, когтями утырканным клубком заговорщиков!.. Тут уж единственная задача - вырваться и улепётывать за ближайшее облако, границу игры! Можно представить себе, что испытывал Рута, когда тронным оказывался его Белый Дракон!

Весёлые звери... Но в тот день, лёжа на воздухе, хвостами лучистый круг солнца образовав, носами к артефакту... Только брови двигаются в смысле подмигиваний: гляньте-ка, поглядите-ка... Хохотом громоподобным как разразились вдруг! Кто пролетал невдалеке, точно решил бы - гроза!.. Надолго хватило. Под затихающие громовые раскаты их фырканий и похохатываний Белый Дракон справа, чем-то, бутылочной, треугольной мордой похожий на осетра, на аллигатора, взметнул эту морду, гибкую шею изогнул к Руте, в фас, с высоты воззрился и, сдерживая смех, проговорил:

- Ффф-раууу? Зачем - это?..

"Сам ты - фффрау..." - подумал Рута. Пикировки не затеял, свой дракон вступится, гоняться начнут, а Дрёма ждёт его.

К тому же, черноглазый дракон-осётр, знакомый ему и прежде, мало располагал шутить. Он какой-то... Не ездовой. На вид... Гривы нет, хребет треугольный, с гребнем... Тело длинное настолько, что мог всех белок, собравшихся сейчас, петлёй обогнуть, и ещё хвост остался бы. Рута катался и на "осетре" тоже, когда эти сволочи играли им, как мячиком. Стремительный, хитрый, но... Непонятливый что ли?.. Своевольный. Если в игрищах Рута должен был проложить путь, убегая верхом на «осетре», трассу образовать посложней, у них получалось фифти-фифти с выбором поворотов, в лучшем случае. Да и прочие белки, как заметил, в потасовках держались близ "осетра" настороженно. Если куснут удачно, то сразу раздаётся тихое фырканье, подозрительно похожее на извинения.

К Белому Дракону Руты вышесказанное не относилось! Этот ящер в дополнительных провокациях не нуждался.

Столбом подняв свою не особо длинную шею, он оказался с вопрошающим нос в нос, мокрые, наморщенные, и на дроидском эсперанто профыркал:

- Да, это смешная, но оч-чень вфффажная вещь!

- Инструмент-улита? - подал голос кто-то третий, произнеся в одно слово.

И то диво – дракон, осведомлённый в техно! Рутин белка кивнул, не отвлекаясь от визави. "Осётр" дёрнул подбородком, вперёд его выставил с гадкой бородкой, и нижние зубы - вперёд верхних, забор снежных пик, ухмыляющийся. Понятно... Весь драконий круг ожил, расступаясь от артефакта, так на брюхах по небу и отползая. Они точно вообразили себя крокодильей фермой!.. Кто-то по-птичьи, по-голубинному хлопнул крыльями... Но случилось нежданное. Отсрочка.

Вместо ответной ухмылки, вместо клацанья зубов за наморщенный нос, наверняка мимо, дроид Руты нахмурился, брови свёл, глаз прищурил, второй округлил... Монокля не хватало, так изучающе. Кивнул, подходит... И требовательно сказал забияке:

- Зуб дай...

Дракон хрюкнул, дёрнулся и отступил. Ухмылки клыкастой - как ни бывало... Даже губы поджал, при охватившем дроидов веселье! "Это тебе за фффрау!.." - подумал Рута. Никак ему не уловить, это дразнилка из-за сокращённого имени или чистосердечное фырканье, без подкола?.. Раздавая тычки и толчки чешуйчатыми кольцами длинного тела, "осётр" выбрался на простор, нарезал широкий, узкий и вертикальный круги, завис надо всеми. Над Рутой. Недовольно, но серьёзно спросил повторно:

- Зачем?

- Зачем зуб, зачем штука... - передразнил дроид.

Белке Руты длинный "осётр" - наравне с другими приятель. Он отвечать не хотел, потому что сам не знал! И стеснялся этого. Вникать начнут, засмеют совсем...

- Улита - мерять. Зуб - для улиты. Человеку надо, вот зачем!

- Грызущая улита у человека? - недоверчиво спросил тот, знающий про инструменты.

"Ну вот, начинается..." Рута отвёл удар от него, покачав головой:

- Нет, дроиды. Не чтобы грызть. Это не второй расы инструмент, а нами сделанный, измерительная для нас улита. Сделали, теперь энергию надо.

Тут четверо знающих драконов подлетели поближе. Взяли в свои хвосты её, воплощённую плоской спиралью, понюхали, пофыркали…

- Как же измерительная, когда без разбору меряет всё?

Рута пожал плечами:

- Мы ж не конструкторы. Нам приблизительно. В поле, так сказать, скачок... Вниз скачок, затухание в поле... Я не технарь! Найти нам надо кое-что... Не все могут хрюкать и унюхать!

- По объёму как бы? С учётом - вокруг?..

- Фррр - да! - изобразил Рута дракона.

- Очень сильный нужен источник, чтоб очень ровно держал сам себя...

Примерно поняли! Развернулись к "осетру" и головами синхронно качнули:

- Давай зуб.

Он снизился, тоже подержал улитку в хвосте, взвесил... Взял в пасть. Куснул бутылочной вытянутой мордой аллигатора, - клац!.. И вернул Руте. Драконий зуб, он клык обыкновенный, но в обе стороны клык. Очень белый. Улитку просветил насквозь. Вертикально стоял в центре спирали, уменьшаясь, убираясь в неё. И по мере этого улитка преставала казаться стеклянной, возвращаясь к латунной непрозрачности.

- Вфффредную дрянь какую-то ищете... Найдёте, - пророчески хрюкнул "осётр".

- Не твоё дело!

Без объявления войны дракон Руты цапнул его за нос и не промахнулся! Жестокая обида!.. Напрасно Рута надеялся избежать гонок на этот раз. Дрёма вот друга сильно ждал, но, зная драконов, не надеялся. А клык очень нужен.

Сколько гонялись, Рута хранил улитку, как зеницу ока, как зуб пасти!.. Вырони на миг, белка не поможет, фыркнет: "Кого я должен был ловить - каменюку или тебя?!" И всё: "Прощайте труды, здравствуй, Великое Море, моей улитки не видало?" Сохранил, даже сам редко падал, раз двадцать.

А когда разлетелись, когда показался внизу материк, ниже Трассы, благополучно пересечённой ими, Рута попал в круг знакомцев с Рулетки. Не над океаном они соревновались, а низко над землёй. Играли в "Стяг". Флаг, да. Ещё называлось, пардон, в "Дохлятину". Стягать, стянуть дохлятину. Тряпка или какой другой, удобный для хватания объект закреплялся на шесте. Старинное очень, типа - тушка животного, добыча. Подушка изображала её часто! За неё сражались, на две команды разделясь. Команда над самой землёй защищает. Верхние - отнимают. Сброшенный на землю всадник остаётся пешим, но может продолжать игру.

Ещё опьянённый междраконьими скоростями, Рута подумал: "На минутку же... Я покажу вам класс!.." Нападающие приняли его с распростёртыми объятиями. Опомнился, когда стемнело. Дохлятину отбили! Вот там-то Рута улитку и потерял!.. О, как ему было стыдно!

- Я завтра, я сто процентов найду!..

Закатные облака просвечивали дроида, бархатное одеяние, тёплые, чуть раскосые глаза. Внизу, под драконами туман затянул Морскую Звезду, приподнятый центр континента выступает на ним, светел и деревьями сай зелен... Дроид не упрекал человека. В конце концов, заказ - с Техно, зуб - драконий, ничего такого, что нельзя повторить...

- Завтра она далёшенько будет, - мягко сказал Дрёма. - Не беспокойся, у нас всё получилось. Воспроизведём.

- Далеко уползёт?! Ты шутишь?.. Эта спиралька спиралью и движется, ладонь проходит за час! Мы ж вместе альбом смотрели!.. Дрём-ма, - как дроид к нему обращался, воззвал покаянно, - Дрёма, я лопух! Завтра утром верну! Уползёт?.. Не смеши меня, улитки с Рулетки - гонщицы по сравнению...

- Это, смотря куда направляются... - буркнул дроид под нос себе.

Распрощался, тёплым ветром проводил улетающего на Мелоди человека, Собственный Мир Руты поближе стал, а все-таки далеко...

Скептицизм Дрёмы имел основания.

Инструменты дроидов отсутствуют вне облачных миров и рынков из-за особого их свойства... Внешние орбиты трёх рас достаточно широки, чтобы охватывать землю целиком и часть миров по конкретным траекториям. Это даёт им как бы "плавучесть" относительно земли. Они держатся на ней.

Орбиты огоньков дроидов достаточно малы и непостоянны для свободного, повсеместного проникновения. Это противоположное качество имеет тот же практический эффект, как бы "плавучести", лёгкости.

Инструменты дроидов - нечто среднее. Эти неавтономные дроиды, состоящие из того же самого лазурита Синих Скал. Не преобразованного. Он не растянут в них достаточно широко, и не раскрошен достаточно мелко... Предоставленные сами себе, они в лазурит и стремятся вернуться. Сначала физически - домой. К подножию Синих Скал. Там уже в камень. Это притяжение заложено в них, как некий самодостаточный двигатель, источник неисчерпаемой энергии. При нахождении в мирах, облачных рынках, в дроидской сфере. А в море и на континенте ползают, точно, спиралью.

Так что утром, на место игры возвратясь, Рута по идее должен был обнаружить на сухой земле неширокую, осыпавшуюся воронку. По идее...

Что же за инструмент на основе общих атласов рассчитали и воплотили они? Пока Доминго после разговора с владыкой Сад несколько ослабил хватку. Нужный, очень нужный!

С помощью не одного, но по штуке из каждой категории поисковиков, призванных к делу Проблеск, переводчиков Дрёма нашёл. Через каждого прочитал Руте схему высшего дроида. Выпи. Прося по завершении танец указательных жестов воспроизвести... И хватался за голову...

Владыка Сад знал, что говорил. Ни на что не похоже! Ни-на-что!.. "Милый борец, дорогой друг мой..." Дрёма нуждался в совершенно ином, в старом человеке. Возможно, танцоре. Возможно, музыканте с идеальным чувством ритма. При этом - технаре, умеющем видеть цвета ледяные. Не ради цветов, но ради замедления, очень тонкой дискретности времени и углов поворота. Вроде Гая...

Спросил. Юлия-Альба, чьё будущее оставалось под вопросом, высмеяла предположение: "Твоё ли это, дроид тепла, - поиск холодных глаз?! Гай?.. Ни за что! Покинь видимость моей рамы, дроид!.. Гай?! Что он создаст, протанцевав стократный Лал до дна? Вторую Юлию Альбу?.. Ой, никогда!.. На что поправка делается в троне орбит?.. В чьей эта поправка воле?.. Ах, дроид!.. Я бы и рада помочь тебе, но едва выйду отсюда..." Дрёма посмотрел на потустороннего Гая, стоявшего рядом... И с Юлией согласился.

Раскаявшийся хищник, конечно, не сводил с неё глаз, но думал он об Архи Саде. О конвенции... Дроиды, какой примитивной, с каким презрением Гай отнёсся тогда к этим строкам! О стыде... О прошлом своём и о будущем - своём. И возмездии. О раскаянии деятельном... И снова о возмездии. Юлия Альба, как дроид желания, не верила в Фортуну, а он, человек, - поверил! Иногда Гаю казалось, что он слышит высоко-высоко сладкую песню Фавор... Неужели замолкнет?.. Юлия выйдет однажды, и тогда перед четырьмя тронами Бест будет иметь голос. Достанет ли его? А Гай перед своей совестью, как перед тысячью тронов с ощерившимися гарпиями, стоит один. И по заслугам. Тут ни Бест, ни кто другой голоса иметь не может...

Рута - мимо, все знакомцы его - мимо, Гай тоже... Выхода нет, кроме как расширять знакомства. Умножать нарушения, дроби дробей...

Дрёма рассудил верно: их склонности, и его и Руты, приводят их к людям совершенно противоположного требуемому склада: тёплым, живым и весёлым. Так родилась идея инструмента. Путь вещь подскажет, на кого обратить внимание. Эти штуки так прилипчивы на Рулетки, так ползают по людям, считывая, что ни попадя... Подкорректировать немного и не выпускать из рук, пусть на расстоянии смотрит. Оценивает суммарную живость: скорость вращения Огненного Круга, скачки или плавность огоньков дроидов. Где Рута бывает, пускай там и поглядывает в спираль - на Южном, на Мелоди, в небе. На Техно путь погуляет, на Техно больше всего надежды. Улитка-поисковик для людей, феноменальная, небывалая... И Рута потерял её сразу!..

А она - нашла человека.

Глава 103.

Централизация и децентрализация управления наделены увесистыми, взаимозавязанными комплектами плюсов и минусов. Их варианты стремятся к золотой середине, да всё никак не сойдутся. Видимо, невозможно её достичь.

Такие дроидские варианты как...

Передача наблюдений и указаний по цепочке до промежуточных центров. Вопрос: насколько длинной должна быть цепочка? На каком уровне меньший вред нанесёт испорченное звено? Чем короче, тем меньше вред. Но чем длиннее цепочка, тем выше скорость передачи информации. На перекрёстках осуществляется выбор очерёдности пропуска и процесс тормозиться тем сильнее, чем больше отходит дорог.

Дроиды, помогающие Восходящему, напрямую подчинены его главному дроиду, трону, чей манок он избрал однажды. Если у одного из них понимание расплывчато или информация не верна, не беда. Трон отправит ему в помощь переводчика, гонца пошлёт рассмотреть, где какие дожди, в крайнем случае обратится к другому, похожему. А если похожих - сто? Только на один аспект одного запроса, эпоху, к примеру?

Неплохо, чтобы эти сто оценивал по богатству, точности и скородействию какой-то специальный приближённый трона. Но если он ошибётся? Это уже серьёзней, он отсечёт сразу девяносто девять подходящих вариантов ради одного ошибочного. И... Но... - Сделает это быстро!..

Некоторой автоматической перепроверкой является наблюдение, отходят ли от достигнутой точки многие лучи под тупыми к исходному направлению углами, продолжая его? Если мало или с крутым поворотом, ищи ошибку. Но... Необязательно! Свобода воли - свобода выбора... Наблюдая эпоху под дождём, Восходящий мог зацепиться за книгу, популярную в этой эпохе. Но принадлежит-то она эпохе совсем другой! Крутой поворот?.. А возможно, его привлечёт запах книг, иллюстрации одного типа? Принцип гравюр?.. Поворот ещё круче!.. Не указывать Восходящему - принцип номер один. То есть, всё это нужно отслеживать, а не отсекать...

Общий вывод: за ключевыми моментами должны следить дроиды разные. Сильно отличающиеся. Их и установилось порядком по мере развития дроидской сферы...

Дроид возносящий из снегопада, Коронованный, не тот, кто себя, Огненный Круг, вложит белыми руками. Это функция Доминго. И направил Коронованного к Восходящему не он, а дроид Смотрящий-за-Снегом, так и зовут, это единственная его функция. Дальше - манок трона. Затем - приближённые его, отобранные временем, и властолюбием главного дроида. Затем - весь круг семейства. Следом - дроиды родственных семейств. Ещё шире - обращения к семействам далеко не родственным, чужим по принадлежности к первой расе. Очень широко - контакты с Туманными Морями 2-1, с дроидами-понятиями. Чёткими, но вольными, вольно трактуемыми вне семейств...

Совсем иной дроид по завершении эскиза сообщит об этом Доминго, как о сроке открыть Огненный Круг для дроида Я-Владыка. Смотрящий-за-Облаками, за сроками, это его единственная функция. Он близок к Юле, во вращение общего поля смотрит. Сообщит Доминго одному и лишь в последний момент. Дроиды не должны подталкивать Восходящего, торопить, или намекать, что ещё полно времени, и он может поближе рассмотреть именно их темы, их ливни.

Взаимодействия сложны, не линейны.

Непредвиденное бывает…

Изумруд, личного дроида не имевший, не собиравший эскиза, не имел и Огненного Круга... Вплоть до последних минут, когда 2-1, Смотрящий-за-Облаками, что означает, за скоростью теченья огоньков дроидов в телах, ведь именно от него зависит и срок воплощенья эскиза и срок окончательного таянья облачного мира, последней грозы, сообщил Доминго о сроке для ещё одного. А круга - нет... Эскиза нет... Более того, он лишь плавал, что такое летать - не знал!..

Семейства вздрогнули. Они успели. Изумруд получил всё разом. Минимальных объяснений не получив. Как? Он не взаимодействовал даже с дроидами на лепечущем, необщем, дроидском перезвоне!.. Собственный Мир получил нулевым как бы. Что было у него перед глазами и в уме  просторы подводные, с тем и заплыл в Огненный Круг, как Индиго, дроидом становясь, вылетел из Огненного Круга, обернувшийся рамой. Зубастой, помещённой затем в Морского Гиганта... Белый Дракон встретил его при первом же всплытии на поверхность океана.

Удивительно, что выжил в Великом Море. Но, с другой стороны, чему удивляться? Он был пустой от связных Впечатлений. Дождей почти не знал. Они редко до земли долетают. Расценивал их, как непостижимое чудо. И жизни другой не знал...

Наблюдения дроидов за людьми опираются на общее для них - наличие Огненного Круга.

Главный момент централизации. Подводящий крайне редко. В наблюдениях они опираются на единственное серьёзное вмешательство, осуществлённое дроидами в человеческий организм. На то, что им хорошо видно…

Тенденция вылилась в резкое доминирование круга, как маяка.

Как радикальное вмешательство, он произвёл очевидные, позитивные и продуманные изменения в человеческом существе, но побочным эффектом и положил начало изменения в существе, в мышлении высших дроидов...

Шесть органов чувств - ворота информации для человека. Всего - шесть! Это очень мало. И те могут быть закрыты или открыты. У дроидов неизмеримо больше. Но на следующей ступени сравнялись... Вход в зал – один!

Камердинер может докладывать о пришедшем, если важный туз, но не упоминать шмыгающих под ногами мышей. Отфильтровывать, согласно своему разумению, важное от несущественного на входе. И люди и дроиды склонны натренировать его, ориентировать на что-то специальное.

Троны и драконы... Гонщики и коллекционеры... Любопытные и разочарованные, усталые существа... Все на что-то своё больше обращают внимания. В этом смысле разница между дроидамии людьми такова, что с шестью органами куда легче управляться, сужать не надо, куда уж. То есть, и людей и вещи безразличные ему человек всё-таки замечает.

Не то с дроидами. Для них, сколько типов информации, столько и входов для неё, органов восприятия. Для каждого! Как трон разбирается с запросами Восходящего, так каждый дроид разбирается ежесекундно с доступным его восприятию. Отфильтровывая, распределяя по степени принципиальной важности и сиюминутной актуальности. Перераспределяя. Чем больше специальных отсеков, тем дроид умней, но они ещё должны быть правильно подписаны, и между собой по смыслу соединены. Если память дроида один огромный ящик с надписью "всякое-разное"... То с ним очень весело!.. Но сложно весьма!

Каждая частица информации попадает на свою орбиту и удерживается на ней. Орбиты по смыслу сближаются. Трон - предел уплотнения, нечто проверенное временем. Если семейство Дом, так уж оно точно про дом!

Частицы информации для дроидов - безошибочные, равновеликие.

Откуда взяться ошибке, если для различия, например, кусочка фантазийного от нефантазийного Впечатления нужен отдельный маркер в виде третьего кусочка информации?.. Так же безошибочной. И связанной с двумя правильным образом!

Бессчётное множество…

Тем не менее, есть два главных отсека дроидской памяти "косвенно" и "прямо" связанное с людьми. Первый - огромный, второй - определяющий.

Отсек "прямо" видит прежде виденное, узнаёт знакомые лица и слышанные слова человеческого эсперанто.

А не виденное? Невиданное?.. Вот!.. Наиважнейшее звено, глаза направленные именно, специально и всегда на сферу людей направлены на Огненный Круг! Потому, что это - быстро. Это - стремительно. Всегда видно. Есть у каждого. Ну, почти у каждого...

Сфера людей из дроидской сферы, с горы Фортуны выглядит гигантским созвездием. Дроид видит одну звезду, Огненный Круг… И уже затем рассматривает человека вокруг него.

В принципе, ничто не мешает дроиду в общей форме увидеть человека, как он есть, видеть и слышать. Точным подобием человеческих глаз и ушей. Но кто и зачем станет таращиться и вслушиваться в пустоту? Часто ли люди к пустому месту направляют пристальное внимание, не подозревая себя в галлюцинациях? Разве, получив от Гая записку в цветах ледяных!.. Вот-вот...

Дроидов не ориентирующихся на Огненный Круг совсем мало. 2-1 не принадлежащие тронам, но служащие лично Доминго. Как ставленнику Гелиотропа, а не как главе семейства. Старые дроиды, мало специализированные. Потомки климатических, дроиды регенерации. И ещё один, который в космосе… Те, в общем, дроиды, которым внезапное, новые формы важно быстро различать.

И к улитке, потерянной Рутой, всё это имеет самое непосредственное отношение.

Глава 104.

Пристыжённый, искренне сожалея о своей безалаберности, Рута прилетел осмотреть место игры ранним утром. Было тепло, вились дымки испарений, лёгким ветром отклоняемые к морю, побережье близко, один из коротких лучей Морской Звезды. Равнина, над которой носились, велика… Да и пуста ведь, артефакт должен блестеть, латунь на вид, как бензиновыми разводами покрытая. Улитка казалась маслянистой, но не наощупь.

Белый Дракон летал низко и плавно, тоже искал, разглядывая сухую почву, фыркая на испарения туманов. В полном соответствии с предсказанием Дрёмы, нашли они не улитку, а воронку от неё. Но не на поле сраженья, в отдалении к берегу, случайно. Если бы Дрёма не предупредил, Рута и не понял бы, не обратил внимания, как изменился пейзаж.

Он уже улетал, высоту набрали. Последний взгляд вниз... "Вон там! Вот она, - закричал Рута, - обратно давай!" Обеими руками наклонил в нужную сторону усатый нос драконий. Ветер свистнул в ушах, Рута скатился с белой шеи, оставив руку на ней, чтоб не исчез дроид. И не сверзиться... Присвистнул, вперившись под ноги себе. Посыпался грунт, заставив на шаг отступить. С высоты оно выглядело иначе...

Воронка оказалась кратером. Тонкий слой песка вперемешку с сухой глиной. Дальше полосатый, буро-рыжий камень. Кратер словно чего-то извергавшегося. Точечно, но с большой мощью. Шагов на двадцать вокруг почка усыпана обломками, осколками. Блестящие чёрные куски обсидианового стекла, камня подземелий. В сторону моря от кратера шли разломы широких трещин. Сам он сужался до чёрного колодца немногим шире плеч. Туда лезть - скатиться... А вот по разломам вполне можно попытаться...

- Красота... - Рута обернулся к дракону. - Неужели эта штука обладает такой мощью? От вашенского зуба?..

Дроид шевельнул бровями, кто их знает улиток этих?.. А тем более людьми переделанных... Да и вырыть ямку, разве это мощь? Подлез под руку дальше и осторожно, но крепко взял человека зубами за ухо, двумя клыками, левыми. От драконьей пасти дохнуло просторами высокого неба - сладкой мятой, домом, Собственного Мира снегами, давно он по верхним лепесткам розы ветров кружил... Рута засмеялся, щёлкнул по широкому носу и голову в сторону отвёл. Держит, не отпускает...

- Оставить ухо тебе на память?.. Дракон проницательный и упрямый!.. Спущусь! Я ж потерял. Вдруг она там ещё?

Хлопнув дракона по шее, Рута перепрыгнул узкую трещину и заглянул в широкую, с осыпавшимися краями. Чернота обсидиана начиналась близко к поверхности. Где-то слоями в буром камне, где-то сплошняком. Ширина позволяла опираться ногами и руками. Фонарика не имелось, было обычная искра на прищепке. Рута примерил её на борт борцовской куртки, неудобно. Переместил на тесьму кожаную по шее. Вроде татуировок, временный ученический знак для отметок. Грубая как ошейник, лежащая плоско. На ней искру можно щёлкать подбородком, без рук. Сноп света выбрасывался короткий, но широкий. Пока, дроид. Рута исчез под землёй.

Кое-где пробирался первоначальным манером. Где-то скатился, мокро, скользко. Дальше протискивался, выбирая направление к кратеру. Обнаружил его, ровный колодец. Спиралью выгрызает? Похоже... "Упс... До центра земли, Дрёма? До подножия Синих Скал? Не думаю, что они здесь заканчиваются..." А колодец - здесь. Кружком наверху светлое облачное небо. Где-то там Белый Дракон его... "Смешной дроид, за уши хватать... Что я из-под земли не выберусь?.." В светлый кружок над головой Рута прошептал: "Пока, я скоро..." И отправился дальше по наклонному ходу, уж очень свод его округл, на улиткин, колодезный похож.

Наклонный ход шёл к Великому Морю.

Несмотря на направление, воздух становился всё суше, полудроиды чувствительны к этому. Облизывая губы, Рута отметил: "Соль..." Оседавшая на них? Видно воздух не чист. Горькая. Перепрыгивая трещины, светил искрой, но вскорости она не понадобилась.

Под сводами толклись огоньки дроидов. Странные... Красные. Среди золотых и синих, проливавшихся разом. Красных они будто бы сторонились, сгоняли и подталкивали их вниз, когда удавалось сбить кучку. Красные, вздрагивающие огоньки образовывали струйку, ручеёк. Стекали в трещины по стенам. Где не находили трещины сразу, лужицей накопившись дрожали, и Рута перепрыгивал их. "Неслабо меня занесло. Будет о чём рассказать..."

Своды утратили колодезную округлость, но ход подземелья имел очевидный магистральный путь. И явно свежий. Усеянный обсидиановыми осколками, как на поверхности. Странно было бы повернуть назад. А может и не странно...

Осыпи суглинка и обсидиан настоящих подземелий, всё стало заиненным солью. Чистой Воды забвения в помине нет. Вот что непривычно. Соль шла потёками, наростами. Скрывала острые углы... Складки соли как-будто колыхались, тяжёлой тканью от слабого сквозняка. Как-будто?!

Земля под ногами прокатилась волной, и Рута понял, что ему не мерещится. Треск раздавался далеко и близко, сопроводив эту, первую волну. Молнии негромкого резкого скрипа от сводов до невообразимых глубин пронзали толщу земли.

Рута находился под Горькими Холмами. Где каменные породы плавали в соляной. И недалеко Горький Залив.

Струйка тревожных, красных огоньков скатилась по стене. Рута хлопнул глазами, сел на корточки, щёлкнул искрой... Отпечаток улитки! "Дроиды светлые, я всё ещё на верном пути!.."

А не прочь он был и в обратную сторону. Солёной горечью никому не понравится долго дышать. Рядом с отпечатком виднелась воронка. Забавно. Если она зарывается так, значит… Кто-то не дал ей зарыться?.. Ещё отпечаток! Рядом два стёртых. "Кто-то перекладывал её?.." Наблюдение точное и правильный вывод. Получится из Руты вир. Упорный и рассудительный. Получиться должен...

Для него, полудроида, борца, пласты земли и соли трещали, скрипели. А для другого существа на порядочном расстоянии его лёгкие шаги гремели и сотрясали долину. Эту, через неё - соседнюю... Рута не свернул бы туда. Двигаясь прежним курсом, он вышел бы к Горькому Заливу из-под земли. Но был услышан. Замечен.

Тихий, далёкий звук барабанчиков попадал в ритм шагов поначалу. Уже это означало, что добыча не уйдёт. То есть, не о бегстве речь, а о решимости к бегству. Гипнотичность Дзонга столь же вкрадчива, сколь и надёжна.

Руте, подуставшему, пресыщенному горечью, стало любопытно. Пятками по соли он выбил какое-то подобие чечётки и стал ждать ответа. Нечасто откликались Дзонгу Ача. И ему стало любопытно.

А любопытствовать можно лишь человеческими глазами. Поэтому, обвив ритмом жертву, он не распался на тени и не сделал броска. Барабанчики повторили чечётку. Ха... Продолжим.

Дзонг поймал парня, но и сам попался на тонкий, его исподволь действующий аспект. Рута дружил, часто общался с дроидом второй расы, иногда - с его подругой, дроидом желания, а уж сколько с драконами... Бесхитростная чечётка несла отпечаток дроидского... Можно сказать: два - один, в пользу Руты!

Подошвы мягкие, звук глухой, шлёпающий, хоть и сухо. Барабанчики звонкие. Они приближались.

Здравый смысл отчётливо сказал: "Рута... Куда ты зашёл, на Мелоди? С кем ты выплясываешь?.. Здесь можно встретить только Чудовище Моря". Рута здравому смыслу не смог возразить. "Ну, да... Но я уже здесь, чего теперь-то..." Рута пошёл на стук, свернув с широкого пути.

Узкая расщелина клином сходилась ввысь, затем расширилась. Скорлупа соляная, колотая по стенам. Чёрные трещины разбегаются глубокими изломами, виден обсидиан. И огоньки дроидов… Золотых совсем нет. Ручейки, красные ручейки повсюду... Сбегают, струятся, вздрагивают... Тревожные. Бегут, в сплошные потоки сливаясь, и разбегаясь, чтобы препятствие обогнуть. Белая соль, чёрное секло обсидиана, красные струйки бегут, мерцают, горят... Жутковато, но красиво.

Подземный музыкант предстал за левым поворотом. Наверх, налево, и там...

Подсвеченная красными огоньками, плащом чёрных волос укрытая статуя. Пятно бледного лица. Глаза прикрыты. Пальцы обеих рук бегают по двустороннему металлическому барабанчику...

Как бы то ни было, но человеческий облик заставил Руту облегчённо выдохнуть. Густав особо брезглив, но уродств, внезапных, вычурных уродств боятся все без исключения полудроиды. Остро их воспринимают. "Подземный музыкант, подумать... Возможно из тех, что коктейльными монпасье торгуют не Краснобае, самолично не появляясь... И барабанчик там выменял, наверняка... Неужели всю жизнь тут?.. На Мелоди от танцора одного слышал, что они кажутся себе жуткими, дичатся людей. И напрасно, и зря... Этому, например, самое место на Мелоди". В общем-то, угадал, так и было когда-то...

Прикрытые глаза Дзонга распахнулись, сверкнув белками. Рута не заметил. Щёлкая искрой, он увидел под ногами статуи осыпавшуюся воронку... Под белой солью латунный завиток улитки ещё сверкал!..

- Ай, вон там!.. - возвопил он. - Держи!.. Господин, если можно! Если тебе не трудно, шаг назад!.. Ай, эта штука мне крепко нужна!..

Рута бросился, но Дзонг опередил его. Улитка оказалась в протянутой, бледной руке. Обоими разглядываемая... Нашла. Момент истины. Бензиновая плёнка спектра на ней движения не производила, цветов не меняла. Совсем...

Взгляд Руты поднялся от неё к страшным, медленно прикрывавшимся глаза Дзонга:

- У неё есть выключатель? - растерянно спросил Рута. - Господин, ты нашёл у неё что-то подобное?

Тяжёлые веки распахнулись, и Дзонг пророкотал, насколько мог приглушённым, в гальке шипящим прибоем:

- Странная встреча... Ооу... Нет.

Пустой от мыслей, от жажды, искавший уединения тут, Дзонг не хотел ничего. Ни сожрать, ни отпустить... Разве что тему, пятками начатую, повторить... Пройти до какого-то развития. Что-то в ней было лёгкое, не пройденное до конца...

Запела птичка Фавор. Дыхание высокого неба, сладкой мятой пробилось сквозь соль. Рута смутился своим воплям: не поздоровкался, не представился, дурак какой-то... Потёр ухо, вспомнил драканьи клыки... И одним словом закрыл все дороги вниз, открыл все наверх, к свету:

- Господин... Эта штука... Верни или позволь выкупить. Она очень нужна мне...

"Вот как... - Дзонг перебирал пальцами звонкую мембрану. - Подземный торг... Ооу?.. Надир не со всеми же там знаком, этого не станет оплакивать?.."

- ...нужна моему другу...

"Штука... Да ещё и другу... Торг под Горькими Холмами... Ха... Надир, понимаю тебя, они, оуу, забавные..."

- ...моему другу - дроиду.

Рута закончил фразу. Ему было мутновато от барабанчика. От него же и легко. Дзонг, гипнотичней Крохи в сто тысяч раз, он не делал плохо, он сглаживал, уравновешивал, держал... Некуда бежать... Незачем бежать... Что такое "бежать"?..

- Дро-ооу?..- Дроиду?.. - выдохнул Дзонг.

Цунами ударило в своды. Грохнуло. Посыпалась соль. Чёрные пауки трещин помчались по сводам, обрушивая пласты. В грудной клетке подземных пустот заревели камнепады. Эхо повторяло, продолжало, усиливало их...

Земля ходила волнами. Подбрасывала. Рута сползал по стене, за трещины соляные держась, но они крошились и он оставался без опоры... "Дроиды светлые... Белка... Ухо... Проницательный ты мой дроид..."

Рябь земли утихала... Рута поднялся и подтвердил:

- Странно звучит, господин?.. Моему другу, дроиду. Случается, господин.

Дзонг и самой распоследней твари после услышанного ответил бы согласием, но теперь парень понравился ему, не так он наивен, просто не трус.

- Позволю... - тихим шипением, старательно-тихо ответил он. - Ему и отдам... Ему позволю выкупить... Дроиду...

"Белка, живём!.."

- Поиграй?.. - попросил Рута. - Здесь глухо. Поиграй, господин, пока мы идём наверх.

Глава 105.

Дрёма не увидел... Он не увидел Беспятого Дзонга Ача. После, да. Но сразу...

Довольно сложно описывать человеческими словами дроидский способ восприятия... Встречал он Руту обыкновенно недалеко от Мелоди. В одну сторону - направление к Рулетки, в другую горы начинаются, вот там, вполне безлюдно и безопасно человеку, если близится туман или ночь, Мелоди ночное место... Там ждали его, там и не увидел.

Он, как и говорилось, сперва различил Огненный Круг, затем удостоверился, что - Рута. Пока снижался, пока орбиты сужал, приводил в порядок телесное состояние общей формы... Внимание пейзажу не достаётся. Но и очутившись в общей форме, на земле, на ногах стоя, Чудовище Моря не замечал. Он видел Руту, улитку, - нашёл?! - игнорирующую того, в чьей руке, как и задумано. Видел расширяющийся сектор луча... Как из завитка распространяется, сканирует пространство. Разворот - и под другим углом... Как бегут по латуни пятнами бензиновые цвета, очень тусклые, нет людей поблизости... Человеческими глазами Дзонга не видел. Рута думает вслух? Или на него ворчит по привычке... И лишь когда тот вскочил:

- Дрёма, а?.. Нашёл-таки!.. Тут такое дело...

Когда протянул руку к Чудовищу Моря, дроид сфокусировался на нём... И увидел. Испытав редкостную для дроида раздвоенность: видели только глаза.

Дроид зависший в подобном состоянии, наверное, сошёл бы с ума, то есть дошёл до уплотнения орбит в два трона сразу!.. Он ощущал свои глаза, как зеркальца. Пред ними - Дзонг. Не статуя чёрной птицы... Галактика малых орбит. Каждая из которых немногим шире орбиты огонька дроидов. "Ни к сфере дроидов, ни к сфере людей... Что за..."

Дрёма встряхнулся, взглянул шире... "Есть, есть у него место... В общем поле Юлы, вот оно..." Но сказать, что дроид был потрясён, ничего не сказать.

Рута объяснял ему, тёплый, раскосый взгляд снизу ловя, высокого дроида, что его, Руты вина... Что потерянное принадлежит нашедшему, так уж принято... Что улитка будто испорчена, а вроде и нет... А дроид и Дзонг изучающе смотрели друг на друга.

Дзонг смотрел и поражался тому холоду, что не проходит в нём. В других людях он не видел Вайолета. В других дроидах, как выяснилось тоже. Вереницы бесчисленных лет он не чувствовал ничего... И сейчас ничего. Пред ним - возможный источник информации. Не больше, не меньше. Дзонг мог бы испытать волнение, но нет и его...

Дроид чувствовал огромную вину и огромный стыд. Ему не нравился этот человек.

В силу Фортуны, в сладкую песню Фавор истово верящий, мгновенно признав в чудовище свою судьбу, предмет своих поисков, он так - устыдился... Его уродства. Своего слепого вначале и зрячего теперь - пренебрежения... Этот да, этот конечно, не дрогнув, создаст в Стократном Лале всё, что угодно... Как, не дрогнув, уничтожит на земле... Не нравственное осуждение, хуже. Тотальное... Отвращение к организму, лишённому напрочь плавной красоты... И это существо заняло уже нишу инструмента в честолюбивых планах дроида.

«Нищенски некрасивый... Но ведь человек. Подобный тем, кто создал дроидов... А рядом - Мелоди...» Недалеко пело и танцевало Мелоди, где каждый представал Дрёме взмывавшей, играющей волной... Гармонией звука и танца... Волнами соседними преумноженные, солнцем просвеченные, катящиеся, играющие волны... Догоняющие, возобновляющие себя... Те, из-за кого копил нарушения, не считался с риском, лишь бы их видеть и слышать... Танцевать в их кругу...

И тут - это... «Галактика малых орбит. Всего три-четыре удерживают их вместе, жёсткие: форма, пики и спады взаимообмена тепла и влаги. Точные, механистичные. Общего порыва не просто нет, он невозможен, невообразим... О, Фавор, - думал Дрёма, - но ведь что-то удерживает их вместе? Не наружное, не скорлупа. Кора не может удержать живое. Должно быть серединное притяжение. Если не Огненный Круг, так что же?..»

Он получил ответ на свой вопрос практически сразу.

Дзонг не помышлял загипнотизировать дроида! Он всю жизнь так провёл... Короткие охоты ача, да сети на галло, возвращающиеся пустыми. Прошлое, какого не будет, будущее, какого не было. Между ними - ветер с Горького Залива и попытки забыться, забыться совсем. Ну, и ритмы, вместо речи, вместо оружия - нескончаемые барабанные ритмы...

Как заговорить, не знал... Привычно пальцы оживили звонкую, тонкую мембрану... И Дрёма объединяющую силу увидел. На дроидском эсперанто можно бы употребить слово "понял", но на человеческом языке, это всего лишь описание того, что предстало его глазам. Немедленно Дрёма вспомнил синие ливни Доминго! Быв человеком, и он по дроидской сфере так же неукротимо тосковал!

Дзонг тронул барабанчик и канул в него, в себя... Галактика человека, созвездия малых орбит вздрогнули... Пролились звездопадом. Он сам с неба лился, весь Дзонг, сам летел на зеркальную гладь дрожащей мембраны. Отражённый, взлетал... Она, ритмически звонкая, не предающая, постоянная, только она - удерживала вместе орбиты. Ничего кроме памяти, кроме горя... Кроме движения быстрых пальцев: "...дун-дун... цонг-цонг... дун-цог-дун...", звездопад, всё в одну сторону...

Когда выслушает его простую и старую историю, Дрёма бунтарь, интриган, одиночка, кулаком в грудь ударив себя, - хороша общая форма, дроиду выразить больше позволяет! - он от всей души, впервые согласится: запреты законны! Верны!.. Не следует дроидам сближаться с людьми. Нельзя, чтоб одна утрата сначала остудила, заморозила и до малых орбит перемолола игривые, лёгкие волны! До звездопада абсолютного отчаянья. Это - нечеловеческое состояние. Пусть волны играют с волнами, пусть люди живут с людьми. Это - слишком.

С болью чисто дроидской, от безответности, мертвенного покоя, от глухоты, которая ранит дроида, как человека может ранить оглушающий звук, так Дрёма смотрел на Дзонга.

А договорились они мигом. В таком ключе: Дзонг выполняет, запланированное дроидом, а дальше они вместе и свежесозданный поисковик думают, что можно сделать. Имя Вайолета было только человеческим именем, не ориентир.

Зато Дрёма с лёгкостью объяснил, что случилось тогда на раме Гала-Галло. Предположив, что дроид, как и сам он, дружил с Белым Драконом и дракон его спас. Оставил в своих орбитах. Второй расе туда доступа нет.

- Там и людей полно, - обмолвился он, - под крылом драконов-нарушителей, кто не пожелал прекращаться...

Рута до сих пор молчавший, так и сел:

- Ты о чём?.. Есть же стадии: степь - Восходящий - хозяин?.. Два дракона - сопровождение. Всё... Дальше - белые руки с чёрного трона. Как так, под крылом? Вы же дроиды, у вас же порядок...

- У кого порядок?.. - сощурил Дрёма тёплые глаза, ухо наклонил, чтобы получше слышать...

- У ваших... Всяких... В кругах дроидских...

- Порядок?!

Смехом - на вопрос, дуновением - на вопрос, поцелуем, молчанием, весёлым смехом - обычное дроидское!.. Но сейчас Дрёма вышел бы в финал на драконьем чемпионате по хохоту! Рута мог гордиться собой!

- Порядок, Рут-та?.. Порядок?!

- Ты хочешь сказать, что и у вас тоже...

- Рут-та, не хочу, я случайно сказал!.. А сфера белок, она... Ну, уж вообще без порядка! Без тронов, без меток, без поисковиков... - Дрёма задумался. - По крайней мере, без тех поисковиков, что служат теперь... Им недоступна.

Интуитивно точно Дрёма обратился к Дзонгу, как и Биг-Буро, назвав юношеским, смягчённым именем:

- Что скажешь, Цонг, невидимый владыкам? Читаем схему? Сотворим Выпь, с голосом шире Юлы?..

Спросил, вопросительно вскидывая руки. Ладони - тёплый ветер. Привык так лукаво, исподволь манипулировать людьми. Но этот останавливающий, тайм-аут, жест принадлежит и Чудовищам Моря. Прекратив перестук барабанчика, Дзонг вскинул раскрытые ладони напротив его, открытых... Дроид заплакал бы, будь человеком: звездопад не прекратился. Он так и падал, лился холодными круглыми звёздами в тёплое море дроидских рук. Звездопад отчаянной надежды. "Ох, Доминго... Видишь ли, Доминго... Надеюсь, не видишь. Отступать, даже шага нет. Пусть ищет своего дроида. Путь найдёт... Хуже не будет. Хуже некуда".

Из переводчиков пришлось Дрёме выбрать не самого ясного и настойчивого в повторах. Не из тех, что, объединившись с орбитами человека или дроида повторяют, сначала каждый слово-жест с правильными акцентами, затем всю фразу с ударениями, идущими поверх, и после - всю схему. Обычный - читает подряд, единожды. Дрёма выбрал не из тех и не из тех, а наиболее далёкого от тронов.

Дроид не заинтересовался человеком без Огненного Круга. Он интересовался в основном тем, чтоб и дальше пребывать в отдалении от холодной части второй расы 2-2, чтоб эта встреча не высветила его самого. Такие меток Доминго не отправляют и Чёрным Драконам о встречах не докладывают.

Дроид протанцевал в уме Дзонга полный цикл указующих жестов с правильной концентрацией на фокусе и на периферии. Растождествился. Спросил, не следует ли повторить. И получив отрицательный ответ, исчез. Дрёма остался должен ему за проделанную работу - своим обществом. Объединяясь с пограничными дроидами, такими как он, дроид полусна, 2-1 тренируют способность менять форму орбит, не меняя суммарного расстояния между ними. Становиться неузнаваемым, оставшись тем же самым! Не только на вид. Это полезно для контактов в дроидской сфере, маневренности на турнирной площади. В человеческой сфере помогает пробиться сквозь скорлупу стереотипного, взглянуть на запрос или явление под другим углом.

Сумеречные отроги над Горькими Холмами приютили их. Откуда долину заливает туман, где Пёс ждал начала бега... Руту прогнали, опасно.

Дзонг, огромная чёрная птица, шурша балахоном до пят, из теней, перемешанных с песком, с крошкой обсидиановой, растёртой в пыль, покладисто, как младший ученик на Мелоди, протанцевал перед Дрёмой им придуманную схему. С места не сходя. На миг не отвлёкшись. На долю мгновения. Великолепный. Безошибочный.

Как дроид смотрел на него!.. Бессильно, как на смертельно больное животное.

Механистически точным перебором движений он свёл бы с ума Мелоди, рынок падкий на экзотику, на небывалое. А Дрёма... То держась за виски, то орбиту невесомого, никогда не ложащегося на плечи шарфа закручивая, про свой интерес напрочь забыв... Дрёма всё ждал ошибки от него!.. Ждал со страстной надеждой. Всплеска в глубине. Чтоб качнулась зеркальная водная гладь под созвездием одиночных орбит. Чтоб смялась волной человеческого прорыва, увлечения, самодовольства, чего угодно!.. Чтобы покатилась волна, набирая силу и высоту, подчиняя волны встречных желаний... Вбирая их, им же давая новую жизнь... И перестала так мучительно отражать звездопад разобщённой галактики. Нет.

Дзонг протанцевал схему без ошибки и остановился, одного лишнего движения не сделав, после завершающего жеста, с которым на поверхность выносит стократный Лал.

Нет... Нет ошибки. Обвив теплом, Дрёма не мог усадить его подобно Гаю на полу бархатного, вельможного одеяния, заморочить голову. Проводить и вести за собой. Нужен отклик. Отклика не было. Человек и высший дроид впервые сравнялись. Одного роста на одной земле. Равноправный союз. Договорной. Как с удовольствием повторил бы Бест: разговаривать и договариваться. Власти друг над другом не имели. Несоотносимые, равные.

Грызущая улитка Дрёмы вернулась к этому времени от подножия Синих Скал. Лежала в кармане. Её панцирь открылся шкатулкой и вручил идеально выгрызенные, точно спаянные в лазуритовый многогранник расходные дроидским тёплым рукам. Священная материя... Дрёма повесил его на нить-артефакт, уровень соблюдя, напротив солнечного сплетения и сказал Дзонгу:

- Похоже на то, Цонг безошибочный, невидимый владыкам, что тени, одевающие тебя, пропадут на раме. Эта штука останется. Не трогай, не смещай её. От неё ты танцуешь. Там, где не будет опоры ногам. Она - шарик земной. Ты - роза ветров вокруг него.

Дзонг кивнул и медленно опустил веки.

Лал Пурпурный, человеческий инструмент с обеих сторон имеет плоскости - зеркала. По сторонам имеет, на них заходящую, сложную огранку. Он работает в обе стороны. Но не приводит к нулю, не создаёт с нуля.

Лазурный дроидский Лал сходится перевёрнутой вершиной в одну точку. Сходится, не достигая её. Но достигая воплощения задуманного. Так, вероятно и гора Фортуны, храм Фортуны, называемый недостроенным, завершён и не завершаем одновременно. Сходится и будет сходиться к высшей точке его коническая спираль. К Фортуне! К птичке Фавор... Над этой несуществующей точкой шёл Клок, замирая от священного ужаса и восхищения, над лазурной бездной, голубыми лучами смотрящей на него, открытой, абсолютно открытой.

К перевёрнутой лазурной вершине будет утопать Дзонг, повторяя схему: углы, повороты, жесты, паузы указующего танца. Вершина из мира Руты выходит не куда-то конкретно, а туда, куда следует отправиться высшему дроиду, если он был задачей. Навстречу бытию! В конкретное место дроидской сферы. Неавтономные отправляются обратно, наверх.

Дрёма прекрасно знал то место в Туманном Море дроидов 2-1, откуда поисковики родом, где их лес, их гнездо. Там и только там, в случае успеха, объявится его Выпь. Там он и станет ждать её.

И дождётся...

2013 г.


Добавить в альбом

Голосовать

(Нет голосов)

Обсуждения и отзывы

Туры в Хорватию и Черногорию

18+
Продолжая пользоваться сайтом вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и использование файлов cookie.
Ознакомиться с нашими соглашением об обработке персональных дпнных можно здесь, с соглашением об использовании файлов cookies здесь.
© «МегаСлово» 2007-2017
Авторские материалы, опубликованные на сайте megaslovo.ru («МегаСлово»), не могут быть использованы в других печатных, электронных и любых прочих изданиях без согласия авторов, указания источника информации и ссылок на megaslovo.ru.
Разработка сайта Берсень ™